1 марта 2020 г. 17:00
Текст: Марина Дацишина (кандидат исторических наук, главный специалист РГАСПИ) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")

С Нюрнбергским трибуналом - не согласны!

Отклики немецких, австрийских, венгерских, румынских и японских военнопленных на приговор Нюрнбергского трибунала
Международный трибунал в Нюрнберге проходил с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 гг. Это был первый процесс над бывшими руководителями нацистской Германии. По приговору трибунала в Нюрнберге к высшей мере наказания через повешение были приговорены: Мартин Борман (заочно), Герман Геринг, Фриц Заукель, Артур Зейсс-Инкварт, Альфред Йодль, Эрнст Кальтенбруннер, Вильгельм Кейтель, Иоахим фон Риббентроп, Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер. К пожизненному заключению были приговорены: Рудольф Гесс, Вальтер Функ и Эрих Редер. 20 лет тюремного заключения получили Бальдур фон Ширах и Альберт Шпеер. 15 лет тюремного заключения получил Константин фон Нейрат. К 10 годам тюремного заключения был приговорен Карл Дёниц. Трое обвиняемых были оправданы международным трибуналом: Ганс Фриче, Франц фон Папен и Ялмар Шахт.
Главный обвинитель от СССР генерал-лейтенант Роман Андреевич Руденко во время выступления на международном судебном процессе над бывшими руководителями гитлеровской Германии в Нюрнберге. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 416.
Главный обвинитель от СССР генерал-лейтенант Роман Андреевич Руденко во время выступления на международном судебном процессе над бывшими руководителями гитлеровской Германии в Нюрнберге. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 416.

Эпилог в Нюрнберге

Источники о ходе процесса

Документы Международного трибунала в Нюрнберге, которыми располагала советская сторона, были привезены в Москву. Сейчас они находятся в ГА РФ (Ф. 7445). Документы по двум описям фонда включают тысячи дел на английском, немецком, французском и русском языках.

В РГАСПИ можно ознакомиться с откликами на события в Нюрнберге на страницах газет "Правда" и "Комсомольская правда". Кроме того, отдельные документы нескольких фондов отражают ход подготовки к процессу (допросы немецких военнопленных и пр.) и реакцию отдельных социальных групп на его решения1.

Сразу после окончания процесса стали выходить сборники документов, которые включали протоколы допросов обвиняемых стороной обвинения. Впоследствии сборники стали многотомными2. На процессе было аккредитовано значительное число переводчиков, журналистов из разных стран мира; были привлечены психологи. Их воспоминания являются важным источником о процессе3.

Ход процесса в Нюрнберге был заснят на кино- и аудионосители. Это упростило реконструкцию судебных заседаний в документальном4 и зарубежном художественном кинематографе5.

Нацистские преступники на скамье подсудимых во время международного судебного процесса. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 415. Л. 1.

Взгляд из мест заключения

Фонды РГАСПИ включают отдельные документы, которые позволяют реконструировать реакцию на процесс в Нюрнберге. Ниже мы публикуем отклики военнопленных из разных стран на приговор суда в Нюрнберге (док. 1). Респонденты заняли полярные позиции. Все были не согласны. Одни - с мягким приговором для четверых заключенных, другие - с суровым приговором для остальных6.

Наиболее негативная реакция на мягкие решения Международного трибунала была характерна для немецких и японских военнопленных.

Кроме того, приводимые документы отражают мнение в основном рядового и младшего офицерского состава: военнопленные высшего командного состава содержались отдельно.

На позицию попавших в плен влияли и условия их содержания. Почти в каждом лагере военнопленных были открыты клубы, библиотеки и радиоузлы, работали кружки самодеятельности. В лагерях регулярно проводились политзанятия с чтением газет. Во исполнение директивы N 208 от 31 июля 1943 г. наркома НКВД Л.П. Берии в лагерях проводились читки газеты "Известия". Кроме того, регулярно проводились собрания и митинги, велись индивидуальные и групповые беседы на темы: "Товарищ Сталин - вождь мирового пролетариата", "Сталинская конституция", "Что такое советская власть", "О социальном обеспечении в СССР", "Адольф Гитлер - проклятие Германии", "Причиненный немецкими оккупантами ущерб Советскому Союзу в войне 1941-1945 гг." и т.д. В лагерях были штатные инструкторы и комиссары политотделов, которые и фиксировали настроения и реакции военнопленных7.

Дополнительным источником были письма с родины. Мы публикуем архивный документ о масштабах организованной переписки (док. 2). До окончания войны военнопленные фактически не имели контактов с родными, за исключением высших офицеров, для которых, несмотря на сложности, письма доставлялись через линию фронта с родины и из нейтральных стран, хотя правила переписки военнопленных были определены еще летом 1941 г. в "Инструкции о порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД" (раздел 5)8.

Завершение военных действий в Европе и репатриация на родину значительной части военнопленных позволили упростить организацию переписки. В первую очередь урегулировали правила переписки для итальянцев (июнь 1945 г.), в последнюю очередь - для японцев (1946 г.). Вместе с тем, осужденные военными трибуналами за военные преступления были лишены возможности переписки с родными. С середины 1947 г. военнопленным было разрешено получать переводы из-за границы9.

Переписка военнопленных подвергалась цензуре. По разным оценкам, от 5 до 30% от общего состава всей входящей и исходящей почты военнопленных было изъято из-за содержавшихся сведений, составлявших военную или государственную тайну, а также осуждение лагерных порядков10.

Карикатуры подсудимых, сделанные американских художником Бай Пайсом во время судебного процесса в Нюрнберге. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 413. Л. 25.

1. Сообщение министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову

Совершенно секретно

Министерство внутренних дел СССРЭкз. N 3

26 октября 1946 г.

N 4888/к Гор. Москва

ЦК ВКП(б)

Товарищу Жданову А.А.

Министерство внутренних дел СССР приводит высказывания военнопленных в связи с приговором Международного Военного Трибунала по делу немецких военных преступников.

На собраниях и митингах, проведенных в связи с вынесением приговора, а также в частных беседах большинство военнопленных, содержащихся в лагерях МВД, одобряет приговор Международного Военного Трибунала об осуждении 12 главных военных преступников к смертной казни через повешение и высказывает недовольство оправданием Папена, Шахта, Фриче11 и мягкостью приговоров в отношении Гесса и Шираха.

Негодующий рокот...*

В обращении на имя председателя Социалистической единой партии Германии Вильгельма Пик[а] 476 военнопленных немцев, содержащихся в лагерном отделении 12 (Челябинская область), пишут:

"Мы с нетерпением ждали сообщения о приговоре, и когда оно поступило, то сердце всех военнопленных наполнилось глубоким удовлетворением. Мы удовлетворены, прежде всего, тем, что 12 главных военных преступников приговорены к смертной казни. Наряду с этим среди нас можно наблюдать негодующий ропот, когда мы узнаем, что представители фашистских поджигателей войны - Фриче, Папен и Шахт оправданы, а Гесс и Ширах приговорены к тюремному заключению.

Поддерживая высказывание советского представителя, мы протестуем против снисходительности по отношению к преступникам, несправедливо оправданным Трибуналом"12.

В принятом на собрании военнопленных лагеря N 193 (Вологодская область) резолюции говорится:

"Мы приветствуем приговор Военного Трибунала над военными преступниками-поджигателями войны и считаем справедливым применение к большинству подсудимых высшей меры наказания - казни через повешение. Вместе с тем выражаем свое несогласие с оправдательным приговором и мягким наказанием ряда военных преступников. Мы присоединяемся к заявлению советского представителя и требуем осуждения преступников только к смертной казни, если не Международным Трибуналом, то немецким военным судом. Смерть главным немецким военным преступникам Папену, Шахту, Фриче и Гессу!"

Должен быть только один приговор...

16 военнопленных австрийцев из числа антифашистского актива, содержащихся в том же лагере, в принятой на собрании резолюции пишут:

"Военным Трибуналом справедливо наказаны военные преступники, присужденные к смертной казни через повешение. Но мы не согласны с решением суда об оправдании трех преступников и тюремном заключении Гесса и Шираха. Для них должен быть только один приговор - смертная казнь. Мы, австрийцы, надеемся, что оправданный Папен и осужденный к тюремному заключению Ширах будут преданы австрийскому народному суду и осуждены к смертной казни".

65 военнопленных, содержащихся в лагере N 190 (Владимирская область) в своем обращении к Международному Трибуналу пишут:

"Оправдание фашистских преступников, виноватых в несчастье всего мира и немецкого народа, как Шахта, Папена и Фриче, нам непонятно. Мы также считаем, что наказание Гесса является необоснованно мягким. Гесс - заместитель "фюрера"13 также заслужил смертную казнь. Мы убеждены, что немецкий суд вынес бы всем подсудимым смертный приговор".

Военнопленные немцы, содержащиеся в 1-м лагерном отделении лагеря N 190, написали Международному Военному Трибуналу протест, в котором заявляют:

"Мы, немецкие военнопленные, протестуем против оправдания главных военных преступников Папена, Шахта и Фриче. Мы не можем и не желаем забыть, что фон Папен виновен в приходе к власти гитлеровской клики, что Шахт создал финансовую почву фашистскому господству и участвовал в подготовке агрессивной войны, что Фриче пропагандировал варварскую войну. Все вышеназванные, находясь на ответственных постах, поддерживали всеми средствами нацистскую систему и являются виновниками бедствий, принесенных Гитлером народам многих стран. Мы требуем, чтобы Папен, Шахт и Фриче немедленно были преданы немецкому народному суду, где они должны получить заслуженную кару за свои преступления".

Сообщение министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову.

Несогласны с оправданием...

800 военнопленных немцев, содержащихся в лагере N 263 и 565 военнопленных лагеря N 406 (Орловская область) приняли на собрании резолюции, в которых также одобряют приговор о казни 12 главных немецких преступников и требуют применения высшей меры наказания к незаконно оправданным подсудимым и осужденным к тюремному заключению.

Военнопленные немцы, содержащиеся в лагере N 137 (Саратовская область), написали протест, адресованный Контрольному Совету в Германии, в котором они выражают недовольство и возмущение оправданием подсудимых Шахта, Папена и Фриче, мягкостью приговора в отношении Гесса, Шираха и других, а также непризнанием преступными организациями гитлеровского правительства, генерального штаба и "ОКВ".

Протест подписали 1169 военнопленных.

247 военнопленных румын, содержащихся в лагере N 307 (Кировская область), выражая свое недовольство мягкостью приговора в отношении Гесса и Шираха и оправданием Папена, Шахта и Фриче, написали протест, в котором требуют к ним смертной казни.

Одиночная камера, где содержались преступники. Фото: РГАСПИ

Зафиксированы следующие высказывания отдельных военнопленных:

Бывший полковник германской армии Августович:

"В 1945 году фашизм был раздавлен, и главные заправилы гитлеровского государства предстали перед судом Международного Трибунала. Мы одобряем приговор, но не согласны с оправданием Шахта, Фриче и Папена. Я полностью поддерживаю мнение члена Военного Трибунала от Советского Союза".

Бывший капитан германской армии Циммерман Вильгельм:

"Приговор Международного Военного Трибунала в Нюрнберге является справедливым. Его одобрят все немцы. Мы надеемся, что оправданные судом темные личности будут судимы немецким народом. В лице Папена мы имеем змею, опасность которой мы должны себе представить".

Бывший унтер-офицер германской армии Фридрих Эрих:

"Произнесен приговор над людьми, которые превратили наше отечество и города Европы в груду развалин. По их вине народы перенесли тяжелые страдания. Приговор преступникам должен быть только один - смерть через повешение. Ни один из них не должен остаться в живых".

Бывший старший лейтенант германской армии Дипольд Иосиф:

"Все главные немецкие военные преступники, представленные на Нюрнбергском процессе, заслужили смертную казнь потому, что они виновны в бедствиях, причиненных немецкому народу и другим нациям".

Японские генералы Сиина Масатаки, Такахаси Такаацу, Танигути Хацудзо в беседе между собой говорили:

"Опубликованный в газете приговор немецким военным преступникам справедлив. Вполне естественным является протест Советского Союза против признания некоторых преступников невиновными, так как Советский Союз в этой великой войне потерял огромное число людей и колоссальное количество имущества".

Ялмар Шахт (слева) и Франц фон Папен, нацисты, оправданные трибуналом. Нюрнберг. 29 ноября 1945 г. Фото: AP

Давно ждали приговора...

Военнопленный врач бывшей германской армии Пшебило Герберт:

"Мы, немцы, давно ждали приговора и, наконец, он опубликован. Приговор справедливый, но я не согласен с оправданием Фриче, Шахта и фон Папена, а также с тем, что Шираха приговорили к тюремному заключению. Он развращал немецкую молодежь, втягивал ее в гитлеровскую фашистскую организацию, готовил из нее грабителей и убийц".

Бывший обер-ефрейтор германской армии Бергер:

"Трибунал справедливо поступил в отношении Риббентропа и других, но несправедливо оправдал Фриче, Папена и Шахта, а также слишком мягко отнесся к таким преступникам, как Гесс и Ширах. Их следовало бы тоже повесить".

Бывший обер-лейтенант германской армии Петерс Вилли:

"Оправдание Трибуналом Папена, Фриче и Шахта, а также определение в отношении приговоренных к тюремному заключению - неправильно. Все подсудимые виновны в равной степени и должны понести равное наказание. Шахт - финансировал военную промышленность в агрессивных целях; Фриче - вел воспитательную фашистскую работу, пропагандировал национал-социализм и призывал к агрессии; Папен - занимался внешней политикой в интересах агрессивной войны. Не было никакого основания к оправданию".

Бывший унтер-офицер германской армии Гильман Вильгельм:

"Капиталист Шахт, провокаторы Папен и Фриче, как организаторы войны, должны быть повешены. Совершенно непонятно, почему они оказались на свободе".

Записка о передаче снимков трупов казненных преступников.

Это обман надежд...

Военнопленный бывшей германской армии Зубрик Эрих:

"Нужно уничтожать всех военных преступников, скрывающихся до сих пор в английской и американской зонах оккупации. Всех их надо выловить и посадить на скамью подсудимых".

Бывший унтер-офицер германской армии Мюллер Фриц:

"Оправданные Шахт, Папен и Фриче с помощью западной реакции будут творить новые преступления против человечества. Нас особенно возмущает оправдательный приговор этим трем бандитам. Надо было их всех повесить".

Военнопленный бывшей германской армии Бинтлер Фриц:

"Мягкий приговор в отношении трех преступников - это крупный обман надежд демократии всего мира. Этот приговор может окрылить немецкую реакцию, которая видит в лице Шахта, Папена и Фриче отъявленных врагов Советского Союза. Это дело английской и американской реакции".

Военнопленный бывшей германской армии Новак:

"Приговор тесно связан с теперешней политической обстановкой. Англия и Америка рассчитывают на немецкие дивизии Германии в случае нового военного конфликта. Этим объясняется оправдание Верховного штаба и командования германской армии. Шахт имеет, кроме дружеских связей, и родственную связь с президентом английского национального банка. Несомненно, английские друзья спасли его. Папен - миллионер, тесно связан с Ватиканом".

Отдельные военнопленные высказывают недовольство тем, что Военный Трибунал не признал преступными "ОКВ" и имперскую канцелярию Гитлера.

Военнопленный румынской армии Константинеску Александру:

"Приходится удивляться тому, что Трибунал не считает верховное командование и правительство фашистской Германии преступными организациями".

Бывший старший лейтенант германской армии Вильга Вильгельм Отто:

"Я не политик и политикой никогда не занимался. Но я не согласен с тем, что фашистское правительство, германский штаб и "ОКВ" не признаны преступными организациями. Надо судить всех членов этих организаций, ибо недорубленное дерево снова вырастет".

Служебная записка Жданову о японских военнопленных офицерах, подготовивших обращение к японскому народу и военнопленным с требованием разоблачения и справедливого возмездия.

Хорошо, если бы помиловали...

Наряду с положительными реагированиями14 основной массы военнопленных на приговор Международного Военного Трибунала имеют место также и отрицательные высказывания со стороны враждебно настроенных элементов.

Бывший майор германской армии Нойман Кристиан Бернард:

"ОКВ" и имперская канцелярия не виноваты - это совершенно ясно. Протест русских не будет принят во внимание. Приговор в отношении Йодля несправедлив, если и считать его виновным, то его нужно расстрелять, ибо генералов не вешают".

Бывший полковник германской армии Крюгер:

"Я не понимаю, как мир мог дойти до того, что руководители государства и виднейшие государственные деятели не могут умереть настоящей солдатской смертью, а должны быть повешены как собаки. Обвиняемые генералы наказаны слишком жестоко. Оправдание Шахта, Папена и Фриче справедливо. Эти люди ни в чем не виноваты. Если Фриче лгал и занимался фальшивой пропагандой, то это он делал в интересах своей родины".

Бывший обер-лейтенант германской армии Офербек:

"Я рад, что не всех приговорили к смерти. Хорошо, если бы осужденных к смерти помиловали. Это могут сделать англичане и американцы, которые имеют больше прав и голосов в Трибунале".

Военнопленный австриец Гайнцель Энгельберт:

"Как и следовало ожидать, некоторые подсудимые не будут казнены. Заявление русского судьи я считаю присущим только им, русским, они готовы уничтожить всех".

Фашистские элементы, восхваляя оправданных преступников, питают надежды, что Фриче, Папен, Шахт и Гесс англо-американской реакцией будут использованы в возрождении фашизма в Германии.

Военнопленный венгерской армии Надь Имре:

"Англия и Америка хорошо сделали, что оставили Гесса, он для них дал много материала. В тюрьме ему будет хорошо, так как Америка и Англия в дальнейшем смогут использовать его в восстановлении фашизма в Германии".

Военнопленный бывшей германской армии Баст Гайнц:

"Для немцев является счастьем, что Шахт освобожден. Этот человек снова поможет немецкому народу".

Солдат бывшей германской армии Шустер:

"Такого приговора мы не ожидали. Наполеона после поражения выслали на остров, но не приговорили к смертной казни. Этого приговора добивалась только Россия".

Министр внутренних дел СССР(С. Круглов)

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 549. Л. 88-96.

Подлинник. Машинопись (на бланке организации), подпись - автограф Круглова С.Н., пометки - автограф Жданова А.А.

Судьи покидают помещение суда. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 418.

2. Сообщение министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова секретарю ЦК ВКП(б) Н.С. Патоличеву

Министерство внутренних дел СССР

Совершенно секретно

30 сентября 1946 г.Экз. N 4

N 4643/к

г. Москва

ЦК ВКП(б)

Товарищу Патоличеву Н.С.15

Решением Правительства военнопленным, содержащимся в лагерях МВД, с июля 1945 года разрешена переписка с родственниками, проживающими в Германии, Австрии, Венгрии и Румынии16.

Изготовление и рассылка почтовых открыток для военнопленных были возложены первоначально на Общество Красного Креста, а с ноября 1945 года - на Главное управление военного снабжения МВД СССР.

Организован цензорский пункт

По состоянию на 1 сентября 1946 года военнопленными отправлено на родину 11 824 400 писем и открыток, из них в Германию - 9 067 160, в Австрию - 674 800, в Венгрию - 1 153 600 и в Румынию - 928 900.

За это же время в адрес военнопленных поступило 10 463 600 писем и открыток, в том числе из Германии - 7 847 700, из Австрии - 688 134, из Венгрии - 1 255 632 и из Румынии - 671 634.

В результате мероприятий, осуществленных Министерством внутренних дел СССР, в августе-сентябре 1946 года обмен письмами между военнопленными и их семьями значительно улучшился. Так, с 1 августа по 15 сентября с.г. военнопленными отправлено на родину 2 918 300 писем и открыток и получено из-за границы 4 648 700 писем и открыток.

Со дня разрешения военнопленным переписки с родиной изготовлено 17 681 000 бланков почтовых открыток установленного образца, которыми военнопленные снабжаются бесперебойно.

Учитывая недостаток в лагерях переводчиков с венгерского и румынского языков, в июле с.г. в лагере N 27 (гор. Красногорск, Московской области) был организован цензорский пункт. За время существования цензорского пункта проверено свыше 115 516 писем в адрес военнопленных румын и венгров за границу.

В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 2 сентября 1946 года об улучшении переписки военнопленных с их семьями МВД СССР проведены следующие мероприятия:

1. Совместно с Министерством связи СССР разработана и разослана на месте инструкция "О порядке прохождения корреспонденции военнопленных немецкой, австрийской, румынской и венгерской национальностей", а также издан совместный приказ об ускорении прохождения переписки военнопленных.

2. Даны указания местным органам МВД об укреплении цензорских аппаратов за счет квалифицированных переводчиков с иностранных языков.

3. Изготовлено в Германии около 7 млн почтовых открыток, часть которых доставлена в Москву.

4. Местными органами МВД, а также специально командированными на места работниками МВД СССР проведена работа по сбору писем и приветствий военнопленных для передачи на радио их родственникам, а также статей в газеты, издаваемые Главным Политическим Управлением Вооруженных сил СССР для населения Германии, Австрии, Венгрии и Румынии.

По состоянию на 20 сентября с.г. в 7-е Управление Главного Политического Управления Вооруженных сил СССР поступило из лагерей МВД и отдельных рабочих батальонов 6500 писем и приветствий, из которых 1800 отправлено в редакцию берлинской газеты "Теглихе Рундшау" и 100 писем в редакцию венгерской газеты "Эстеррейхише Цайтунг".

Приветствие от военнопленных

Радиокомитетом получено из лагерей МВД свыше 60 000 приветствий и обращений, из которых на 24 сентября передано по радио в Германию и Венгрию около 400 приветствий.

Кроме того, в августе с.г. работниками радиокомитета в лагерях Московской области была произведена звукозапись выступлений художественной самодеятельности и приветствий военнопленных немцев и австрийцев для передачи по радио.

В результате установления регулярной почтовой связи военнопленных со своими родственниками, а также проведенной массовой работы, значительно повысилась производительность труда и улучшилось политико-моральное состояние основной массы военнопленных.

В лагере №190 Владимирской области бригада военнопленных выполняет производственные задания на 150-170%. В лагере МВД №252 Брянской области, где хорошо налажена переписка военнопленных с семьями, военнопленные, работающие на паровозостроительном заводе и на заводе "Профинтерн", выполняют производственные задания в среднем по лагерю на 100-130%.

В период проведения Германией выборов в органы местного самоуправления

военнопленные в своих приветствиях и обращениях по радио призывали родственников и знакомых голосовать за кандидатов, выдвинутых Социалистической Единой Партией Германии.

Группа военнопленных немцев лагеря №234 Куйбышевской области в своем обращении к населению провинции Тюрингия говорила:

"Мы, военнопленные лагеря №234, приветствуем вас и желаем активного участия в выборах. Мы хотим, чтобы больше не было юнкеров, капиталистов и помещиков, чтобы вы больше наказывали военных преступников, мы желаем жить спокойно и мирно, мы за демократическую республику и дружественные отношения с Советским Союзом".

Содержащийся в лагере МВД №82 Воронежской области военнопленный Кумердорф Иоганн в письме своей жене сообщает:

"Чем скорее в Германии установится покой и порядок на демократической основе и чем скорее будет искоренена фашистская партия, тем скорее возвратимся мы, военнопленные, на родину и сможем обеспечить наше будущее.

Поэтому выбирайте кандидатов от Социалистической Единой Партии Германии, этим вы поможете нам и себе".

Организация переписки военнопленных с родственниками продолжает улучшаться, а выявляемые отдельные недочеты в этом деле устраняются.

Министр внутренних дел (С. Круглов).

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 549. Л. 86-87.

Подлинник. Машинопись с рукописными пометками, подпись - автограф Круглова С.Н.


1. См. напр. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 549.

2. См.: Нюрнбергский процесс. Сб. материалов в 2 тт. М., 1951-1952; Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сб. материалов в 7 тт. М., 1957-1961; Нюрнбергский процесс. Сб. материалов в 8 тт. М., 1987-1999; Нюрнбергский процесс: защитительные речи адвокатов. Сб. архивных документов в 3 тт. М., 2008.

3. Гилберт Г.М. Нюрнбергский дневник. М., 2012; Полевой Б.Н. Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. 2. М., 1974. С. 402-470, 477-516, 527-540, 544-558; Полторак А.И. Нюрнбергский эпилог. М., 1965; Рагинский М.Ю. Нюрнберг: перед судом истории. Воспоминания участника Нюрнбергского процесса. М., 1986 и др.

4. Документальные фильмы: "Суд народов" (1946, СССР, реж. Р. Кармен, Е. Свилова); "Нюрнберг: 40 лет спустя" (1986 , СССР); "Нацисты перед лицом своих преступлений" (2006, Франция, реж. К. Деляж); "Нюрнбергский процесс вчера и завтра" (2 серии, 2008, Россия, реж. А. Панков); "Нюрнберг" (6 серий, 2016, Россия, реж. О. Штром).

5. Зарубежные художественные фильмы: "Нюрнберг" (2000, США - Канада, реж. Ив Симоно); "Нюрнбергский процесс" (1961, США, реж. Стенли Крамер).

6. В 1946 г. было отправлено домой меньше военнопленных, чем в 1945 и 1947 годах. См.: Суржикова Н.В. Иностранные военнопленные Второй мировой войны на Среднем Урале. (1942-1956 гг.). Екатеринбург, 2006. С. 66.

7. Там же. С. 100.

8. Там же. С. 95.

9. Там же. С. 97.

10. Там же.

11. На Нюрнбергском процессе каждый из обвиняемых представлял одно из ведомств нацистской Германии (три вида вооруженных сил нацистской Германии, нацистскую партию, МИД, министерство просвещения и пропаганды, СС, промышленность и пр.). Геббельс как глава министерства просвещения и пропаганды к тому времени уже покончил с собой, и на скамье подсудимых оказался один из его ближайших помощников - Ганс Фриче (1900-1953), один из архитекторов мифа о "превентивной войне", возглавлявший в разное время отделы печати и радио в министерстве пропаганды Германии. Фриче получил оправдательный приговор как человек, не имевший преступлений перед человечностью. На это повлиял тот факт, что пропаганда, проводившаяся в нацистской Германии, рассматривалась обвинителями западных держав в рамках осуществления свободы слова, которая не может подвергаться осуждению.

12. Внизу листа пометка красным карандашом - автограф Жданова: "Арх. 15.II.А.Ж".

13. Кавычки в тексте документа.

14. Так в тексте.

15. Патоличев Николай Семенович (1908-1989) - в 1946 г. секретарь ЦК ВКП(б), руководитель Управления по проверке партийных органов (бывший Организационно-инструкторский отдел).

16. В записке не упомянуты итальянские военнопленные, которые получили возможность переписываться раньше всех.