1 февраля 2020 г. 19:25
Текст: Андрей Ганин (доктор исторических наук)

"Борька Анненков, бандит"

Бессмысленность спора о белых и красных - кто был озлобленнее и страшнее - подтверждает судьба одной из самых мрачных фигур Гражданской войны
Во главе Белого движения стояли очень разные люди. Среди них были и выдающиеся ученые (Александр Колчак), и видные военачальники (Антон Деникин, Николай Юденич), и известные писатели (Петр Краснов). Но были и люди принципиально иного склада, особенно на далеких окраинах бывшей империи.
Борис Анненков Фото: Государственный центральный музей современной истории России
Борис Анненков Фото: Государственный центральный музей современной истории России

В Семиречье свое "удельное княжество" организовал предводитель бандитской ватаги "атаман" Борис Анненков. Пролетарский поэт Демьян Бедный посвятил ему строчки, которые можно счесть за пропагандистскую напраслину:

Офицерской злобой пьян,

Не щадя, губил крестьян,

Убивал их и тиранил,

Их невест и жен поганил.

Однако в них нет ни капли преувеличения.

Наездник и художник

Борис Владимирович Анненков был, несомненно, человеком талантливым. Прекрасный наездник и гимнаст, рубака и стрелок. В Государственном архиве Российской Федерации хранятся его рисунки и даже приписываемые ему стихи. Он и своих партизан нарядил в самую пеструю, пожалуй, униформу, какая только существовала в Гражданскую войну.

Отношения в ближнем кругу Анненкова отличались своеобразием. Здесь был развит культ тела - на одном из снимков запечатлены полуголые атаман и его соратники после купания, демонстрирующие развитую мускулатуру. Обращаться друг к другу в его отряде следовало со слова "брат". Видимо, уже в китайской эмиграции Анненков украсил себя разнообразными татуировками с изображениями змеи, черепа и костей, паутины, цапли, креста, воинской символики.

Партизан Анненков (крайний справа) - в годы Первой мировой войны. Фото: ГА РФ. Публикуется впервые.

А еще многочисленные "фотосессии" атамана выдают в нем человека до крайности тщеславного.

Когда в декабре 1917 года во главе верного отряда, прошедшего через пекло Первой мировой, он вернулся в Омск, местный Совет казачьих депутатов потребовал от партизан разоружиться. Анненков отказался и был объявлен вне закона. Перейдя на нелегальное положение, он сколотил новый, теперь уже антибольшевистский отряд. И в февральском набеге на Омск захватил казачью святыню - легендарное знамя дружины Ермака.

Лозунг войска Анненкова на прожекторе.

Погромщик и садист

Летом 1918 года 29-летний Анненков участвовал в боях с красными в районе Омска, в Западной Сибири и на Южном Урале. Отряд насчитывал около 200 человек, но к популярному и удачливому вождю охотно стекались добровольцы. Уже в октябре отряд был развернут в Партизанскую имени атамана Анненкова дивизию. В декабре Анненков во главе дивизии был направлен в Семиречье для борьбы с повстанцами. После подавления восстания Колчак пожаловал подчиненному орден Святого Георгия 4-й степени и чин генерал-майора.

Пиком его военной карьеры стало командование Отдельной Семиреченской армией белых (7200 штыков и сабель и 6 орудий), куда влились отряды анненковцев и отступивших с Южного Урала дутовцев.

Таков схематичный путь Анненкова в Гражданскую войну. Но не зря ведь говорят, что дьявол в деталях.

Первая мировая научила его партизан беспощадности. В сентябре 1918 года, подавляя крестьянское восстание в районе Славгорода Алтайской губернии, анненковцы устроили массовые экзекуции. В дальнейшем карательные операции в тылу стали их "фирменным" знаком. Колчаковский премьер-министр П.В. Вологодский негодовал в дневнике, что "главное зло - произвол и насилие агентов нашей власти на местах. Сплошные порки со стороны анненковцев в Славгородском уезде совершенно дискредитировали нашу власть"1.

Но порками дело не ограничивалось.

Анненков с соратником. Фото: Государственный центральный музей современной истории России

Делегатов крестьянского съезда в Славгороде анненковцы изрубили, некоторых прямо на городской площади2. Всего по Славгородскому уезду казнили не менее 1667 человек. Восстание было жестоко подавлено, после чего белые смогли призвать в армию тысячи местных крестьян.

О характере зачисток в Семиречье свидетельствует сам Анненков. 2 июня 1919 года во время переговоров по прямому проводу он обмолвился: "Чистку нужно произвести основательно. Здесь в одном селе уничтожено все мужское население, а в двух - наполовину. Будут знать. Сегодня удалось захватить в горах одну шайку краснокожих 38 человек и две женщины"3.

Один из соратников атамана показал, что Анненков обожал езду на автомобиле, причем ему "нравилось попугать киргизов4, лошадей глушителем газа, у него часто получался эффект выстрела. Веселился, если удавалось задавить собаку, кошку, курицу, барана, очень хотелось задавить какого-нибудь киргизенка"5.

По всей видимости, "атаман" оказался обыкновенным садистом. Такими же людьми с изуродованной психикой стали и многие его бойцы, "сидевшие" на кокаине и опиуме.

Борис Анненков (в центре) со своими бойцами. Фото: ГА РФ.

Убийца и грабитель

Служивший у Анненкова сотник В.Н. Ефремов свидетельствовал: "Дисциплина в Партизанской дивизии была чисто разбойничья, главным, если не единственным наказанием, была казнь, носившая название "ликвидации", а лица, занимавшиеся этим из любви к искусству, - "ликвидаторами". Суд в Парт[изанской] дивизии существовал только на бумаге. "Ликвидировать", кроме самого Анненкова, могли по своему усмотрению и начальники частей и гарнизонов. Я знал нескольких "анненковцев" - молодых людей, за которыми насчитывалось по несколько сотен "ликвидаций""6.

Один из очевидцев вспоминал: "Для нас стало ясно, что мы попали в самое, после большевиков, бесправное место и, если что атаману взбредет в голову, то он с нами и сделает"7.

Душераздирающая история с массовым убийством своих же оренбургских казаков и массовым изнасилованием женщин и детей произошла весной 1920 года при отступлении анненковцев на перевале Сельке. Тогда анненковским караулом, как отмечал командовавший оренбуржцами генерал А.С. Бакич, "около сорока семейств офицеров его же отряда и беженцев были безжалостно ограблены, женщины и девушки от 7 до 18 лет изнасилованы, а затем зарублены"8.

Захваченная красными теплушка анненковцев. Фото: Кадр кинохроники.

Вчерашних соратников, отказавшихся от продолжения бессмысленной борьбы, казнили не раздумывая. Председательствовавший на процессе по делу Анненкова П.М. Мелнгалв упомянул о том, что, "отступая в 1920 году под ударами красных к китайской границе, Анненков, убедившись в нежелании большинства солдат своих и бывш[ей] дутовской армии уходить из России, выделил их, разоружил, а вслед за тем приказал изрубить поголовно; об этом свидетельствуют тысячи черепов, обнаруженных в 10 ямах в 70 верстах от кит[айской] границы в районе Чугучака"9.

Данные о реальном количестве жертв существенно различаются, но достоверными можно считать не менее 500 убитых.

Страшную картину террора анненковцев дополняют свидетельства о повальных грабежах - атаман любил жить на широкую ногу. В одном из приказов исполнявший обязанности Войскового атамана Сибирского казачьего войска полковник Е.П. Березовский отмечал, что в Павлодарском уезде Семипалатинской области анненковцы "командами и партиями разъезжают по селам, деревням, казачьим поселениям, аулам и хуторам... и производят с населения поборы деньгами, лошадьми, кошмами10, шубами и проч[им] на усиление средств отряда"11.

Голландский военный корреспондент Лодевейк Грондейс свидетельствовал, что "самые известные отряды грабителей находились под командованием атамана Анненкова"12, который ""реквизировал" все подряд: банковские сейфы, наследие русских и союзнических интендантств, дома, драгоценности, сырье"13. Из здания Волжско-Камского банка анненковцы вынесли все, вплоть до стульев и столов...

Анненков, видимо, уже в Китае украсил тело многочисленными татуировками. Фото: Государственный центральный музей современной истории России.

Осужденный

В мае 1920 года советские войска выбили анненковцев из Семиречья в Китай. Анненков вновь отказался разоружать своих бойцов и даже захватил китайскую крепость Гучен. В итоге он был арестован китайскими властями и три года провел в тюрьме города Урумчи на северо-западе Китая. По освобождении занялся коневодством, но в разгар китайской Гражданской войны вновь решил вернуться к привычному военному ремеслу, теперь уже на стороне генерала Чжан Цзо-лина.

Собственноручный рисунок Анненкова. Фото: ГА РФ.

Кончилось это для него фатально. В результате спецоперации ОГПУ Анненкова в апреле 1926 года вывезли в СССР и предали суду. Судебный процесс проводился в июле-августе 1927 года в Семипалатинске - как раз в тех местах, где анненковцы оставили по себе страшную память. Суд был открытым, а приговор предрешен заранее: еще 21 апреля Политбюро ЦК ВКП(б) постановило предать Анненкова и его начальника штаба генерала Н.А. Денисова суду и не возражать против применения высшей меры14.

В ночь с 24 на 25 августа оба фигуранта были расстреляны в подвале семипалатинской тюрьмы.

Материалы суда над Анненковым в советской печати.

Главные преступления анненковцев

Место Убито

Славгородский уезд Алтайской губернии не менее 1667 человек

Сергиополь не менее 800 человек

Район озера Алакуль 500-3800 человек

Село Колпаковка 733 человека

1. A Chronicle of the Civil war in Siberia and Exile in China. The Diaries of Petr Vasil evich Vologodskii, 1918-1925. Stanford, 2002. Vol. 1. P. 297.

2. Архив Президента Республики Казахстан. Ф. 811. Оп. 23. Д. 131. Т. 1. Л. 1, 5, 12.

3. РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 33. Д. 903. Л. 24.

4. Киргизами именовали современных казахов.

5. Заика Л., Бобренев В. Атаман Анненков // Военно-исторический журнал. 1991. N 6. С. 82.

6. Крах белой мечты в Синьцзяне. СПб., 2015. С. 33.

7. ГА РФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 349. Л. 21об.

8. ГА РФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 986. Л. 72об.

9. Мелнгалв П.М. Дело атамана Анненкова и Денисова // Вестник Верховного суда СССР и прокуратуры Верхсуда СССР. 1927. N 4 (7). Октябрь. С. 44. Сохранились и документы: Ганин А.В. "Дьявольский план физического истребления своих частей путем массовых убийств". Документы консула СССР в Чугучаке Л.М. Гавро об анненковском терроре // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. 2018. N 2 (13). С. 147-166.

10. Кошма - войлочный ковер.

11. Приложение к газете "Алтайская мысль". 1919. N 50. 14.05.

12. Грондейс Л. Война в России и Сибири. М., 2018. С. 294.

13. Там же. С. 295.

14. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 4. Л. 106.