1 февраля 2020 г. 18:40
Текст: Юрий Борисёнок (кандидат исторических наук) , Сергей Девятов (доктор исторических наук) , Ольга Кайкова (кандидат исторических наук) , Николай Шефов (кандидат исторических наук)

Рябчики для товарища Троцкого

Один из вождей большевиков в 1922-1923 годах получал калорийное и бесплатное питание через свой знаменитый поезд

Ни картошки, ни сала

О том, что вожди большевиков в суровые годы Гражданской войны и по ее окончании жили в быту скромно, советским людям десятилетиями доходчиво и внешне убедительно объясняли кинематографисты и писатели. Детям среднего и старшего школьного возраста рекомендовались для чтения впервые увидевшие свет в 1950 г. "Рассказы о Дзержинском" Юрия Германа, где праздничными лакомствами были выставлены рагу из конины и картошка с салом, а в будни и того хуже: "Нередко после совещания Дзержинский находил на своем столе два куска сахару, завернутые в папиросную бумагу, или пакетик с табаком, или в бумаге ломоть серого хлеба. В стране был голод, и Дзержинский недоедал так же, как и все"1.

Эти легендарные версии не только в ходу до сих пор, но и подвергаются модификации. По версии якобы всезнающей Википедии, в известном фильме Михаила Ромма "Ленин в 1918 году" (1939) нарком продовольствия Александр Цюрупа "падает в голодный обморок" во время доклада у Ленина. На самом деле в той картине никакого Цюрупы нет, в обморок падает вымышленный соратник Ильича товарищ Василий, сыгранный Николаем Охлопковым. У реального же Александра Дмитриевича Цюрупы (1870-1928) были большие проблемы со здоровьем, о чем мы в "Родине" уже писали, но голод ему и его семье не угрожал определенно. К примеру, в начале ноября 1920 г. он получил со склада ВЦИК 8 килограммов мяса, 22 банки консервов, 3,4 килограмма сыра, 4 килограмма яблок, 20 килограммов хлеба и 1,2 килограмма кофе2.

Ведомость для довольствия Троцкого.

Примечательно, что исключений в коллективном мифе о голодающих вождях советской власти не делали даже для тех из них, кто со временем был объявлен "врагами народа". В том числе и для председателя Реввоенсовета Республики (РВСР) Льва Давидовича Троцкого, который обвинялся во множестве политических и идейных грехов, но только не в любви к деликатесам в трудные для всей страны годы. Подобные упреки, да и то в утрированной форме, можно отыскать разве что на антисоветских плакатах. Вот пропагандисты из отделения "Осведомительного агентства" (ОСВАГ) в Харькове в 1919 г. на плакате "Мир и свобода в Совдепии" изобразили обнаженного Троцкого кровавого цвета с трудом перелезающим через Кремлевскую стену. Волею художника вождь Красной Армии был показан с изрядным брюшком. Летом 1920 г. в кульминационный момент советско-польской войны карикатурист из Варшавы откровенно позаимствовал придуманный белогвардейцами образ, при этом Троцкий того же колера на польском плакате "Большевистская свобода" немного похудел, хотя лишний вес неодетого злодея с пистолетом и ножом просматривается и тут.

Продуктовая лавка. 1921 г.

Имеющиеся документы начала 1920-х гг. позволяют заключить, что творения плакатистов гиперболизировали реальность не в такой уж превосходной степени. Председатель РВСР регулярно получал качественные, а порой и шикарные для тогдашней действительности продукты, причем довольствие Троцкого осуществлялось персонально, через его знаменитый поезд.

Поезд Троцкого на двойной паровозной тяге.

"Красный Ноев ковчег"

Именно так в большевистской пропаганде именовали персональный поезд Льва Давидовича, без устали колесивший по главным фронтам Гражданской войны с 8 августа 1918 г. в течение двух с лишним лет. Историк Н.С. Тархова справедливо назвала его "летучим аппаратом управления наркомвоена"3. Уникальный железнодорожный состав за это время наездил более 105 тысяч верст во время 36 рейсов.

Это было привилегированное звено красноармейского управления, не имевшее аналогов. Троцкий посвятил ему специальную главу XXXIV "Поезд" своих мемуаров "Моя жизнь", увидевших свет в начале его эмиграции в 1930 г. Красивых слов для своего детища он не пожалел: "Поезд связывал фронт и тыл, разрешал на месте неотложные вопросы, просвещал, призывал, снабжал, карал, награждал"4.

Мир и свобода в Совдепии. Плакат Харьковского ОСВАГа. 1919 г.

Заметим, что для всего разнообразия упомянутых действий у Троцкого было все мыслимое по тем непростым временам - суперсовременная радиостанция, телеграф, автономная электростанция, типография, огромный гараж с автомобилями для поездок вне линий железной дороги, цистерна бензина, большая библиотека и баня. Штат сотрудников "Ноева ковчега" тоже впечатлял воображение: к 13 февраля 1919 г. он составлял 410 человек5, труды которых оплачивались более чем высоко - по состоянию на ноябрь 1918 г. оклад приписанных к поезду стенографистов и капельмейстера (был и такой) лишь чуть-чуть уступал окладу начдива Красной Армии и значительно превышал оклад командира полка. К поездному вагону-ресторану были приписаны 14 штатных сотрудников, и свидетельств о плохой кормежке в рассказах о путешествиях председателя РВСР не обнаруживается.

Обратим внимание еще на одну яркую фразу из "Моей жизни": "Поезд бывал отрезываем, подвергался обстрелам и воздушным налетам. Не мудрено, если его окутала легенда, сотканная из уже одержанных побед и из домыслов воображения"6. Но в самом конце мемуарной главы о поезде Лев Давидович сам выступает в роли мифотворца, заявляя вот что: "Крымский поход действительно стал последним походом гражданской войны. Через несколько месяцев поезд уже был расформирован"7. По Троцкому получается, что история поезда закончилась в 1921 г., но анализируемые ниже документы неопровержимо доказывают, что небольшая часть сотрудников знаменитого эшелона исправно функционировала и дальше именно как "поезд ПредРВСР"; в реальности это "автономное подразделение центрального аппарата управления РККА" расформировали лишь в 1928 г.8, спустя три года после лишения Троцкого его высших военных постов. Именно через эту оставшуюся от поезда структуру регулярно снабжалась качественной провизией семья Льва Давидовича.

Счет за муку для поезда Троцкого на 63 млн рублей.

Мал золотник, да дорог

Теперь самое время погрузиться в цифры, подробно описывающие рацион товарища Троцкого в 1922-1923 гг. Учет и контроль по этой части велся регулярно и подробно, ведомости и авансовые отчеты под грифом "Секретно" фиксировали приход продуктов, формальное проведение их через бухгалтерскую отчетность того самого поезда и доставку их на квартиру Льва Давидовича. Характерна и приписка к ведомости от 7 июня 1922 г., напечатанная на машинке перпендикулярно основному тексту: "Продукты выданы под расписку Н.И. Троцкой и др. сотрудников Секретариата Предреввоенсовета"9. Отметим скрупулезность подсчетов - даже мясо в иных случаях взвешивали не только в фунтах (409,5 грамма), но и в золотниках (4,266 грамма).

Как же выглядело поступавшее через поезд "довольствие" на семью большого вождя, которым ведала его супруга Наталья Ивановна, руководившая музейным отделом Наркомпроса? В секретных бумагах отмечались разнообразные продукты, направление которых в квартиру Троцкого имело смысл скрыть от посторонних глаз, а также цены на них, отражавшиеся сначала в миллионных суммах дензнаков 1922 г., а затем в деноминированных цифрах поскромнее. Вот ведомость к отчету от 4 мая 1922 г. - она, как и другие источники такого рода, подписана "начальником поезда ПредРВСР" и его секретарем. Текст содержит информацию о счетах от Госмолоко от 18 и 26 апреля о выдаче 21 и 6 фунтов сливочного масла, а также о счетах специально посылавшегося для поставки провизии с рынка сотрудника Г.П. Сударикова - им 18/23 и 29 апреля было закуплено по 20 яиц, соответственно 23,5 и 13,25 фунтов телятины, а также разово 5 фунтов клюквы, полфунта дрожжей и 7 свежих огурцов10.

Майский рацион семьи большого вождя отразился 7 июня 1922 г. в более пространной ведомости к отчету. Помимо непременных телятины, сливочного масла и яиц, мы встречаем там шпинат, спаржу, щавель, по полфунта чаю и кофе, белый хлеб, а в закупках Сударикова от 27/31 мая значатся две живые курицы и свиная корейка в количестве 4 фунта 48 золотников (проще говоря, полфунта, в фунте 96 золотников)11. Из подписанной Судариковым, а также Натальей Ивановной, которая "означенные продукты получила", узнаем, что почем в конце мая 1922-го на рынке. Потрачено было 27,4 млн руб. наличности, две кудахтающие курицы потянули на 6,75 млн, фунт свинины оценивался в 1,3 млн, спаржи любительской - ровно в миллион, просто спаржи - в 800 тыс., шпината - в 600 тыс., щавеля - в 100 тыс., яйца - 750 тыс. за десяток12. Августовское питание семьи Льва Давидовича в 1922 г. логично разнообразили земляникой, яблоками, красной и черной смородиной13.

Чем запивались деликатесы?

Деньги на пропитание выдавались в кассе Секретариата ЦК РКП(б) по статье "на расходы поезда председателя Революционного Военного Совета Республики" секретарю поезда (именно так именовалась должность) Сергею Ивановичу Фирсову14. Поезд в иных бумагах выступал и в качестве покупателя - так, 12 сентября 1922 г. некто Старков отпустил три пуда муки лучшего качества по цене 21 млн руб. за пуд не кому-нибудь, а "поезду Предреввоенсовета Республики т. Троцкого"15.

Но если деликатесные, с точки зрения тогдашнего советского обывателя, продукты регулярно поступали на стол семейства Троцких, то в напитках Лев Давидович и Наталья Ивановна, если судить по документам, были воздержаны. Водок и коньяков в списке закупок не выявлено, но это и немудрено - в тогдашних условиях легальной была продажа только вин крепостью до 20 градусов. Их, собственно, и купили для Троцкого 13 января 1923 г. - за 115 руб. в дензнаках 1923 г. бутылку заграничного портвейна и за 59 руб. бутылку мадеры "подвалов Армении". Удовольствие было недешевым, если сравнить с ценами на закупленные по тому же счету 15 фунтов сахарного песку по цене три с полтиной за фунт16. Вкусы семьи, судя по отчетам, были неизменны - так, 30 марта 1923 г. на рынке было куплено по бутылке портвейна и мадеры по 65 руб. каждая, а 28 июня того же года у нэпманов в Охотном ряду в торгово-промышленном товариществе "Гастроном" поезду председателя Реввоенсовета Республики был выставлен счет, в котором значились две бутылки портвейна по 135 руб. каждая и две же емкости по цене 165 руб. за бутылку безбожно подорожавшей к лету мадеры17.

Гастроном N 1 в Москве. 1924 г.

Исходя из отчетов домашний стол Троцкого в 1923 г. был разнообразен, но ему было далеко до булгаковских "недорезанных большевиками помещиков". В счете о закупках на рынке от 30 марта 1923 г., выписанном неким В. Сурковым, среди 37 позиций находим следующие мясные продукты: двух рябчиков общей стоимостью 8 руб., 10 фунтов языка по 8 руб. за фунт, 10 фунтов не поименованного мяса по 6 руб. за фунт и 13,5 фунта любимой Троцкими телятины по 8 руб. за фунт. Закуплены были и не слишком доступные в конце марта обычным москвичам 5 лимонов по 8 руб. за штуку, 20 яблок по 2 руб. за каждое, 20 яиц по 15 руб. за десяток, а также дорогие колониальные товары - полфунта чаю за 68 руб., полфунта какао за 48 руб., полфунта кофе всего-то за 40 руб. и вздорожавший с середины января более чем вдвое сахар по 8 руб. за фунт. Недешевы были также 2 куска туалетного мыла по 7 руб. за штуку и фунт свечей за 16 руб., но остальные товары из списка не указывают на особенную бытовую прихотливость большого вождя и его супруги - лук, репа, свекла, лавровый лист, мука белая и картофельная, "сухари простые"18 и т.д.

С развитием нэпа у поездных поставщиков провизии Троцкому появился выбор между закупками на рынке и у нэпманских структур, в марте и мае 1923 г. отмечены также выплаты за продукты совхозу "Отрадное"19. Счета из товарищества "Гастроном" показывают, что там 28-29 июня 1923 г. закупались основательнее и масштабнее - пуд сахарного песка, по 20 фунтов манной крупы и соли, два мешка молодого картофеля20. Цены в тех самых дензнаках 1923 г. неслись вперед так неудержимо, что и сотрудники поезда председателя РВСР, чьи старания по снабжению товарища Троцкого вкусной и здоровой пищей без возражений оплачивались из партийной кассы, перешли на сберегающее потребительское поведение, характерное затем для обычных советских граждан в течение многих десятилетий: купить всего побольше и подешевле, а потом уж накопленное проедать...

Итак, в первые годы нэпа Троцкий и его семья, по сути, жили в самом настоящем коммунизме - их снабжение всем необходимым, хоть и секретным путем, но осуществлялось в духе идеала из "светлого будущего" - от каждого по способностям, каждому по потребностям.

Л.Д. Троцкий на митинге.

1. Герман Ю.П. Отец // Герман Ю.П. Рассказы о Дзержинском. Цит. по: http://lib.ru/PROZA/GERMAN/derzhin.txt.

2. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 111. Л. 13 об.

3. Тархова Н.С. Поезд Троцкого - летучий аппарат управления наркомвоена // Материалы Всероссийской конференции "Государственный аппарат России в годы революции и Гражданской войны" (Москва, 22 декабря 1997 г.). М., 1998. С. 128-141.

4. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. М., 2001. С. 401.

5. Тархова Н.С. Указ. соч. С. 132.

6. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. С. 410.

7. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. С. 412.

8. См.: Войтиков С.С. Армия и власть. Корнилов, Вацетис, Тухачевский. 1905-1937. М., 2016. С. 26.

9. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 82. Д. 51. Л. 3.

10. Там же. Л. 2.

11. Там же. Л. 3.

12. Там же. Л. 40.

13. Там же. Л. 19.

14. Там же. Л. 18.

15. Там же. Л. 107.

16. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 82. Д. 52. Л. 57.

17. Там же. Л. 103, 349.

18. Там же. Л. 103-103 об.

19. Там же. Л. 118.

20. Там же. Л. 349-349а.