Новости

02.04.2020 16:03
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

УФАС Петербурга ежедневно контролирует цены на маски и продукты

Текст: Мария Голубкова ( Санкт-Петербург)
В Петербурге региональное Управление Федеральной антимонопольной службы выигрывает в судах более 70 процентов дел, рассмотренных в рамках законов о защите конкуренции и о контрактной системе. Внести недобросовестных участников торгов в "черный список" не позволяет законодательство. Подробности городских картельных сговоров корреспонденту "РГ" разъяснил руководитель петербургского УФАС Вадим Владимиров.

Вадим Валерьевич, сначала о важной теме сегодня - коронавирус. Ваше ведомство вовлечено в ситуацию противодействия пандемии?

Вадим Владимиров: Конечно, мы в ежедневном режиме контролируем ситуацию и с медицинскими масками, и с ценами на продукты питания.

Вадим Владимиров: Основной признак наличия соглашения на торгах - поддержание цен. Фото: Сергей Николаев/РГ

По результатам мониторинга Санкт-Петербургское УФАC уже возбудило дело по признакам заключения картельного соглашения на рынке оптовых поставок медицинских масок. Мы зафиксировали, что с середины января по начало февраля 2020 практически одновременно и более чем в 1,5 раза четыре дистрибьютера подняли отпускные цены для розничных предприятий. Это дело сейчас расследуется.

Кроме того, в наши функции входит контроль за ценами на социально-значимые продукты питания. Всего их в списке 24. По поручению центрального аппарата ФАС России мы проводим такой мониторинг каждый день, даже по выходным.

Конечно же, отслеживаем цены и на гречку. Эта крупа очень полезная, но и очень чуткая ко всем социальным потрясениям. И если вдруг она дорожает или даже пропадает, то народ почему-то паникует. Можно подумать, что гречку все едят целыми днями.

Ежегодно в Петербурге выявляются случаи картельных сговоров, направленных на "освоение" бюджетных средств. Почему их можно обнаружить только задним числом?

Вадим Владимиров: Это обусловлено тем, что основной признак наличия соглашения на торгах - поддержание цен. Этот факт мы можем выявить только после состоявшихся торгов.

Руководитель ФАС России Игорь Артемьев неоднократно заявлял, что картелями заражены многие отрасли экономики. Крупные торги по благоустройству, медицине, фармацевтике практически не обходятся без сговоров.

Тем не менее за участие в таком сговоре предусмотрена серьезная административная и даже уголовная ответственность - до семи лет лишения свободы. Мы не раз передавали наши материалы в ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти для возбуждения уголовных дел в рамках статьи 178 УК РФ, но пока у нас в Петербурге таких дел нет.

Есть ли у УФАС практика представления властям данных об участниках картелей с последующим включением в реестр недобросовестных поставщиков или некий аналогичный "черный список"?

Вадим Владимиров: Мы такие фирмы, конечно, знаем - в разных отраслях экономики, наблюдаем за ними. Но установленного порядка по передаче таких сведений, например, в комитет госзаказа правительства Санкт-Петербурга не существует, потому что нет законодательной базы для создания реестра участников картельного сговора.

А вот реестр недобросовестных поставщиков (РНП) действует. В 2019 году мы вынесли в него 446 предприятий. Это значит, что организации, недобросовестно исполняющие госконтракты, два года не смогут принимать участие в торгах в рамках 44-ФЗ.

Но и у этой медали есть оборотная сторона. Допустим, заказчик видит, что в торгах выиграл не "свой" подрядчик. Он за мнимые нарушения может расторгнуть контракт в одностороннем порядке и попытаться внести "чужого" в РНП. По таким заявлениям заказчиков в прошлом году мы не включили в реестр 713 организаций.

Сейчас ставится вопрос о создании реестра добросовестных поставщиков, выстраивания особого рейтинга, который будет давать ряд преференций. Возможно, это будут скидки по предоставлению обеспечения контракта, дополнительные баллы в ходе конкурсной процедуры. Это может упорядочить рынок определенным образом, но в то же время создать барьеры для входа на него. Ведь чтобы стать добросовестным поставщиком, надо иметь определенный опыт. А взять его неоткуда, если ты не выигрываешь торги.

Власти и бизнес регулярно обсуждают необходимость внесения изменений в законодательство о госзакупках. Какова позиция вашего ведомства по данному вопросу?

Вадим Владимиров: Территориальные органы ФАС не обладают правом законодательной инициативы. Внесением изменений в законодательство занимается Центральный аппарат ФАС России. Одно из последних, и я бы сказал знаковых изменений - это упрощение порядка подачи заявок на торгах по капитальному строительству.

Вообще если с государственными закупками в рамках 44-ФЗ все достаточно понятно, то с 223-ФЗ, которым руководствуются, осуществляя свои закупки крупные компании с государственным участием, дело обстоит иначе. Тут все сводится к одному: опубликуй свою торговую политику, то есть правила закупок, и делай что хочешь. В результате заказчики все пытаются свести к закупке у единственного поставщика. По подсчетам ФАС России, они уже придумали более трех тысяч названий таких торгов.

Мы считаем, что неконкурентные торги крайне неэффективны. Однако у этой ситуации есть могущественные защитники, в их числе естественные монополисты и ГУПы.

Как вы оцениваете грядущую транспортную реформу, разработанную в Смольном?

Вадим Владимиров: В ноябре прошлого года мы официально предостерегали председателя комитета по транспорту и курирующего вице-губернатора от совершения действий, которые могут противоречить закону о защите конкуренции и Национальному плану развития конкуренции.

Транспортная реформа в том виде, в котором ее нам представили, может привести к ликвидации большого числа хозяйствующих субъектов. Это относится прежде всего к коммерческим маршрутам. Конечно, хорошо, когда едут новые автобусы и у них низкие полы, но нужно подумать и о небольших компаниях, которые обслуживают два-три маршрута.

За организацию транспортного обслуживания отвечает правительство города. Мы же, как контролирующий состояние конкуренции орган, говорим: хорошо было бы провести реформу так, чтобы не обижать "малышей".

Еще один фактор, о котором постоянно говорит ФАС России: на конкурентных рынках должны работать не ГУПы, а частные фирмы, которые будут выигрывать конкурсы, получать прибыль и вести себя как субъекты рыночной - капиталистической - экономики. На сегодняшний день по нашим ощущениям, комитет по транспорту взял паузу, чтобы обдумать наше предостережение.

В этом году антимонопольному регулированию в России исполняется 30 лет. Что можете сказать о пройденном пути?

Вадим Владимиров: Если говорить о правотворчестве и правоприменении, то у нас очень хороший закон о защите конкуренции. О его качестве говорит то, что ФАС России по оценкам независимых международных экспертов вошла в десятку мировых антимонопольных лидеров. Но время диктует и необходимость и изменений законодательной базы, в частности, уже давно назрела потребность корректировки закона о естественных монополиях, который был принят еще в 1995 году.

Отмечу еще, что хорошо функционирует сеть антимонопольных органов, которые действуют в каждом субъекте федерации за исключением города федерального значения Севастополь - там работает Крымское УФАС России. При этом у нас самый небольшой, самый компактный орган исполнительной власти, имеющий территориальные органы. В ФАС России и ее территориальных органах работает всего 3,5 тысячи человек, в то время как у Россельхознадзора - более 15 тысяч.

Если говорить о Петербурге, то мы держимся в середине внутриведомственного рейтинга. Это не самые передовые позиции, но у нас интересные прецедентные дела. Например, "снежный картель" (сговор нескольких компаний и районных администраций на торгах по зимней уборке города в 2019 г. - "РГ"). Сейчас наше решение обжалуется в суде. Но мы его уже отстояли во внутриведомственной апелляции ФАС России, что для нас особенно важно. В конечном счете в целом по стране ФАС выигрывает около 80 процентов инициированных дел. В городе, по моим подсчетам, немного меньше.

Экономика Товары и цены Правительство ФАС Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург COVID-19. Мы справимся!