Новости

12.02.2020 22:15
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Гулянка: полвека спустя

Старинную волжскую рыбацкую лодку восстановили в Саратове
В конце прошлого лета по Волге из Саратова на трех шлюпках вышла необычная экспедиция. Краеведы и съемочная группа отправились по волжским деревням на поиски деревянных лодок, которые еще недавно были основным средством передвижения по реке. Деньги на экспедицию выделил Фонд культуры.
Выставка лодок-гулянок – старой и новой – прошла во дворе дома-музея художника Гектора Баракки. Фото: Николай Петров Выставка лодок-гулянок – старой и новой – прошла во дворе дома-музея художника Гектора Баракки. Фото: Николай Петров
Выставка лодок-гулянок – старой и новой – прошла во дворе дома-музея художника Гектора Баракки. Фото: Николай Петров

Слово найдено

Вдохновителем этого путешествия стал человек, неутомимо продвигающий культуру, создатель музея художника Павла Кузнецова и вообще особая для Саратова персона - Игорь Сорокин.

Именно ему принадлежит открытие любопытного факта: оказывается, на участке Волги примерно от Хвалынска до Камышина речные лодки местные жители называют "гулянки". В Саратовской области так прозвали обычную рыбацкую лодку с закрывающимся отсеком-коробом для мотора посредине.

Рядом с музеем Павла Кузнецова на улице долго стояла такая старая лодка, возле нее фотографировались посетители, устраивали игры для детей. А потом лодку украли. Вскоре после этого Игорь Сорокин поехал на сбор музейщиков со всего Поволжья в Тольятти и там поделился своей бедой: "А у меня гулянку украли..." И не сразу сообразил, что никто не понимает, как это "гулянку" можно украсть.

Почему прозвали так речную лодку, можно только догадываться. При этом общий смысл слова очевиден: на Волге есть где разгуляться и на чем гулять по этим бескрайним речным просторам, как не на лодке, может, отсюда и "гулянка"?

Как рассказывает Игорь Сорокин, в волжских селах такие лодки использовали не только для рыбалки, но и для всяких других хозяйственных нужд. С пойменных заливных лугов на островах на них перевозили целые стога сена, с мельницы из соседнего села везли мешки с мукой, переправляли скотину, даже коров.

Многие десятилетия, а скорее сотни лет, лодки-гулянки были частью образа жизни волжан, теперь безвозвратно ушедшего. В поиски за приметами прошлого и отправилась экспедиция.

Из одного бревна

Путешественники сначала прошли двести километров выше по течению от областного центра, потом спустились ниже Саратова еще на 200 километров. Во время этого пути участники экспедиции услышали и записали много рассказов о лодках, о том, как их строили, и обнаружили всего ... две целые деревянные гулянки. На одной лодке до сих пор плавает житель села Рыбное, еще одна лодка стояла в саду возле дома в селе Ахмат. 90-летний рыбак Иван Павлович Шаров, который сберег эту лодку, после раздумий согласился продать ее. Теперь гулянка украшает на улице Соляной двор дома-музея художника Гектора Баракки.

Как рассказывает руководитель экспедиции, яхтенный капитан, участник архангельского Клуба "Морские практики" Алексей Чиркин, в прежние времена деревянные лодки на Волге делали из некалиброванного северного леса, который сплавлялся плотами. На постройку гулянки шло одно сосновое бревно - хлыст длиной 9-12 метров. Бревно распускали на доски. Однако кормовая и хвостовая часть лодки, так называемые штевни, делались из дубовых кривуш, или кривуль - в селах их называли по-разному. Причем дуб использовался местный, саратовский.

Лодку строили обычно два человека - мастер и помощник, в роли которого чаще всего выступал будущий хозяин лодки.

В волжских селах лодки отличались по величине, где Волга шире, там лодки делали больше. Например, у села Воскресенское длина лодок составляла около 7,5 метра, а ниже по течению, где Волга разливается у села Ахмат, гулянки делали девяти с половиной, а то и десяти метров.

История деревянных гулянок закончилась, когда в 50-е годы прошлого века Волгу перегородили плотинами гидроэлектростанций и стало понятно, что плоты по ней гонять больше не будут. Распиленные по шесть метров бревна, которые стали возить на баржах, для строительства лодок не подходили. Однако тут же нашелся другой материал.

"Я знал, что волжские мастера делали гулянку за две недели, а у меня и за полтора месяца не получилось управиться. Многое пришлось открывать заново"

Сохранив выверенный веками тип обводов корпуса, форму подводной части и борта, умельцы стали делать гулянки из металла. Такие лодки ходят по Волге до сих пор.

- Да в железке, конечно, летом жарко, а зимой холодно, она ржавеет, но она неприхотливая. С другой стороны, люди нам рассказывали, что деревянные лодки раньше служили по тридцать и больше лет. Я хожу по морям и знаю, что есть сейчас деревянные крупные суда, которые старше 150 лет, точно также их ремонтируют. Если ты ухаживаешь за вещью, она служит долго, - говорит Алексей Чиркин.

Выучиться заново

Экспедиция по волжским селам закончилась строительством новой лодки-гулянки по технологиям, не применявшимся уже более полувека. Лодку делали Алексей Чиркин и его сестра Ирина, по основной профессии преподаватель математики.

- У меня уже был опыт строительства деревянных лодок, и я знал, что волжские мастера делали гулянку за две недели, а у меня же свой станочный парк и электричество, чего у них не было, поэтому рассчитывал уложиться недели в три, в крайнем случае за месяц, но и за полтора месяца не получилось управиться. Одно дело знания, а другое - умение и навыки, набитые глаз и рука. Многое пришлось открывать заново, - рассказывает мастер.

Да и не все старинные технологии и материалы, как выяснилось, годятся в наше время. Например, сегодня трудно найти хорошую древесину, даже в богатых когда-то корабельными лесами северных краях.

Недавно для другого историко-судостроительного проекта "Поморская шхуна", в котором участвует Алексей Чиркин, он ездил искать корабельный лес на Онежский полуостров.

- Выбираешь сосну подходящего диаметра, но, когда спиливаешь ее, становится видно, что по центру проходит чуть заметная полоска гнили, такое дерево уже не годится. Получается, срок жизни у деревьев сокращается, почему это происходит, нужно спрашивать ученых, - рассказывает Алексей.

Поэтому сейчас деревянные корабли делают чаще всего из клееной древесины, она получается тяжелей обычного дерева, но зато у нее выше прочностные характеристики. Из такой сосны сделали и новую гулянку.

Зато на лодке будет установлен аутентичный двигатель. Двигатель серии Л общехозяйственного назначения использовался для генераторов на кинопередвижках, на мотопомпах, и на лодки его ставили. Сконструировали этот мотор еще до войны и выпускали на заводе в Ульяновске до середины 60-х годов прошлого века. Для своей лодки Алексей отыскал целых два двигателя: Л-6 и Л-3. Цифра обозначает количество лошадиных сил.

- Но первый из них весит 97 килограммов, и для лодки, которая у нас получилась слишком легкой - видимо, сказалось мое гоночное прошлое - оказался чересчур тяжелым, - говорит Алексей.

Весной судостроители собираются возобновить работы, осталось проклеить швы лодки, и затем ее можно будет спускать на воду.

Зачем лодка Саратову

Наверное, кто-то, прочитав это, скажет: зачем нужно восстанавливать полузабытую деревянную лодку? Алексей Чиркин считает, что очень даже нужно.

В недавнем прошлом главный смысл существования всех городов на Волге был в реке, которая являлась для них самой большой дорогой. Но сегодня память об этом почти утрачена. Это видно и по отношению к Волге людей, и по городской застройке, когда речные берега закрывают, застраивают высотными домами.

Когда-то на Волге работало множество судов, но сейчас от этого транспорта не осталось ничего. Все колесные пароходы сожжены, утоплены, порезаны.

Алексей Чиркин рассказывает, как его в свое время поразил небольшой бретонский городок Дуарнен, где в устье реки разместился огромный корабельный музей под открытым небом. Причем музей живой, здесь же швартуются частные яхты.

Почему же мы не ценим своего прошлого, не стараемся сберечь?

Алексей Чиркин, Игорь Сорокин и их друзья мечтают о создании музея "Волжская флотилия", хотя и понимают, насколько непросто эту идею реализовать. Но ведь самое сложное дело может начаться с малого. Например, с восстановления лодки-"гулянки".

Морские практики

У Алексея Чиркина много лет работа и жизнь связаны с яхтенным спортом и морскими походами. В 2017 году вместе с товарищами из содружества "Морские практики" он построил свое первое деревянное судно - старинный поморский карбас, на котором его друзья совершили плаванье по Белому морю от Мезени до Соловецких островов. За этот проект яхтсмены и судостроители получили высшую награду Российского географического общества "Хрустальный компас". Сейчас Алексей вместе со своим другом Евгением Шкаруба готовится к постройке другого старинного судна - поморской шхуны. Место для верфи предоставил Северный (арктический) университет в Архангельске. Интересно, что чертежи шхун, на которых ходили поморы, сохранились только в одном из норвежских музеев в Бергене.

- В Норвегии сберегли и традиции такого судостроения, даже инструменты остались, которые передавались из поколения в поколение, и теперь шхуну мы строим с помощью наших товарищей-корабелов из этой страны. Они уже несколько раз приезжали в Архангельск, чтобы объяснить разные технологические нюансы, - делится Алексей Чиркин.

Общество История Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Саратовская область Саратов