1 января 2020 г. 16:45
Текст: Миша Мельниченко ( кандидат исторических наук, с.н.с. ИИиА УрО РАН, ведущий рубрики "Прожито с Родиной") , Алексей Сенюхин (аспирант МГУ, редактор сайта "Прожито")

"Вспоминайте иногда вашего студента..."

Записи из дневников студентов и преподавателей прошлых веков
Тема этой подборки приурочена к 265-летию указа императрицы Елизаветы Петровны "Об учреждении Московского университета" и Татьяниному дню - празднику всех студентов. Стилистика и орфография авторов сохранены.
Студенческие гуляния на Тверском бульваре в начале XIX века.
Студенческие гуляния на Тверском бульваре в начале XIX века.

Об удивительном сайте "Прожито" prozhito.org (в нем собрано более 1750 дневников россиян ХIХ-ХХ веков) и его создателе Мише Мельниченко мы рассказали в "Родине" (N 8, 2018). После чего в нашем журнале появилась рубрика "Прожито с Родиной".

1807 ГОД

Степан Жихарев

8 февраля 1807. Четверг. Ездил к ректору просить о выдаче аттестата. Он сердечно рад отпустить меня скорее и советовал похлопотать у Антонского. Застал у него шестичувственного Брянцева, которого наши забавники прозвали так потому, что добрый профессор как-то однажды на лекции объяснял, что некоторые известные ученые не без основания признают в человеке вместо пяти чувств шесть, и это шестое чувство называют вожделением. Насмешникам только попадись на зубки, а между тем лучше быть шестичувственным, нежели совсем бесчувственным, как большая часть всех зубоскалов. [...]

Первое здание Московского университета (слева). На его месте сейчас находится Исторический музей. Фото: wikimedia.org
1832 ГОД

Александр Никитенко

25 января 1832. Сегодня был экзамен в институте в присутствии императрицы Александры Федоровны. Девицы отвечали очень хорошо, но я плохо делал вопросы: был нездоров, и голос мне не повиновался. Герман и Тимаев то и дело подходили ко мне с увещанием говорить погромче. Государыня, впрочем, благодарила меня. [...]

28 февраля. Сегодня начальница института, госпожа Кремпина, вручила мне брильянтовый перстень от государыни за экзамены, с весьма лестным приветствием. Но для меня готовилась лучшая награда, которой я, к сожалению, не воспользовался. Девицы сговорились в день выпуска - в прошлый четверг - поднести мне в подарок и в знак памяти разные свои рукоделия. Быстроглазова, между прочим, вышила лавровый венок. Но за мной не послал тот, кому это было поручено, и мои милые ученицы разъехались, не исполнив своего намерения.

1890 ГОД

Мария Казем-Бек

22 марта [1890], четверг [...] Опять беспорядки в высших учебных заведениях!.. Студенты Лесного института бунтовали, требуя перемены устава и свободного допущения в заведения "[...] и женщин"... [...] и женщин! Какое обидное для женщин сопоставленье!.. А в Московском университете беспорядки произошли вследствие какого-то беззакония, допущенного со стороны полиции по отношению к какому-то адвокату!..

Почему именно гг. студенты считают себя призванными карать полицию за ее незаконные действия - понять нельзя. И не знаем, чему больше удивляться, - ребяческой нелепости этих студенческих выходок или серьезности, с которой об этом говорят в обществе. Почему именно студенты могут требовать каких-то реформ и ставить на очередь какие-то государственные вопросы?

Их усмиряют, конечно, но с требованиями их до некоторой степени считаются, принимаясь обсуждать в обществе и в печати затронутые ими вопросы, чем утверждают их в убеждении, что они могут выражать свои государственные взгляды.

1900 ГОД

Георгий Аммосов

28 ноября 1900. День событий и сюрпризов! Кончив читать Чехова, я было отправился в Университет послушать Алексеева, но оказалось, что он не читает сегодня. Вот что значит не ходить на лекции - иной раз и пойдёшь, так неудачно как назло, и никого не услышишь! Бывает! А и чёрт с ним, не больно и нужно, если не справились о моём посещении. Должны бы за честь считать мой приход на лекцию. [...]

1905 ГОД

Василий Ключевский

15 сентября 1905. Открыт университет. Начаты занятия под условием, чтобы студенческие сходки, устрояемые явочным порядком, не мешали чтению лекций. Новгор[одце]ва освистали, Филиппова выжили из аудитории. [...]

Московский университет и домовой храм мученицы Татианы. Открытка. Начало XX века.
1906 ГОД

Василий Ключевский.

17 октября 1906. [...] Университет. Лекции начались 15 сентября. 2-5 октября закрыт за сходку в лекционные часы и не в указанном месте (в юридическом корпусе, а не в актовом зале). Объявление о возобновлении занятий с угрозой закрыть у[ниверсите]т с увольнением всех студентов за повторение беспорядков. Это произвело впечатление. В то же время депутация ездила в Петербург протестовать Столыпину против вмешательства моск[овской] администрации в университетские дела, заставившего было ректора и его помощника подать в отставку. Мнимый успех поездки. 17 октября по постановлению сходки накануне должна была начаться трехдневная забастовка в память Баумана.

18 [октября] шумное сборище в юрид[ическом] корпусе и увещание ректора безуспешное. Сцены перед аудиторией Филиппова (борьба за дверь аудитории и речь барышни, обозвавшей революционеров-студентов хулиганами). Пение похоронного марша. Ректор закрывает у[ниверсите]т до 30 октября.

Вечернее заседание советской комиссии. По сообщению ректора, под прикрытием общих сходок шли в аудиториях конспиративные совещания максималистов; их депутаты грозили ректору, что пойдут на все меры вплоть до бомб. Кадетская фракция подала ректору протест против гнета меньшинства. У[ниверсите]т с двух сторон сжат администрацией и максималистами и, если не сладит с положением, должен погибнуть.

1907 ГОД

Екатерина Кизеветтер

24 мая 1907. [...] Новгородцев рассказывал интересную вещь. Студенты держат экзамен за других за плату. За политическую экономию берут по 5 руб. за экзамен, за финансовое право по 20 руб. Случалось, что в день один и тот же студент сдавал экзаменов 5 у разных экзаменаторов и получал от товарищей изрядный куш. Когда это открылось, решили применить такую меру: студенты должны предъявлять билет с своей фотографической карточкой.

- Как в охранке! - говорю я.

- А что же иначе делать? - говорит Лидия Антоновна. [...]

1908 ГОД

Николай Дружинин

4 сентября 1908. Первая лекция Муромцева по системе римского права собрала полную аудиторию. Его появление вызвало восторженные овации, горячие аплодисменты. Самая лекция была блестящим и стройным развитием одной основной идеи Иеринга: "через римское право вон из римского права". Муромцев не только ученый, он - артист, умеющий свое горячее чувство передать аудитории. Он живет на кафедре, сухие фрагменты Дигест в его руках превращаются в одушевленные скрижали жизни; в его своеобразной повадке блестящего образованного аристократа сказывается французское влияние. Его лекция, оставаясь содержательно специально-научной, превращается в дружескую беседу со слушателями. Его нельзя слушать без интереса, глубокое и тонкое проникновение в предмет невольно вызывает восхищение. Мысль непрерывно работает, переживая вместе с лектором процесс его творчества.

Два часа, проведенные в аудитории, доставляют умственное наслаждение. Выходишь из Университета освеженным, перерожденным. [...]

1917 ГОД

Александр Беляев, профессор Московской духовной академии

7 марта 1917. [...] Так как студенты отказались писать 3-е сочинение, да и на лекции им ходить некогда, потому что они - в милиции, с белыми повязками на левом рукаве, то вчера Совет постановил начать с 10 марта экзамены, и ныне лекций уже не было. В конце 6-й недели у них экзамены кончатся и они уедут домой совсем к Страстной; а студенты 4-го курса просят продлить возможно больше учебное время. "Они - в милиции, а мы корми их" - сказал мне инспектор.

Иллюстрация Николая Чехова к рассказу брата Антона Чехова "Татьянин день". Фото: РИА Новости
1922 ГОД

Иосиф Литвинов

6 мая 1922. ...Вчера у меня до трех сидела Днепрова, умная девушка, но без всякой подготовки и отшлифовки. В коммунизме скоро разочаруется. За это ручаюсь. Рассказала, какой развал в Университете Свердлова. На трехгодичном [курсе] из двухсот студентов 150 подали прошение о переводе на рабфак. Так оно [время] течет и меняется. Когда-то русская молодежь увлекалась запретным плодом - общественными науками, - теперь на них смотрят как на коммунистический закон Божий. Она хочет работать, а потом пойти в [Социалистическую] академию. Глупо, по-моему. [...]

1925 ГОД

Владимир Шокорев

Четверг 21 [мая 1925] Вчера сдал "Исторический материализм". Был коллективный зачет. Спрашивали по очереди каждого по 3-4 вопроса. Отвечали все не важно: очень путанно ставит Авраамов (лектор) вопросы. Я так же как и другие отвечал после того, как он навел меня на ответ, но зачет он принял у всех. Всем было как-то не по себе: было немного стыдно. Авраамов, наверно, подумал, что мы плохо готовили ему зачет. Но в наших нерешительных ответах он сам был виноват: слишком путанно он их задает. Мы знали больше, чем это казалось. Теперь мне осталось здать: "Музыку речи", "Стиль", "Полит.-экономию" и "Театроведение". Эти предметы пойдут без задержки. [...]

1935 ГОД

Дмитрий Такшеев

3 сентября 1935. Вологда. Наконец-то я студент! Все труды мои и старания даром не прошли. Все предметы, по которым держал испытания, сдал на удовлетворительно. Рад был за себя, рад за дирекцию; приняли безоговорочно. Очень много приняли с неудами, а я оказался счастливцем, каких немного. Два дня уже занимались в аудитории литературы. Состав курса исключительно из девиц (только 4 ребят), что очень нежелательно бы иметь т.к. с "бабьем" хуже всего ладить какие-бы-то не было дела. [...]

15 октября. Все течет довольно однообразно. Учиться не представляет большой трудности. Особенно не нравится состав класса. Собрались все шелопаи, а главное девчата - спасу нет. [...]

Е. Васильченко. Рабфаковцы. 1971 год.
1939 ГОД

Нина Чепурнова

17 марта 1939. День начался с урока марксизма - ленинизма. Ни важность предмета, ни страстная и бурная лекция преподавателя не могли заставить головы студентов, набитые разнообразнейшим материалом, сосредоточится и заинтересоваться лекцией. Увы! Если бы учитель незримым демоном проник в зало и пронесся в воздухе над головами сидящих, то ему представилась бы невероятно энергичная и добросовестная занятость каждого своим "неотложным" делом [...]

1941 ГОД

Иосиф Фридлянд

22 июня 1941. Несмотря на воскресный день (началась экзаменационная сессия) я принимал в 32 комнате (2-й этаж) вместе с профессором С.Я. Капланским экзамен по биохимии у студентов, заканчивавших 2-й курс медицинского института. Часов около 10 в лабораторию вошел проф. Д.И. Шатенштейн и что-то тихо сказал Капланскому. "Не может быть" сказал Самуил Яковлевич. "Уже началось, немцы бомбят наши города" - услышал я в ответ. Вскоре весть о том, что Германия напала на Советский Союз, стала достоянием и студентов, и экзаменаторов. Однако экзамен не прерывался, но положительную оценку получали все, кто только решался отвечать. [...]

Нина Дятлова

1 - 9 августа. Выпускной четвертый курс отзывается в институт с 1 августа, чтобы досрочно, к концу 1941 года, завершить учебу и выехать на работу. Декан сказал на собрании, что главная задача выпускников - успешно завершить учебу и получить дипломы преподавателей средней школы. В стране острая нехватка учителей. Невзирая на трудности военного времени, мы должны сохранить весь студенческий состав курса. . [...]

Все студенты младших курсов направляются на строительство оборонных укреплений в окрестностях города. Занятия проводятся уплотненно: записываем лекции, выполняем практические работы в лабораториях, готовимся к семинарам и зачетам. В корпусах пустынно и тихо: младшие курсы на оборонных работах, юношей призвали в армию, многие выпускники разъехались. В аудиториях, где раньше размещалось сто двадцать человек, половина мест пустует. В эти дни в институте появилось много военных, все пришло в движение: часть огромного здания передается под госпиталь. Правое крыло, где размещаются исторический и литературный факультеты, 4е общежитие и столовая спешно ремонтируются, обставляются больничным оборудованием. Столовая закрылась. Ходим обедать в город. Это дороже, а денег нет. Строго экономим на всем. Теперь в комнате нет единого распорядка; младшие работают на окопах. Ежедневно в 6 часов утра они уходят на работу, а возвращаются вечером. Мы, биологи, учимся. [...]

1942 ГОД

Галина Комкова (Коржикова)

7 мая 1942. Для того чтобы наказать меня за самокритику, мне поручили готовить доклад о В.И. Ленине. Кажется, не впервые, но как я волнуюсь, самое трудное, что нет здесь "Ленинки", не пойдешь в библиотеку им. В. И. Ленина и не достанешь любую литературу, а ведь и успех и смысл работы лектора в самой глубокой и тесной дружбе с литературой. Милейшая Милица Васильевна дала прочную зарядку - сначала досконально изучить вопрос, а потом на себя брать смелость его излагать. Сама она не только эрудированнейший преподаватель МГУ, но и изумительный лектор, художник и артист своего дела и тонкий ученый-исследователь. Как еще многому можно у нее поучиться и как... хочется.

Первая послевоенная лекция в Большой аудитории МГУ. 1 сентября 1945 года.
1949 год

Татьяна Терешёнкова

17 мая 1949. Вчера Ида рассказала об одной операции cancera. Вначале больному удалили нижнюю губу и лимфатические сосуды до первого ребра.

Через 3 месяца он снова приходит к хирургу: рак на верхней губе. Ему удаляют и верхнюю губу, и всё до глаза. Остается костный покров, прикрытый кожей, которую вылущили, как пленочку. Проходит 3 месяца и вот, когда был врач на обходе, снова приходит этот больной: "Доктор, спасите меня!" Оказывается, опухоль уже пошла к носу, выше и в кость.

Врач сказал, что это очень серьезное дело, необходимо или лишиться половины костей лица, или - умереть. Да, собственно, и в первом случае этот исход не является нереальным. Больной сказал, что согласен на все, но только чтобы спасли ему жизнь (видимо, больной был с головой и понимал, как никто, что жизнь это единственное полное счастье на земле). Так Ида сказала, что когда он делал эту третью операцию, половина студентов была в обмороке, настолько это было страшно, страшно даже со слов.

20 июня. Сдала физиологию на 3, но в зачетку проф. Сорокин ничего не поставил. "Вы способные, Вы выучите и прийдете ответите". Состояние немного улучшилось не потому, что я довольна тройкой, а потому что есть какое-то моральное успокоение. Во 2-й раз он дал мне 2 билета, и я, не думая, пошла отвечать. Но он опять спросил меня о цикле сердечной деятельности, причем, такие тонкости, которых отвечающие ему по циклу даже не упоминали. Но как он мне нравится!

Запомню я физиологию на всю жизнь! Такого кошмарного дня у меня давно уже не было. Сейчас голова как в тумане, и ничего не соображается. Господи, и до чего я опустилась! Дойти до такой низости, до такого позора. Постараюсь выучить по лекциям и сдать ему. А иначе надо прекратить уважать себя. Все меня оставили, я сейчас одна в комнате и на свете. И никому я не нужна со своими кошмарами и мучениями. Сегодня мои глаза выплакали столько слез, сколько не выплакивали за всю жизнь.

Комсомольцы-облицовщики - ученики школы рабочей молодежи - на строительстве главного здания МГУ. 1951 год.
1953 ГОД

Нина Акимкина, аспирантка

18 марта 1953. Сегодня я читала лекцию о Польше. После лекции ко мне подошли двое и заявили, что они являются комиссией от райкома и были у меня на лекции. Я прямо обалдела. Ну, невезучий же я человек! Почему именно на меня они напали, а не на Марка, например? Толковали они со мной с полчаса и критиковали не столько мою лекцию, сколько общий план лекций, составленный нами после болезни шефа. И то не так, и это нужно иначе, и распределение часов по темам им не понравилось и т. д. [...]

1954 ГОД

Лидия Кляцко

[Без даты] Идет сессия. Сегодня сдавали историю зарубежной литературы. Вошли с Аллой Л. в аудиторию. Сидит И.Г. и отвечает Е.П. Кучборской: "Данте родился в 1465 году". Кучборская (кричит): "Вы что, спятили?" И. отвечает: "Нет". Кучборская: "Вам исполнилось 14 лет?" И.: "Исполнилось". Отвечала она примерно так: "Дон Жуан обращается к статуе Командора: "Ну ты, пойдешь со мною ужинать? Я тебя все равно не боюсь".


Публикация подготовлена М.А. Мельниченко за счет гранта Российского научного фонда (проект N 19-18-00221).