Новости

17.02.2020 17:03
Рубрика: Общество

Профессор: Человечество недооценивает значение и возможности вирусов

Вспышка коронавируса в Китае встряхнула не только системы здравоохранения всех стран, но и все народонаселение Земли. И не потому, что является самой опасной из всех подобных вспышек, а скорее благодаря информационным технологиям, которые превратили нашу планету в одну большую деревню. Любая новость на одном ее конце тут же прилетает в каждый дом, буквально в каждое ухо. Но на самом деле человечеству пора осознать, какую огромную роль играет микромир в нашей жизни. Об этом "РГ" рассказал заместитель директора ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Александр Горелов.

Александр Васильевич, чем же коронавирус, который уже получил личное имя COVID-19, отличается от тех, которые вызывали похожие вспышки в Китае в 2002 и 2012 годах?

Александр Горелов: Вспышка 2002 года, так называемый тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС) и вспышка 2012 года - ближневосточный респираторный синдром (БВРС) - по масштабам распространения были меньше. Но в 2002-2003 годах заболели 8,5 тысячи человек и 900 из них умерли, то есть летальность была более 10 процентов. А в 2012 году смертность достигала 35 процентов. Поэтому новая вспышка обоснованно вызвала тревогу. По масштабам она больше прежних, хотя на этот раз смертность не выше 2-2,2 процента.

Получается, что коронавирус давно и хорошо знаком специалистам?

Александр Горелов: Да, коронавирусы являются причиной большого количества острых респираторных заболеваний во всем мире. Всего их 40, из них патогенны для человека 6. В основном природным резервуаром этих вирусов являются животные, а "человеческие" штаммы постоянно циркулируют в популяции. Новые респираторные возбудители появляются практически каждый год. Уже в этом столетии были открыты бокавирус, который вызывает до 20 процентов ОРВИ у детей, метапневмовирус, новые вирусы гриппа - свиной калифорнийский и птичий, новые серотипы коронавируса. Наконец, последний вариант, который приобрел способность передаваться не только от животных (возможно, летучих мышей) человеку, но затем и от человека к человеку.

Именно с этим связаны беспрецедентные меры, которые были предприняты и в Китае, и во всем мире на этот раз?

Александр Горелов: Конечно, учитывая то, что это воздушно-капельная инфекция, способная распространиться очень быстро. Реакция мирового сообщества оказалась действительно беспрецедентной. И связана она с открытостью китайцев: первые 30 заболевших были выявлены в конце декабря, а уже 10 января они расшифровали и передали ВОЗ полный геном вируса. Поначалу у многих это вызывало скепсис, но затем десять взрослых и двое детей заболели в Германии, и немецкие ученые подтвердили правильность расшифровки генома. Стало ясно, что на 90 процентов геном нового вируса повторяет тот, который был в 2002-2003 годах. Все это позволило ученым института "Вектор" Роспотребнадзора очень быстро создать тест-системы для диагностики коронавируса и с их помощью выявлять зараженных. 11 февраля было получено регистрационное удостоверение на тест-систему для выявления РНК коронавируса 2019-nCoV методом ПЦР.

Очень быстро! Но ведь по правилам только на регистрацию нового препарата или устройства требуется не менее 180 дней?

Александр Горелов: Острота проблемы была поднята на уровень президента и премьер-министра, а в экстренных ситуациях обычные правила не работают. А наука наша в состоянии это сделать в течение нескольких дней. Вирусология, к счастью, у нас на высоте.

Создание тест-системы облегчило организацию карантинных мер?

Александр Горелов: Да, но не только это. Когда мы впервые столкнулись с опасной вспышкой коронавируса, никто не знал подходов к ней, не знали даже, какими должны быть режимы вентиляции легких, чтобы адекватно обеспечивать кислородную поддержку в тяжелых случаях. Тогда все это и было разработано. Учитывая определенную геномную последовательность, были предложены и препараты, которые позволили в предыдущие два раза погасить инфекцию. В основном они применяются и сейчас.

Получается, что изменчивость у коронавируса не так велика, как, например, у вируса гриппа?

Александр Горелов: Грипп - это суперпатоген из всех респираторных патогенов. Вот с 1 октября в США начался сезонный подъем гриппа, и уже к февралю 250 тысяч американцев заболели и более 9,5 тысячи человек умерли, то есть летальность уже 3,8 процента. А прогнозировали, что за весь сезон летальных случаев будет 12-15 тысяч. Но про грипп мы как бы все знаем, следим за ним, от него есть вакцины. Причем можно привиться бесплатно, но вакцинировался в этом году только 51 процент населения, хотя угроза заболеть несопоставимо более высокая. А вот все новое у нас вызывает обеспокоенность. На самом деле коронавирусная инфекция широко распространена и у нас, но все известные серотипы вызывают у людей либо легкие респираторные инфекции, либо диареи, у животных те же диареи, перитонит у кошек и т.д. Но вот в Китае на пути какого-то вируса, носителями которого являются животные, попались люди, и он приобрел новые свойства. К нашему счастью, у него незначительная контагиозность - не как у того же гриппа, кори или ветрянки, поэтому вторичных очагов по миру очень мало.

Насколько я помню, респираторных инфекций существует более 200. Но мы их практически не боимся, за исключением гриппа. А они могут преподнести сюрпризы?

Александр Горелов: В Москве нет ни одного сезона, когда бы мы не сталкивались с каким-либо из респираторных вирусов. В России ежегодно среди населения до 18 лет регистрируется более 20 миллионов случаев ОРВИ, дети болеют ими по 10-12 раз в год - это официальная статистика. Но, конечно, далеко не при всех бывают такие исходы, как тяжелая атипичная пневмония. Тем не менее, есть и осложнения, и случаи смерти.

Я читала, что иммунитет к коронавирусной инфекции у людей, которые переболели, нестойкий. Что вполне возможно через какое-то время опять заразиться. Это так?

Александр Горелов: Все вирусы постоянно мутируют, им надо выживать. А вне живых клеток вирус не живет долго, он выживает только в организме животного или человека. Наш приобретенный, или адаптированный, иммунитет как раз и формируется с их помощью, вирусы его тренируют.

Значит, надеяться на то, что если переболел и выздоровел, то второй раз тем же вирусом не заразишься, не приходится?

Александр Горелов: Почему же? Если у вас базисный иммунитет нормальный, то встреча и с коронавирусом не закончится для вас печально. Вот и в Китае у некоторых людей инфекция проходит в стертых формах, они никуда не обращаются, хотя, по сути, являются носителями вируса и могут заражать других. Но это классика жанра инфекционного процесса. Мы всегда говорим только о тяжелых и крайне тяжелых случаях.

Судя по всему, наиболее эффективными методами борьбы с коронавирусом стали раннее выявление заболевших и строгий карантин?

Александр Горелов: Я бы назвал еще индивидуальные средства профилактики. Прежде всего маски. Конечно, специальные респираторы были бы идеальным решением, но и обычные маски годятся, только чтобы они плотно прилегали к лицу и чтобы их меняли каждый час-два. И обязательно защитные очки, потому что вирус может попасть в организм и через слизистую глаз. Лучше, если это специальные очки типа маски для плавания, но и обычные могут быть хорошим барьером. Кроме того, побывав в местах скопления людей и вернувшись домой, необходимо тщательно вымыть руки, умыться, промыть нос, как при любой респираторной вспышке. Хотя по прогнозам наших немецких коллег риск встречи с вирусом даже в аэропорту Шереметьево, куда по-прежнему прилетают авиарейсы из КНР, равен 0,005 процента. А в целом для России он и того меньше.

А есть ли смысл принимать какие-то лекарства или витамины для профилактики вируса?

Александр Горелов: Если мы выполняем требования индивидуальной профилактики, то риск и без того снижается. Но будем отдавать себе отчет, что в настоящий момент ни ВОЗ, ни центры по контролю за инфекциями - никто не знает, что с позиции доказательной медицины какое-то одно средство лучше другого. Для этого нужно набрать опыт, статистику. Минздрав РФ утвердил временные рекомендации, но они тоже будут обновляться. Сейчас это все - открытая система.

А как же рекламные советы о том, что в период эпидемии надо "поддерживать иммунитет", принимать различные "индукторы", "адаптогены" и т.п.?

Александр Горелов: Объективных научных данных о том, что они защищают, нет. Если ты здоров, нужно сохранять здоровье. Если заболел, то все средства, которые перечислены в рекомендациях минздрава, являются рецептурными, их должен назначить врач. И это касается не только нынешней ситуации. Когда у нас в 2009-2010 годах появился "свиной" грипп, мы знали, что эффективны два препарата. Но от профилактического их приема отказались, чтобы не формировать у людей резистентность, то есть устойчивость к ним. Чтобы в случае реального заражения человек их принимал и поправился. А если их принимать с профилактической целью, вирусы к ним приспосабливаются, и когда действительно нужно лечить заболевшего, помочь уже нельзя. Эта тактика у нашего здравоохранения с 2010 года абсолютная четкая. Неразумное применение лекарств может только навредить.

В недавнем журнале Nature была статья о том, что в тяжелых случаях коронавирус вызывает аутоиммунную реакцию - этим и объясняется тяжесть состояния?

Александр Горелов: Так работают практически все вирусы. В первые три недели после заражения иммунитет как бы раскручивается, а на четвертой неделе должно наступить торможение. Но если этого не происходит, развивается аутоиммунное заболевание - организм начинает борьбу с самим собой. Подавить этот процесс можно, только воздействуя непосредственно на вирус противовирусным препаратом.

Китайцы высказали гипотезу, что в подобных случаях может быть эффективен один из противомалярийных препаратов, который подавляет иммунитет…

Александр Горелов: Сейчас в Китае испытывают в клинике несколько десятков препаратов в разных сочетаниях и даже такие, которые еще не зарегистрированы. КНР закупает все известные классы противовирусных препаратов, включая и один наш, у которого есть показания для лечения сезонных коронавирусных инфекций. Подействует ли он на этот серотип, они, возможно, выяснят.

А имеет ли смысл бороться с опасными вирусами, которые живут в природе? Например, добиться элиминации, то есть полного уничтожения коронавируса?

Александо Горелов: Это что же, перебить всех летучих мышей?

Ну, не перебить, а вытеснить этот штамм другим, менее опасным?

Александр Горелов: Зачем же нам вмешиваться в природу? Мы можем запустить процесс, который вообще остановить невозможно. Ведь и вирусы, и бактерии были на планете задолго до появления человека, и вирусов больше, чем растений и животных, вместе взятых. Причем вопреки общему мнению, индигенных, то есть полезных, вирусов намного больше, чем патогенных. И в нас с вами живут наши родные вирусы, которые вместе составляют виром человека. А в целом наш микробиом состоит из бактерий, вирусов, простейших и тех, кого мы пока еще не знаем. В совокупности все они обеспечивают нашу защиту. Если "наши" вирусы позволяют чужим проникнуть в нас, тогда и возникает инфекционный процесс. Жить без микроорганизмов невозможно. Я всегда говорю: если вы боитесь микробов, вы ошиблись с планетой, вам на Земле делать нечего. Только микробиота нашего кишечника содержит столько генетической информации, сколько вмещают 10 самых больших компьютеров на планете. Сейчас мы больше говорим о сердечно-сосудистых и онкологических заболеваниях, видим в них основные угрозы. Но ученые посчитали, что к 2050 году главной проблемой человечества станут именно инфекции, вызванные антибиотико-резистентными микробами. И пока мы не поймем, что с инфекциями шутить нельзя, опасность будет только расти.

А причина - в несоблюдении правил гигиены?

Александр Горелов: Конечно! Мы пренебрегаем элементарными правилами, даже руки лишний раз не моем. Вот людям говорят, что превышен эпидемический порог по гриппу, а они едут в супермаркет с грудными детьми закупать продукты. В пространство, где скученность, плохая вентиляция, пыль и наверняка есть больные или носители вирусов! Нам говорят, что грипп будет серьезный, опасный. Что, все мы дружно кинулись прививаться?

Вернемся к коронавирусу - нужно ли создавать вакцину от него?

Александр Горелов: Масштабы заболевания покажут. Пока это не та ситуация, как с гриппом, когда болеет треть населения Земли. В Ухане с населением в 16 миллионов при капельной инфекции на 17 февраля заболело всего 70,5 тысячи человек - это меньше 0,5 процента. Матрица вакцины есть. Но чтобы не просто галочку поставить, вакцина должна быть а) эффективной и б) безопасной. Поэтому нужны опыты на разных животных, проверки на эмбриотоксичность, аллергенность, массу других параметров. Разработка хорошей вакцины требует не менее 3-8 8 месяцев и огромных затрат. Это не значит, что работа не ведется, над созданием вакцины трудятся несколько научных учреждения нашей страны, в том числе два института Роспотребнадзора.

Но если инфекция не будет распространяться, уже к концу февраля интерес к коронавирусной инфекции пропадет. К тому же вакцина - не панацея. Прививки абсолютно необходимы при жизнеугрожающих ситуациях - столбняк неизлечим, бешенство неизлечимо, да та же дифтерия - при вспышке в Москве было 20 тысяч смертей, когда перестали прививать от нее детей. Вот сейчас распространяется корь среди тех, кто не привит или не провел ревакцинацию. А этот возбудитель ничуть не менее опасен коронавируса.

Меры, которые предприняты в связи с коронавирусом в Китае, в других странах, и у нас в том числе, потребовали немалых затрат. Результат их оправдывает?

Александр Горелов: Если их не предприняли бы, последствия были бы намного дороже: весь Китай полыхнул бы, а не только Ухань и вокруг него. Сколько потребовалось бы стационарных коек, лекарственных препаратов и какими были бы последствия для здоровья миллионов людей? К тому же мы еще до конца не знаем, как поведет себя инфекция. Так что все было сделано очень правильно.

Можно ли прогнозировать развитие ситуации?

Александр Горелов: Как видим, периодичность появления новых респираторных вирусов непредсказуема. Сейчас идет скорее информационная эпидемия, чем вирусная. При прошлых вспышках Китай до 90 дней ничего не сообщал, и мировой паники не было. А в этой ситуации открытости после сообщения о 30 случаях началась реальная паника. Но на самом деле это предупреждение всем нам - относиться к своему здоровью более внимательно.

Общество Здоровье Распространение коронавируса COVID-19