Максим Харченко: Я понял, как был счастлив адмирал!

Легендарный маршрут Геннадия Невельского путешественник-краевед проделал на доске с веслом
Сахалин - остров. Этим, казалось бы, извечным знанием мы обязаны великому русскому мореплавателю и первопроходцу, адмиралу Геннадию Ивановичу Невельскому. До него Сахалин считался полуостровом, прилепившимся перешейком-пуповиной к азиатскому материку, а Татарский пролив - заливом, тупиковым для сквозного судоходства из Японского моря в Охотское.
Маршрут Максима Харченко в точности повторил путь великого первопроходца. Фото: из личного архива Максима Харченко
Маршрут Максима Харченко в точности повторил путь великого первопроходца. Фото: из личного архива Максима Харченко

Невельской развеял всеобщее заблуждение, царившее после экспедиций к Сахалину Лаперуза (с юга) и Крузенштерна (с севера). В июле 1849 года руководитель экспедиции лично прошел на шлюпке под веслами вдоль материкового и сахалинского берегов и открыл пролив.

Спустя 170 лет владивостокский путешественник Максим Харченко повторил маршрут первопроходца, пройдя по Татарскому проливу и финишировав на Сахалине.

Скажете, не бог весть какое достижение? Но Максим сделал это на сап-борде. Доске с веслом!

Маршрут Максима Харченко в точности повторил путь великого первопроходца.

Наказ адмирала и братьев Конюховых

Когда его спрашивают, как на такое решился, Максим отвечает: мол, я родом из Находки, с юности дружу со знаменитыми земляками-братьями Федором и Павлом Конюховыми. И накрепко запомнил их наказ: хочешь на Эверест - иди на Эверест!

Нынешняя попытка была уже второй. Первая повторяла Историю каждым взмахом весла. Как и Невельской, Максим стартовал из Амурского лимана, поблизости от Николаевска-на-Амуре, и пошел вдоль материка на юг, к мысу, который, волею его великого предшественника, был назван мысом Лазарева. Фарватер, найденный Невельским, - единственно возможный в Татарском проливе. Этакое игольное ушко среди скальных берегов, мелей и отмелей, "неправильных" ветров, приливов и отливов.

"15 июля, - писал Невельской в книге "Подвиги русских офицеров на крайнем востоке России", - отправились от мыса Пронге ...к югу, ...не теряя нити глубин. 22 июля 1849 года достигли того места, где этот матерый берег сближается с противоположным ему сахалинским. Здесь-то, вместо найденного Лаперузом, Крузенштерном, Браутоном и Гавриловым низменного перешейка, мы открыли пролив шириною в 4 мили и наименьшею глубиною 5 саж. (около 10 м - Авт.)."

Адмирал Геннадий Невельский
Карта Сахалина - до и после экспедиции Невельского.

- Считай, одна фраза про открытие пролива. Кратко, сухо. Ни тостов, ни шампанского. Жалко, что Невельской свои эмоции не описал, - досадует Максим Харченко. - Я хотел бы знать, что он чувствовал в момент, когда огибал мыс, за которым есть ответ - прав ты или не прав? Ведь тогда всё было поставлено на карту. Невельской действовал исключительно по своей инициативе, высочайшее соизволение на экспедицию им было получено уже после открытия. Да и в само открытие не сразу поверили. Более того, героя едва не разжаловали за "самодеятельность". Если б не заступничество самого Николая I...

Макс достиг мыса, но на Сахалин через пролив Невельского (ширина - около 8 км) в тот раз переправиться не удалось: "Раздуло такую волну, что едва успел вернуться назад". Сильный отжимной ветер уносил его назад - в Амурский лиман. Чтоб двигаться дальше, на юг, к Де-Кастри, он прижался к берегу, сколько мог, и ...едва не утонул в морском иле.

В экспедицию 2019-го он пошел другим путем - с юга на север.

Маршрут Максима Харченко в точности повторил путь великого первопроходца.

Штурм мыса Сюркум

Стартовал из Приморья, с мыса Олимпиады. Уже на пятый день все могло закончиться печально для экспедиции "По следам адмирала Невельского". Спортсмен-одиночка попал в такую прибойную волну, что чуть не потерял и сап, и собственную жизнь. Но будто кто-то вовремя шепнул: "Не трать силы...", и та же волна вынесла на берег человека и все его снаряжение.

Фото: из личного архива Максима Харченко

До Совгавани (Императорской гавани, открытой сподвижником и посланцем Невельского, 20-летним лейтенантом Николаем Бошняком) Макс дошел без особых приключений. Но впереди был приморский мыс Горн - выдающийся далеко в море мыс Сюркум. Эту точку на карте Татарского пролива отметил и знаменитый ученый, писатель, путешественник В.К. Арсеньев, едва не погибший здесь в шторм со своей экспедицией в 1927 году:

- Этот берег - ровный, как стена, высотой до 200 метров, скалистый и обрывистый - тянется 48 километров. На всем протяжении... нет места, где могла бы пристать лодка и можно было бы высадиться и найти защиту от непогоды. ...Мы плыли вдоль берега. В море царила тишина. Неожиданно ...море изменило свой лик до неузнаваемости. Грозные валы, украшенные белыми гребнями, ...начали захлестывать лодку. К берегу пристать невозможно, в море идти - нельзя, о возвращении назад нечего и думать. ...Меня трясло, как в лихорадке. Изредка сквозь прорыв в тумане впереди виднелась какая-то большая темная масса. Это был мыс Сюркум. Если нам удастся обогнуть его - мы спасены..."

Мыс Сюркум. Повезет тому, кто пройдет мимо него в полный штиль...

Максим Харченко специально готовился к штурму Сюркума:

- Риск был очень большой. Но я хотел пройти без страховки, в одиночку: только я, пролив и Сюркум. Надо было точно определить время и точку старта. Когда ломается ветер - с южного на северный или наоборот, ветер берет паузу в несколько часов, и можно успеть.

Ему повезло: пока шел на сапе с веслом полсотни километров вдоль отвесных скальных бастионов и огибал коварный мыс, на море был полный штиль. По его наблюдениям, "северный ветер, как утюг, сгладил южную волну".

А дальше - вперед, Татарским проливом, к мысу Лазарева, к финишу маршрута общей протяженностью в тысячу километров!

Победа!

Смелость человека, отправившегося в море на доске, удивила даже тюленей. Фото: из личного архива Максима Харченко

- Видел те же скалы, бухты, леса, пил из тех же ручьев, что и Геннадий Иванович, - говорит Максим. - Его команда прошла на шлюпках от Де-Кастри до Совгавани за 23 дня, а я, в обратном направлении, на сапе - за 25.

С мыса Лазарева на Сахалин, к мысу Погиби (расстояние 8 км 750 м) он стартовал на рассвете 1 августа 2019 года. Было еще темно. На горизонте заметил светящуюся точку, решил ориентироваться по ней. Точка оказалась сигнальным буем - до сахалинского берега еще грести и грести. И надо было опять успевать - до ветра, до разгона мощного приливного течения, до волн и опасности, когда тебя и твой сап легко унесет из узенького пролива Невельского либо на юг - в Татарский пролив, либо на север - в Амурский лиман.

- Времени у меня оставалось немного, - вспоминает Максим. - Знали бы вы, как я грёб! Мысль одна: да я зубами порву эти последние четыре километра!

Он пересек пролив Невельского за 1 час 45 минут и 29 секунд. И, как и мечтал, воткнул весло в сахалинский берег, безлюдный и песчаный.

Максим Харченко благодарит за помощь в подготовке его экспедиции международный аэропорт имени адмирала Г.И. Невельского (Хабаровск).

Фото: из личного архива Максима Харченко