1 февраля 2020 г. 13:00
Текст: Алексей Панин (кандидат исторических наук)

Демидовы против Лугининых

В кровопролитные разбирательства между южноуральскими заводчиками в XVIII веке пришлось вмешиваться императрице и Сенату
Южный Урал в XVIII столетии был территорией, где заканчивалась Российская империя и начиналась кочевая Азия. Здесь в ходе Оренбургской экспедиции (1734-1744), созданной для организации торговли с народами Средней и Центральной Азии, возводится линия крепостей по рекам Самаре и Яику и в лесостепи "Зауральской Башкирии". Строительство укреплений привлекло в эти земли русских переселенцев, вслед за солдатами, казаками и крестьянами приходят заводчики, чьим попечением на диких окраинах возникли горные заводы.
Никита Демидович Демидов (Антюфеев) - основатель рода Демидовых.
Никита Демидович Демидов (Антюфеев) - основатель рода Демидовых.

Туляки идут на Урал

"Горный завод - главная структурная единица Урала. Промышленный Урал состоял из горных заводов, как держава - из городов..."1.

Так, на Южный Урал пришли представители славных тульских родов - Демидовы, Мосоловы, Лугинины.

К концу XVIII в. "крупнейшему купеческому роду Тулы" Лугининых принадлежали пять заводов на Южном Урале2. Однако экспансия этого рода тульских заводчиков на Урале столкнулась с противодействием другого не менее крупного и славного тульского рода - Демидовых. Их борьба растянулась на несколько лет и стала поучительнейшей страницей истории промышленного освоения Южного Урала.

Предыстория этих событий была долгой. Мануфактурное металлургическое производство в России возникло позже, чем в Европе, но оно получило стремительное развитие, и роль Урала в этом трудно переоценить3. Качество уральского железа во многом зависело от древесного угля. Лес становился жизненно необходимым для металлургического производства. Каждому горному заводу была необходима земля с "лесными дачами".

До появления на Южном Урале драгун и казаков Оренбургской экспедиции все эти земли принадлежали кочевым башкирам. В 1736 г. императрица Анна Иоанновна разрешила "для лучшей их впредь пользы" покупать "у башкирцев" земли "тамошним жителям" дворянам и офицерам4.

В 1751 г. тульский заводчик Мосолов "на построение и содержание" Златоустовского "железного" завода приобрел башкирскую землю "окружностью" в пятьдесят верст5. Указ на строительство Златоустовского завода Иван "Меньшой" Мосолов получил 31 августа 1754 г. Этот год считается годом основания города Златоуста. В 1769 г. Василий Максимович Мосолов (племянник Ивана "Меньшого") продал Златоустовский завод "тульскому купцу и фабриканту" "Лариону Иванову сыну Лугинину"6.

П. Свиньин. Златоустовский оружейный завод. Первая четверть XIX в.

Империи Лугининых и Демидовых

Илларион (Ларион) Иванович Лугинин, тульский купец, "медных, железных заводов, полотняной и бумажной фабрик содержатель", активно участвовал в промышленном освоении Урала с 1760-х гг.7 Еще в 1754 г. он приобрел "за Уралом горою землю, за которою землю с лесами и угодьями взяли все те же вотчинники "башкирцы" от них Лугининых на обще-мирские их нужды денег 300 рублей"8. Земли были обширными, хотя точные границы владений Лугининых теперь можно установить только отчасти.

В 1755 г. Демидовы, обратившие внимание на Урал, начали строительство Кыштымских заводов (Верхнего и Нижнего), расположенных примерно в сотне километров к северо-востоку от Златоустовского. К 1757 г. оба Кыштымских завода уже были выстроены, а вокруг них появились небольшие поселки9. Так возник Кыштым. Горный завод мог быть построен только на реке, сила "вододействующих машин" зависела от высоты плотины, на "горе" около четырех метров высотой ставили цеха и запускали первую печь10.

Основал Кыштым Никита Никитич Демидов, один из сыновей знаменитого Никиты Демидовича Демидова. В упорной борьбе за наследство с братом Акинфием Никита получил место под строительство заводов сначала на Среднем, а позже и на Южном Урале.

Кыштым. Вид заводских зданий со стороны пруда.

В 1795 г. сын Н.Н. Демидова и его полный тезка, Никита Никитич Демидов (младший), обратился к Екатерине II с жалобой и "всеподданнейшей" просьбой: "Дабы высочайшим Вашего императорского Величества указом повелено было... мою жалобу в Правительствующий Сенат принять... и от армии капитанов и заводчиков Ивана, Лариона и Николая Лугининых... милостиво меня защитить..."11

Что же не поделили купцы и заводчики?

Жалоба Н.Н. Демидова Екатерине II. 1795 г. Объединенный государственный архив Челябинской области.

Лихие 1790-е

В соответствии с жалобой весной 1794 г. Кыштымская заводская контора "нарубя куренных дров производила кладку из них куч и из сих выжешку угля". "Заводские потребности... доходили до 40 тыс. кубических саженей в год. Углежоги круглый год жили в лесных землянках и шалашах, получая заработную плату меньше, чем работавшие в заводских цехах"12.

Заводская контора Лугининых заявила, что лес, где производились работы, находится "в принадлежащей к этому Златоустовскому заводу окружности". Несмотря на обращение в Уфимское наместническое правление приказчиков Лугининых, работы демидовских углежогов на спорной территории продолжались полным ходом. Тогда "лугининцы" перешли к решительным действиям.

Сначала в лесу "зверским образом" было захвачено несколько мастеровых и "заводских служителей" неприятельского Кыштымского завода. В заводской конторе Златоуста к пленным демидовцам обратились "со священническим увещеванием", после чего часть отпустили, часть "скованных в ножные кандалы" направили в Уфимское наместническое правление. Один же из мастеровых "придя в крайнюю робость неприметным образом... скрылся" и явился в Кыштымскую контору с подробным рапортом о случившемся13.

Кыштымский завод не сдался, работы продолжались. На это Златоустовский завод ответил новыми силовыми акциями. "Набрав более тысячи лошадей с потребным к тому числом людей... из иноверческих селений знатным вооруженным саблями конвоем", используя "произнесенные ругательства", подчиненные "армейских капитанов" Лугининых отогнали вражеских "заводских служителей" и захватили "девятнадцать десятисаженных куч", в которых выжигался уголь. После чего "по меньшей мере четыре тысячи семьсот шестьдесят коробов сего угля составляющих, и со многою при том в дороге по торопливости растерею увезли... смело-отчаянно и нагло на Златоустовский завод"14.

Меры оказались действенными. По утверждениям владельца, на Кыштымском заводе "31-го числа генваря" 1795 г. остановилась домна. "Такова остановка домны последовала единственно только от наглого увоза... угля Лугиниными". Жалуясь на "своевольников" императрице, Никита Демидов добавлял: "Теперь выплавка в целый год уменшица может чугуна, по меньшей мере, семьдесят девять тысяч пятьсот пуд и что через сие казна Вашего императорского Величества лишится десятинной восьмикопеечной с пуда пошлины шесть тысяч пятьсот рублей. Да и я мог бы из такой суммы того чугуна выковать железа немало..."15

Район боевых действий между Демидовыми и Лугиниными. Карта 1800 г.

Спорное дело разбирал Сенат

Судя по бумагам, и в 1795 г. битва за древесный уголь в южноуральских лесах велась с прежним размахом. Кыштымский завод засылал на пограничную территорию новые и новые партии дровосеков и углежогов, Златоустовский завод встречал их "конно, людно и оружно".

В июне на спорное с Лугиниными место, "как они присвояют совсем несправедливо своим", прибыл "лугининский служитель" Ефим Ларионов "с шестью человеками заводских своих людей" с дворянским заседателем земского суда города Троицка и "со многим числом башкирцев". Используя подавляющее превосходство в вооруженной силе и поддержку местной администрации, приказчик Ефим Ларионов, как мог, защищал интересы заводчиков Лугининых, преследуя по лесам рабочих конкурирующего завода, захватывая в плен руководителей работ и устрашая рядовых исполнителей. Показательный эпизод, напоминающий не столько стадию промышленного освоения Южного Урала, сколько будни локальной феодальной войны, произошел в середине июня 1795 г.

"Нечаянным образом оной же лугининской служитель Ларионов с называющимся заседателем Каримовым в безобразном пьянстве и с приглашением или взятием к себе какой-то волости башкирцев во многом числе состоящих... напав вдруг к работам и выхватя в таком неистовстве или лучше бешенстве из ножен саблю, которою махав с необычайным криком как работным людям, так и имеющимся за надзиранием работных... людей служителей... Егора Шипулина, Дмитрия и Трофима Широковых, Лаврентия Пискунова, Александра Седельникова, тирански избивши и всех пятерых перевязав и заклепав в колодки... повезли на тот же Златоустовский завод, от таковых противозаконных и необычно наглых... поступков... из бывших моих при том курене работных людей от такова великого страху разбежалось множество, и теперь где они кроются и живыми ли находятся, еще неизвестно..."16.

Однако если Лугинины успешно действовали в полевых условиях южноуральского пограничья, Никита Демидов не менее успешно отстаивал свои интересы в кабинетах чиновного Петербурга, оспаривая границы лесных угодий соперников. Спор между уральскими заводчиками разбирал правительствующий Сенат, причем служебная переписка между высшими чинами империи продолжалась довольно долго, добавляя новые подробности конфликта.

Симбирский и Уфимский генерал-губернатор С.К. Вязьмитинов, предоставивший Сенату рапорт по делу Демидовых и Лугининых.

Из рапорта "генерал-порутчика, сенатора, правящего должность симбирского и уфимского генерал-губернатора, начальствующего войсками оренбургского корпуса и кавалера" графа Сергея Кузьмича Вязьмитинова (Вязмитинова) можно понять, что спорное место, в котором "порубка кыштымскою заводскою конторою леса для сожжения угля учинена", каждым из конкурирующих заводов считалось своим собственным "по неоспоримому праву". "Лугининский поверенный" Ларионов вместе с вооруженными "башкирцами" вывозил уголь коробами не просто так, "нечаянным образом", а по решению Троицкого и Екатеринбургского нижнего дворянского суда, в лице своих заседателей передавших в 1794 г. "господам Лугининым" все произведенное в спорных лесах "до утверждения правовладения"17.

Ситуация с лесом в этом деле имела определяющее значение. Еще когда свой "железный" завод ставили "заводчики Мосоловы" в октябре 1754 г. "командир шихтмейстер" Алексей Степанов "приехал в оный Златоустовский завод и осмотрел окружающие его леса, кои большей частью березовые, осиновые и еловые малорослые... они же против сибирских лесов несравнительны..."18. Поэтому заводу было отведено леса окружностью в тридцать верст - и "еще в добавку за тридцати верстами... где найдутся способные леса... чтобы их для такового пространного завода на шестьдесят лет стало..."19.

Жжение угля кучным способом.

Неутешительные итоги

"Способного" леса не хватило и на сорок лет. Хотя власти стремились в пятидесятиверстной окружности от горного завода "к строению железных, медных и других горных заводов не допускать", частное предпринимательство стремилось только к прибыли. Уже построенный Лугиниными медеплавильный завод на реке Миасс пользовался той же "лесной дачей" что и "главный" Златоустовский завод. Были и другие охотники использовать редкий в этих краях "способный" лес.

В начале XIX в. Златоустовские заводы были переданы в казну, а еще через сто лет "способный" лес на Урале кончился совсем. "Заводы, как здесь говорят... сильно обрубились, то есть вырубили леса вокруг себя"20. Результатом безудержного использования ресурсов стало то, что уже в начале ХХ в. уральские заводы предлагалось уничтожить, срыть и "вновь их построить с другим географическим расположением"21.

На Южном Урале горные заводы как самостоятельные центры экономического и культурного развития существовали недолго. Заводы зависели от своих владельцев, а леса стали свидетелями и жертвой развязанной заводчиками "междоусобной" войны, победа в которой стала поражением не отдельных промышленников, но промышленности огромной страны в целом. Тем не менее некоторые из созданных тогда заводов работают и по сей день.

Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке материала заместителю директора Объединенного государственного архива Челябинской области Н.А. Антипину.

1. Иванов А.В. Горнозаводская цивилизация. М., 2014. С. 15.

2. Леднев В. Уральские заводчики Лугинины и их потомки // Урал. 2002. N 12.

3. Черкасова А.С. Рождение индустриальной цивилизации Урала и Демидовы. XVIII век // Культура индустриального Урала (XVIII-XX вв.). Сб. статей. Екатеринбург, 2010. С. 5-6.

4. Объединенный Государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 414.

5. Там же. Л. 405об.

6. Там же. Л. 185.

7. Лугинин Илларион (Ларион) Иванович // Тульский биографический словарь. Тула, 1996. Т. 1. С. 326.

8. ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 405.

9. Черников В.Г. Год рождения 1757. Хроника Нижне-Кыштымского завода от Никиты Демидова до Александра Вольхина. Екатеринбург, 1997. С. 9.

10. Литвер Л. Вековая сила // Миссия. 2017. N 6 (142). С. 20.

11ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 99об.-100.

12. Черников В.Г. Год рождения 1757. С. 12.

13. ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 87.

14. Там же. Л. 87об.

15. Там же. Л. 87-88.

16. Там же. Л. 97об.-98.

17. Там же. Л. 125-125об.

18. Там же. Л. 182.

19. Там же.

20. Озеров И.Х. Горные заводы Урала. М., 1910. С. 4.

21. Там же. С. 7.