Новости

29.03.2020 16:36
Рубрика: Экономика

Зерну закрыли границу

Экспорт пшеницы ограничили на три месяца
Россия вводит временные квоты на экспорт основных зерновых культур. С 1 апреля по 30 июня экспорт за пределы ЕАЭС зерновых - пшеницы и меслина, ржи, ячменя и кукурузы - будет ограничен 7 млн т, сообщает минсельхоз. Кроме того, с 27 марта минсельхоз начал подготовку к проведению товарных интервенций.
 Фото: Istock  Фото: Istock
Фото: Istock

"Комплекс предлагаемых мер позволит гарантировать необходимый объем зерна на внутреннем рынке, не допустить скачка цен на основные культуры, а также потребительских цен на конечную продукцию мукомольной, крупяной, хлебопекарной и мясомолочной отраслей для населения", - поясняет министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев.

В текущем агросезоне производство этих четырех культур составило 110,7 млн т. Кроме того, остались переходящие запасы с прошлого года (17,9 млн т). Внутреннее потребление к концу июня прогнозируется на уровне 69,5 млн т. А экспорт на 26 марта составил 32,4 млн т этих культур. По оценке минсельхоза, для обеспечения продовольственной безопасности страны нам надо оставить до нового сезона не менее 17,5 млн т. Поэтому общий экспорт не должен превысить 41,7 млн т. Чтобы сохранить необходимый запас внутри страны, за оставшиеся три месяца сезона экспорт основных зерновых культур не должен превысить объем в 7 млн т.

Цены на российскую продовольственную пшеницу достигли исторического максимума

Падение цен на нефть, последовавшее за этим ослабление рубля и пандемия коронавируса привели к небывалому росту цен на зерно на мировом рынке - страны решили по максимуму пополнить свои запасы, опасаясь закрытия границ. К 20 марта цены на российскую продовольственную пшеницу достигли исторического максимума: по данным "СовЭкон", только за неделю средняя цена на пшеницу 3-го и 4-го классов выросла до 13 275 руб./т с 12 250 руб/т.  По данным Национального союза зерно производителей, с 23 по 27 марта на российском рынке рост цен продолжился.

Российский союз мукомольных и крупяных предприятий обратился к Дмитрию Патрушеву с просьбой предпринять меры, чтобы урегулировать цены на пшеницу. По данным союза, в условиях привлекательной экспортной цены аграрии перестали поставлять зерно на российские мукомольные предприятия. Это привело к тому, что у крупнейших региональных производителей муки запас сырья остался всего на две-три недели.

Повышение цен было замечено и по другим продуктам. Так, по итогам 11 внеплановых выездных проверок ФАС выявила картельные соглашения на рынке гречневой крупы. На фоне ажиотажного спроса отдельные предприниматели начали необоснованно поднимать цены на этот товар. По данным Росстата, за неделю с 16 по 20 марта гречневая крупа подорожала на 2,8%.

В свою очередь Масложировой союз России обратился к Дмитрию Патрушеву с просьбой запретить на полгода экспорт подсолнечника: за последние несколько недель семечка подорожала на 20%, и, по данным союза, аграрии придерживают сырье в ожидании еще большей цены.

В результате вопрос возможного введения ограничительных мер был вынесен на рассмотрение рабочей группы по противодействию распространению коронавирусной инфекции во главе с премьер-министром Михаилом Мишустиным. Минсельхозу Минпромторгу, Россельхознадзору и ФТС было поручено в еженедельном режиме готовить предложения об ограничении экспорта продуктов питания, товаров первой необходимости и лекарственных средств. Они могут вводиться в случае попыток увеличения цен на продукцию и продажи на зарубежные рынки со стороны производителей.

По подсолнечнику ограничения не нужны и даже вредны, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. "Пользуясь невозможностью аграриев продавать за рубеж, переработчики станут сбивать цену на семечку. При этом сами будут прекрасно экспортировать масло по привлекательной из-за курса рубля цене", - возмущается эксперт. Он уверен, что даже возросший объем экспорта подсолнечника не несет никакой угрозы продовольственной безопасности страны: сейчас Россия экспортировала подсолнечного масла из 8 млн т семечки, а самой семечки вывезла только 800 тысяч т.

А вот в установлении квоты по зерну "логика есть", считает Александр Корбут. Заявленные 17,5 млн т необходимых запасов - хорошая подушка безопасности, которая у страны должна быть, особенно в такой непростой ситуации. Однако он опасается рисков вывоза зерна через страны ЕАЭС. Казахстан и Киргизия запретили экспорт своего зерна. "У них возникает стимул прикупить в России дополнительные объемы, пока это возможно. И какие это будут объемы, спрогнозировать невозможно", - рассуждает эксперт. Также какие-то объемы могут уйти в Беларусь, которая пока не закрыла свои границы. Кроме того, по оценке Корбута, в новом сезоне Россия, скорее всего, соберет большой урожай зерна. И высокие остатки "прибереженного" зерна будут давить на цены.

При этом эксперт утверждает, что ожидаемое заявление российских властей о введении квоты уже привело к тому, что мировые цены на зерно пошли вверх. В этой ситуации крестьяне будут жестко держать цены. "А, учитывая ограниченность объемов экспорта, вполне возможно, что экспортеры сейчас ринутся в наши колхозные амбары такой дружной компанией, что создадут внутреннюю конкуренцию", - добавляет эксперт. В этой ситуации Российский зерновой союз обратился ко всем зернопроизводителям страны с предложением "зафиксировать текущие отпускные цены на продовольственную пшеницу и крупяные культуры, используемые для производства муки и круп для нужд отечественных производителей хлебобулочных изделий, на период до 15 мая и обеспечить приоритет этих поставок".

Директор Института торговой политики ВШЭ Александр Данильцев полагает, что ослабление рубля и пандемия коронавируса может привести к снижению спроса даже на социально значимые продукты и сырье, включая зерно, как на внутреннем, так и на мировом рынках. И созданные запасы вкупе с новым урожаем окажутся на рынке "лишними".

Ограничения серьезно нарушают функционирование рынков зерна и противодействуют мобилизации производственных и экспортных потенциалов стран, которые их вводят, предупреждает директор центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС Наталья Шагайда. "Запрет - самая радикальная и негативная мера. Квота - коррупционная. А пошлина могла бы быть полезной, если бы она возвращалась - передавалась производителям продукта, который ограничивают в экспорте. Для этого нужен механизм консолидации пошлин и механизм возврата недополученного дохода сельхозпроизводителям", - считает эксперт.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Экономика АПК Правительство Минсельхоз Цены на хлеб и зерно