1 марта 2020 г. 13:55
Текст: Юлия Кудрина (кандидат исторических наук)

Императрица Мария. Сердце матери

До последних дней мать расстрелянного Николая II верила, что сын жив
7 апреля 1919 г. после получения известий о приближении к Крыму войск Красной армии бывшая вдовствующая императрица Мария Федоровна на английском военном корабле "Мальборо" покинула Россию.
Мария Федоровна на побережье у Видовре. Дания. 1908 г. Фото королевы Александры. Фото: Getty Images
Мария Федоровна на побережье у Видовре. Дания. 1908 г. Фото королевы Александры. Фото: Getty Images

"Любила и страну, и народ"

"Я испытываю тяжелые, к тому же еще и горькие чувства из-за того, что мне таким вот образом приходится уезжать отсюда по вине злых людей!.."1. "Я прожила здесь 51 год и любила и страну, и народ. Жаль! Но раз уж Господь допустил такое, мне остается только склониться перед Его волей и постараться со всей кротостью примириться с этим", - записала она в дневнике. Долгое время Мария Федоровна надеялась на помощь белым со стороны союзнических войск. В письме сестре Александре от 19 февраля 1919 г. она писала: "Боюсь, у нас вовсе не понимают, какой опасности подвергаются все страны, если вы в самом скором будущем не окажете нам действенной помощи в деле уничтожения этих исчадий ада [большевиков]. Ведь это ужасная зараза, как чума, распространяющая[ся] повсюду ...они просто-напросто преступники и вовсе не избраны народом, как вы пытаетесь внушить себе"2.

Марию Федоровну волновал вопрос созыва по итогам Первой мировой войны Версальской конференции и ее предстоявшее решение. Из письма императрицы от 19 февраля 1919 г.: "С большим нетерпением ожидаю я результатов мирной конференции - боюсь, ничего из этого не выйдет, ведь у каждой стороны свое, иное мнение, и как при Вавилонском столпотворении, они будут судить да рядить, каждая преследуя только собственную выгоду - а вдруг и порешат оставить Россию такой, как сейчас, то есть расколотой на части, или же республикой!! Это было бы неописуемо печально и возмутительно! Нет, не могу в такое поверить, это уже слишком, просто ужасно! В особенности я опасаюсь Вильсона - президента, который ничего не знает о положении дел в стране и наверняка сочтет, что республика - вариант для нас, а ведь ее, эту республику, желают только большевики да отребье, стоящее во главе нынешнего правительства. Величайшая ошибка состоит именно в том, что с ними вообще захотели вести переговоры и особенно после того, как они показали, кто они такие, пойдя на заключение сепаратного мира с Германией"3.

Императрица Мария Федоровна на борту корабля "Мальборо". 1919 г.

Английские унижения

8 мая 1919 г. через Константинополь и Мальту в сопровождении близких родственников и верных друзей императрица Мария Федоровна на английском судне "Лорд Нельсон" прибыла в Англию. Пребывание здесь длилось все лето. Для Марии Федоровны это были трудные дни. Как и прежде, не было никаких достоверных сведений о судьбе ее сыновей, и хотя ее английские родственники (сестра Александра, ее дети и внуки, король Георг (Джорджи) и его супруга Мэй) выказывали ей свое расположение, она в Англии часто чувствовала себя униженной и оскорбленной. 5 июня 1919 г. она сделала следующую запись в дневнике: "Поднялась рано, побыла у Аликc, затем пришли Долгор[укий] и Вязем[ский] и показали мне дурацкую статью в газете, где сообщалось, что некий полковник Веджвуд в Палате общин задал вопрос, что означает тот факт, что я у себя принимаю русских офицеров. Этот субъект переходит все границы приличия - разве ему или кому-либо другому может быть дело до того, с кем я встречаюсь или чем я занимаюсь. Какая наглость! Один из присутствовавших парламентариев отпарировал ему. Многие зааплодировали, чем его очень отрезвили"4.

Тяжелым оказалось для императрицы присутствие на так называемом Параде мира 19 июля 1919 г. у Букингемского дворца. "Парадное шествие начали американцы с генералом Першингом - все союзные войска, исключая наших! О вкладе России в войну никто не говорил"5, - записала Мария Федоровна.

1 августа в греческой церкви состоялась панихида по всем павшим на войне. "Служба была красивая и торжественная. Но с какой огромной горечью и печалью я думала о страшном числе наших безвинных людей, воевавших вместе с союзниками и отдавших в эти четыре года войны свои жизни! Теперь этот факт совершенно игнорируют и не придают этому никакого значения. Для них Россия больше вообще не существует..."6.

Императрица Мария Федоровна (1847-1928), датская принцесса Дагмар, супруга императора Александра III. 1920 г. Фото: Getty Images

Расследование судьбы сына

Вдовствующая императрица долгое время продолжал верить, что ее сын Николай Александрович и его семья "чудодейственным способом" спасены. Она запретила близким ей людям служить панихиду по ним. Когда в октябре 1918 г. Мария Федоровна получила письмо от своего племянника датского короля Кристиана Х, в котором он выражал соболезнования по поводу гибели Николая II, в ответном послании императрица написала:

"Ужасающие слухи о моем бедном любимом Ники кажется, слава Богу, не являются правдой. После нескольких недель жуткого ожидания я поверила в то, что он и его семья освобождены и находятся в безопасности. Можешь представить, каким чувством благодарности к нашему Спасителю наполнилось мое сердце!.. Теперь, когда со всех сторон мне говорят об этом, я должна надеяться, что это действительно правда. Дай-то Бог"7.

Но все реже она слышала, что царская семья спасена и находится в безопасности под опекой какого-либо государства.

Следователь Н.А. Соколов, который вел дело о расстреле царской семьи, настойчиво добивался свидания с вдовствующей императрицей. Было очевидно, что он бы хотел вручить Марии Федоровне вещественные доказательства, свидетельствовавшие о том, что вся семья ее сына расстреляна. Мария Федоровна и сама хотела встретиться со следователем, но не решалась. Когда уже было договорено, что встреча состоится, неожиданно пришла телеграмма от дочери Марии Федоровны великой княгини Ольги Александровны, в которой говорилось: "Уговорите Соколова и Булыгина не приезжать". Было очевидно, что подобная встреча слишком тяжела для императрицы. В то время она была уже серьезно больна и не могла говорить с человеком, который собирался рассказать ей страшные подробности.

Мария Федоровна продолжала ждать известий о том, что кто-то из ее сыновей и внуков остался в живых. Она пыталась получить свежую информацию и от своих соотечественников - датчан, работавших с большевиками в Советской России. Великая княгиня Мария Павловна (младшая) вспоминала: "О сыновьях и внуках она говорила, как о здравствующих, ждала известий от них самих. Она твердо стояла на своем, и ее вера передавалась другим, полагавшим, что она располагает некими обнадеживающими свидетельствами. Рождались и ходили, обрастая все новыми подробностями, самые фантастические слухи... Всегда кто-то знал кого-то, видевшего письма, получавшего записки, говорившего с очевидцами, и тому подобное, пока, наконец, эти басни не стали содержанием обычной светской болтовни и никто уже не принимал их всерьез"8.

Королева Александра (1844 - 1925), вдова британского монарха Эдварда VII, посещает Королевское садоводческое общество в Челси, Лондон. Вместе с ней ее сестра Мария Федоровна (в центре). Май 1919 г. Фото: Getty Images

Датская повседневность

Перебравшись из Англии в свою родную Данию (прежде чем стать российской императрицей, Мария Федоровна была датской принцессой) в августе 1919 г. без средств, Мария Федоровна испытывала большие материальные затруднения.

Она активно принимала многочисленных визитеров и не оставалась равнодушной к общественной и политической жизни страны. Ее возмущала позиция датского правительства, которое допустило советских дипломатов в страну и вело с ними официальные переговоры (Миссия российского представителя М.М. Литвинова должна была способствовать установлению дипломатических и торговых отношений между Данией и Советской Россией).

В письме сестре в Англию Мария Федоровна писала: "Представь себе, что мерзавец Литвинов-Финкельштейн до сих пор здесь! И раз уж никто не предпринимает никаких мер, чтобы выслать его, я просила полицмейстера зайти ко мне, чтобы задать ему вопрос, почему ему [Литвинову] позволяют находиться здесь так долго? Он ответил, что, к сожалению, ничего не может поделать, так как премьер-министр, этот скотина Ц[але] запретил полиции следить за его передвижениями и, более того, теперь отдал полицмейстеру приказ снять с Литвинова наблюдение. Никогда ни с чем подобным не сталкивалась, ведь теперь этот подлец может сеять раздоры и несчастья и отравлять атмосферу здесь, в Дании, своей пропагандой, как ему заблагорассудится, еще бы - он протеже самого премьер-министра. Очаровательно! Я сразу же рассказала обо всем Кристиану9, который несколько удивился моим словам, поскольку ничего об этом от своих министров не слышал, да, судя по всему, и не понимает, какую угрозу таит в себе пребывание здесь этого опасного человека"10.

Император Николай II с семьей. 1914 г. Фото: РИА Новости

Монархические игры

В 1921 г. в баварском курортном городке Рейхенгалле состоялся общероссийский монархический съезд, на котором был избран Высший монархический совет. Совет в августе 1922 г. обратился к Марии Федоровне с просьбой указать лицо, которое должно было бы до восстановления в России монархии стать блюстителем престола и главой монархического движения. Митрополит Антоний (Храповицкий), генерал-адъютант В.М. Безобразов и Н.Е. Марков посетили Марию Федоровну, но она, приняв их поочередно, предпочла уклониться от того, чтобы возглавить движение. Тем не менее состоявшееся 19-20 ноября 1922 г. в Париже особое совещание Высшего монархического совета в своем постановлении признало высший авторитет Марии Федоровны в монархическом движении11.

Главными претендентами на принятие императорского титула были великий князь Николай Николаевич (младший) и великий князь Кирилл Владимирович. В 1922 г. последний заявил о принятии императорского титула, а 13 сентября 1924 г. опубликовал манифест "К русскому народу и русскому воинству".

Мария Федоровна отреагировала на эти события отрицательно. 4 октября 1924 г. в письме великому князю Николаю Николаевичу (младшему) она отметила: "Болезненно сжалось мое сердце, когда я прочла манифест вел[икого] князя Кирилла Владимировича, объявившего себя императором всероссийским. Боюсь, что этот манифест создаст раскол и уже тем самым не улучшит, а, наоборот, ухудшит положение и без того истерзанной России... Уверена, что Вы, как старший член Дома Романовых, одинаково со мной мыслите. Мария"12.

В письме своей подруге княгине А.А. Оболенской в Париж 9 октября 1924 г. Мария Федоровна писала: "Вы должны понять, насколько я была и все еще остаюсь в мучительным состоянии изо всех печальных событий прошедших недель, после манифеста, изданного Кириллом Владимировичем. Это ужасно и какие новые смятения он посеял в уже измученных душах! Надеюсь, что мой ответ Николаю Николаевичу был правильно понят. Потому что для меня возможен только один ответ: что я убеждена, что мои любимые сыновья живы, и потому я не могу никому позволить занять их место! Все эти письма, которые я получаю, написаны не для того, чтобы меня успокоить. Это все равно как если бы мне вонзали кинжалом в сердце. Я молю Господа прийти нам на помощь и указать нам истинный долг каждого из нас. Кирилл Владимирович написал мне, прося моего благословения, но он даже не дождался моего ответа, потому что в тот же день его манифест уже был напечатан во всех газетах"13.

Молитвенник императрицы Марии, подарок ее матери королевы Луизы. Фото: РИА Новости

P.S.

Мария Федоровна умерла 13 октября 1928 г. и была похоронена в Роскилльском соборе под Копенгагеном. В 2006 г. ее прах по договоренности между Президентом России В.В. Путиным и королевой Дании Маргрете II был доставлен в Россию и погребен в Санкт-Петербурге в Петропавловском соборе рядом с могилой супруга Марии Федоровны императора Александра III.


1. Дневники императрицы Марии Федоровны. 1914-1920, 1923 гг. Под ред. Ю.В. Кудриной. М., 2005. С. 322.

2. Hoover Institution Archives (HIA). Romanov family papers. Box 7. Folder 16.

3. HIA. Romanov family papers. Box 7. Folder 2.

4. Дневники императрицы Марии Федоровны. С. 349.

5. Там же. С. 364.

6. Там же. С. 453.

7. Jensen B. Zarmoder blandt Zarmordere. Enkekejserinde Dagmar og Danemark 1917-1928. Kbhvn, 1967

8. Мария Павловна. Мемуары. М., 2000. С. 136.

9. Кристиан Х - король Дании, племянник Марии Федоровны.

10. HIA. Romanov family papers. Box 7. Folder 16.

11. Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов. Док. и мат., т. 2. Несбывшиеся мечты. 1923., с. 366.

12. Воейков В.И. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта Государя Императора Николая II. М., 1994. C. 254.

13. Императрица Мария Федоровна, великая княгиня Ксения Александровна, великая княгиня Ольга Александровна. Письма (1918-1940) к княгине А.А. Оболенской. М., 2013. С. 67.