7 февраля 2020 г. 14:45

"Американец хотел весь архив Колчака за 500 тысяч евро"

Как уникальные документы Верховного правителя в итоге оказались в России
Как известно, в конце прошлого года потомки Александра Колчака решили продать семейный архив. Это произошло после смерти его внука Александра Ростиславовича. В итоге большая часть семейного архива была выкуплена на аукционе в Париже представителями России. Множество документов теперь в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына - их доставили в Москву в конце января.
Директор Дома русского зарубежья Виктор Москвин. На витрине - Евангелие, принадлежавшее Александру Колчаку. Фото: Артем Локалов
Директор Дома русского зарубежья Виктор Москвин. На витрине - Евангелие, принадлежавшее Александру Колчаку. Фото: Артем Локалов

8 февраля на Верхней Радищевской, д. 2 открывается выставка (продлится до 8 марта), где можно увидеть колчаковский архив. А накануне корреспондент "Родины" встретился с директором Дома русского зарубежья Виктором Москвиным. Именно он участвовал в аукционе.

Почему участвовали вы, Виктор Александрович?

Виктор Москвин: Еще в июне 2019-го информацию об аукционе мы узнали от корреспондента французской газеты Figaro. Судя по фамилии, русского происхождения. И написал он изначально в Фонд Солженицына. Наталья Дмитриевна (Солженицына, вдова писателя - прим. "Родины") переслала сообщение нам. И мы стали заниматься этим вопросом.

Как именно?

Виктор Москвин: Искать деньги на приобретение архива. Сначала связались с Иваном Биром, экспертом аукционного дома и дьяконом собора Александра Невского на улице Дарю в Париже. Он занимается там русскими архивами. Иван рассказал много интересного и полезного. Конечно, я знал, что внук Колчака Александр Ростиславович живет в Париже. Мы даже пытались наладить с ним контакт, но не очень получалось. Возможно, не так настойчивы были. Известно нам было и то, что в марте 2019-го Александр Ростиславович скончался. В последние годы он жил в старческом доме в Сент-Женевьев-де-Буа. Но то, что есть такой архив, сложно было даже предположить...

Что было дальше?

Виктор Москвин: Получив информацию о стоимости архива, предложили выкупить его целиком по цене, которая была заявлена аукционом - это 300 с небольшим тысяч евро. После консультаций с наследниками, аукционный дом сообщил об их отказе. Так что информация в прессе, что Россия не пыталась получить этот архив, не соответствуют действительности.

Александр Ростиславович Колчак. / "Родина"

Почему вам не захотели продать все по заявленной цене?

Виктор Москвин: Потому что наследники рассчитывали получить больше денег. И они не ошиблись, получив в итоге почти в десять раз больше, чем начальная сумма. Когда стало ясно, что будет аукцион, мы проинформировали властные структуры и занялись поиском средств. Было непросто, но в итоге все получилось.

Благодарен Российскому историческому обществу, в частности, Константину Могилевскому. Нам не хотелось, чтобы на аукционе была конкуренция между русскими структурами. В таком случае цена могла бы возрасти, а значительная часть лотов - уйти за океан. В Российском историческом обществе помогли собрать информацию, звонили потенциально заинтересованным музеям, выясняли позицию Минкульта, Росархива.

И вы поехали на аукцион.

Виктор Москвин: Да. Зал - небольшой, но он был переполнен. Накануне и утром в день аукциона там организовали выставку, где все могли ознакомиться с архивом.

Кто были все эти люди, заполнившие зал?

Виктор Москвин: Большая часть мне неизвестна. Хотя там были представители русского зарубежья, потомки русских эмигрантов. Некоторые хотели принять участи в аукционе, чтобы что-то осталось в русских руках в Париже. Это были люди неравнодушные. Были, конечно, и антиквары, которые на аукционах, как правило, надеются что-то купить подешевле, а потом продать подороже. Но это обычная история

Адмирал Александр Колчак (1874-1920), Верховный Правитель России и Верховный Главнокомандующий Русской армией на фронте. Во время Гражданской войны стоял во главе Белого движения. / РИА Новости

Кто еще?

Виктор Москвин: Так, было два частных коллекционера из Москвы. От государственных российских музеев - только я. Деньги, которые мы нашли на покупку архива (имена спонсоров Виктор Москвин обещал назвать на открытии выставки - прим. "Родины"), консолидировали у двух лиц. Часть была у меня, часть у партнера. Мы с ним согласовали политику поведения на аукционе.

Что за политика?

Виктор Москвин: Договорились, что покупает он, что - я. Так нам удалось купить намного больше лотов.

Известно, что среди них и грамота Николая II Александру Колчаку, и его письма, и его личные вещи, например, Евангелие. Теперь все это в России. А что еще вы хотели приобрести, но не смогли?

Виктор Москвин: Часть лотов покупалась по телефону. Один покупатель приобрел несколько важных писем и документов. Сначала думал, что покупают американцы - для Гуверовского или Бахметьевского архивов или для какого-то из университетов. У меня возникли такие подозрения, потому что до аукциона один американец, как нам сказали, пытался за 500 тысяч евро купить весь архив. Ему отказали, как и нам.

Выставка "Возвращенный архив" продлится в Доме русского зарубежья до 8 марта. / Артем Локалов

Откуда оказался тот аноним?

Виктор Москвин: Как выяснилось, из Москвы. Так что практически весь архив находится теперь в столице.

Сколько в итоге было потрачено на ту часть архива, что теперь в Доме русского зарубежья? Изначально вы хотели купить все за 300 тысяч евро...

Виктор Москвин: Всего - 3 миллиона 12 тысяч евро. Это цена всего аукциона. Для Государственного архива Российской Федерации и Дома русского зарубежья куплена большая часть. Французы, которые принимали участие, в аукционе, обзавелись малозначительными вещами. Например, одна из француженок русского происхождения купила за 50 евро сборник статей Иосифа Виссарионовича Сталина, который принадлежал Ростиславу Колчаку - сыну адмирала Колчака.

Вы для себя выделяете какой-то из лотов?

Виктор Москвин: Самое ценное в архиве - письма Колчака. Лукавить перед женой и писать с оглядкой на дипломатию не было необходимости, поэтому он откровенно оценивал американцев, японцев. И довольно жестко, кстати.  Письма Колчака объясняют его поступки. В частности, попытку перехода на английскую сторону после большевистского переворота в России.

Он объяснял это тем, что надо воевать дальше против Германии?

Виктор Москвин: Да. Так что письмо развеивает миф, что Колчака завербовали англичане. Нет, он сам проявил инициативу. Это, кстати, похоже на позицию русских офицеров, служивших в русском экспедиционном корпусе. Они, как известно, воевали на западном фронте в составе французской армии. Сейчас, когда документы в Москве, большая их часть будет доступна для исследователей.

"Колчаку в молодые годы не служили?" - есть такая фраза в "Калине красной", вышедшей на экраны в 1970-х. В 2000-е вышел фильм "Адмирал", где Колчак предстает героем. К чему пришли - кто он сейчас в истории России?

Виктор Москвин: Нельзя оценивать ни одного человека без учета эпохи, в которую он жил. Колчак в разные годы - разный. Вначале - выдающийся полярный исследователь. Затем - блестящий военный флотоводец. Ведь в Первую мировую благодаря командованию Колчака немцы не чувствовали себя свободно на Балтике. Ряд их кораблей подорвались на минах, поставленных дивизией Колчака. Во многом благодаря Колчаку русский флот имел свободу действий на Чёрном море. И, наконец, Колчак - Верховный правитель России, один из лидеров Белого движения. Человек, который хотел освободить Россию от большевизма.

К. П. Белов. Предварительный арест Колчака. 1965 г.

У него были разные периоды в биографии, неизменным оставалось только одно - Колчак, как дворянин, патриот, всегда служил России. А то, что его обвинят в преступлениях во время Гражданской войны...

Тут надо отличать политику Красных, для которых террор был одним из средств борьбы, которое они декларировали на государственном уровне, и Белых, чьи вожди, в большинстве своем, не практиковали террор для того, чтобы укрепить и сохранить свою власть.

Понятно, что и со стороны Белых были и расстрелы тех, кто им противостоял, и не всегда, скажем так, нормальные действия по отношению к мирному населению. Но это была война и контролировать всех Колчак не мог. Но он эту политику не проводил и не поддерживал как Верховный правитель, в отличие от большевиков и Ленина, официально провозгласивших Красный террор как инструмент для достижения своих целей.