Новости

05.03.2020 06:03
Рубрика: Экономика

У ЧП есть фамилия и должность

С чем связан всплеск смертельного травматизма на угледобывающих предприятиях Кузбасса
В прошлом году в угольной отрасли Кузбасса официально зафиксирована лишь одна авария (против четырех в 2018-м) - возгорание эстакады на обогатительной фабрике "Коксовая". При этом увеличилось число несчастных случаев со смертельным исходом: травмы, не совместимые с жизнью, получил 21 человек (годом раньше - тринадцать).

Формальный подход

По данным Ростехнадзора, в 2019-м в шахтах Кемеровской области погибло девять человек, а на угольных разрезах, которые, к слову, считаются менее опасными, - двенадцать (на семь больше, чем в 2018 году). Главной системной причиной травматизма, как, впрочем, и аварийности, на предприятиях эксперты по-прежнему называют человеческий фактор. А если точнее - формальный характер управления промышленной безопасностью при низком уровне производственного контроля. Люди работают на неисправном оборудовании, не получая нарядов, с нарушением проектно-технической документации, а то и вообще без нее. Организовать производственный процесс так, как того требуют правила, не позволяет уровень квалификации персонала - прежде всего руководящего звена, принимающего управленческие решения. В результате правилами безопасности пренебрегают практически все - от руководителей до рабочих.

- Более половины смертельных случаев приходится на представителей неосновных профессий - горнорабочих подземных, машинистов подземных и буровых установок, учеников, водителей и так далее. При этом основной причиной ЧП остаются умышленное игнорирование требований безопасности, несоблюдение производственной и технологической дисциплины. А иначе чем объяснить высокий уровень смертельного травматизма (четырнадцать процентов) среди инженерно-технических работников? - отмечает исполняющий обязанности начальника управления по надзору в угольной промышленности Ростехнадзора Сергей Мясников. - ИТР не могут в полной мере обеспечить безопасные условия ни себе, ни своим подчиненным. Наряды-задания формируются по принципу: "Не первый год работаете - сами все знаете". Результат - смертельные травмы электрослесарей (а это каждый пятый погибший), часто не связаны с их непосредственной работой - ремонтом горно-шахтного оборудования. А в шестидесяти процентах случаев основной травмирующий фактор - воздействие машин и механизмов, включая транспорт.

Так, в феврале 2019-го на одном из угольных разрезов в Междуреченске служебный автобус сорвался в забой с десятиметровой высоты. Восемь из 23 пассажиров погибли, еще четверо тяжело пострадали. 50-летний водитель автобуса, не справившийся с управлением, обвиняется в нарушении требований промбезопасности, повлекшем по неосторожности смерть людей. Уголовное дело готовится к передаче в суд.

Случайных ЧП не бывает

Эксперты констатируют: самые травмоопасные на угледобывающем предприятии - вовсе не ночные смены. Около сорока процентов несчастных случаев происходит с 09:00 до 15:00. По наблюдениям, именно в это время на большинстве производственных объектов проводятся ремонтные и пусконаладочные работы под контролем ИТР.

- И еще: если в 80-90-х годах прошлого века большинство травмированных горняков, в том числе смертельно, было из числа либо молодых специалистов без опыта, либо пожилых людей, то в последние пять лет в списках жертв фигурируют самые работоспособные, - подчеркивает Сергей Мясников. - Почти семьдесят процентов трагических несчастных случаев происходит с людьми в возрасте от тридцати до пятидесяти лет. Они не могут не представлять все последствия нарушений, а значит, допускают их осознанно, зачастую объясняя производственной необходимостью. Надо помнить, что не бывает случайных ЧП. У них всегда есть фамилии и должности. Авариям всегда предшествуют действия или бездействие конкретных руководителей и специалистов. И в большинстве своем это не заместитель директора по промышленной безопасности и охране труда, а зам по производству, главный инженер и начальник участка.

Кстати, в 2019 году угольная прокуратура выявила пять фактов трудоустройства на инженерно-технические должности по фальшивым дипломам. По двум уголовным делам уже вынесены обвинительные приговоры, еще три находятся в производстве у дознавателей. Кроме того, старший помощник Кемеровского межрайонного прокурора по надзору за исполнением законов в угледобывающей отрасли Юрий Моор сообщил, что на поднадзорных объектах за год были дисквалифицированы, в том числе за нарушения требований охраны труда и промбезопасности, восемь должностных лиц.

Так, на полгода лишился должности помощник механика участка шахты "Большевик", допустивший эксплуатацию вентиляторов шахтного местного проветривания без положительного заключения экспертизы. А на шахте имени С. Д. Тихова суд дисквалифицировал механика участка аэрологической безопасности и главного инженера. На предприятии не поверяли вовремя метановые датчики, датчики систем оповещения и определения местоположения персонала и транспорта в горных выработках, эксплуатировали потенциально опасные здания и технические сооружения.

А инвестиции растут

Между тем все это происходит на фоне инвестиций отраслевых компаний в промбезопасность и охрану труда. По данным минэнерго РФ, в 2019 году почти половину из 12,49 миллиарда рублей угольщики направили на мероприятия по предупреждению опасных и вредных производственных факторов, а более двадцати процентов общей суммы - на оснащение шахт современными системами контроля состояния и прогноза явлений, способных привести к авариям и смертельным несчастным случаям. И в Кузбассе, несмотря на непростую экономическую ситуацию, инвестиции в безопасность сохранили на прошлогоднем уровне - 4,6 миллиарда рублей.

- В 2019 году угольщики добыли более 250 миллионов тонн угля, ряд крупных компаний при этом внедряет цифровые системы контроля, - уточнил зам-губернатора области Андрей Панов. - Это позволяет автоматически выявлять нарушения. Например, когда люди работают без спецодежды и средств индивидуальной защиты. Некоторые предприятия при этом используют отечественное программное обеспечение. Реализуются проекты по безлюдной добыче угля. На одном из предприятий осуществили пробный пуск беспилотного самосвала. В ближайшем будущем в регион поступит еще около десяти 220-тонных машин челночного типа. А на подземных работах, кроме прочего, внедряют проходческие комбайны, управляемые на расстоянии с помощью пульта. Но в плане промышленной безопасности, конечно, еще есть над чем работать.

Кстати

Среди упомянутых экспертами мер - повышение эффективности надзорной деятельности, несмотря на то, что все шахты Кемеровской области имеют самый высокий класс опасности, а значит, контролируются в постоянном режиме. Тем не менее надзорные ведомства должны немедленно реагировать на любую информацию о нарушениях, представляющих угрозу жизни и здоровью людей. Такие сведения могут поступать как от работников предприятий, так и от общественников. В свою очередь председатель территориальной организации Росуглепрофа в Прокопьевске и Прокопьевском районе Александр Базаркин полагает, что стоит вернуться к старой системе поощрения профсоюзных уполномоченных по охране труда (скажем, предоставлять им дополнительные дни к отпуску). Эти специально обученные люди, имеющие удостоверения, за минувший год внесли свыше 1,4 тысячи предложений, как сделать работу в угольной отрасли Кузбасса безопаснее.

В регионах Экономика Работа Охрана труда Филиалы РГ Сибирь СФО Кемеровская область Аварии на шахтах