Новости

06.04.2020 22:46
Рубрика: Общество

Таинство на дому

В храмах идет служба, а паства молится дома
Сегодня во всех храмах Русской православной церкви продолжаются службы. При этом верующие воцерковленные люди, по благословлению патриарха и его просьбе, остаются дома. Что представляет собою жизнь прихода в такой ситуации, как понять и принять новые реалии, "РГ" обсудила с церковным спикером, настоятелем храма святителя Иннокентия Московского в Бескудникове, протоиереем Михаилом Дудко.
 Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости  Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Отец Михаил, насколько Русская церковь сегодня задействована в осознании и разрешении той тревожной ситуации, в которой мы оказались?

Протоиерей Михаил Дудко: Церковь, конечно, сильно затронута современной повесткой дня, связанной с коронавирусом. Особенно если учесть, что многие из наших прихожан - пожилые и не очень здоровые люди. В церковь вообще часто приходят люди с бедами и трудностями, осознание которых обостряется с возрастом или болезнями. И именно этих людей сейчас в первую очередь затрагивают проблемы, связанные с коронавирусом. Церковь старается их успокоить, а на приходе создать обстановку, исключающую потенциальную возможность заражения коронавирусом.

Мы за день до просьбы патриарха попросили прихожан старше 65 лет оставаться дома. Я в пятницу после службы (это была очень трогательная и жалостливая картина) благословил наших дорогих бабушек и дедушек, как древних подвижников, уйти в затвор. А после проповеди патриарха в минувшее воскресение и другие прихожане последовали за ними. "Затвор", конечно, по духу очень соответствует Великому посту. Дай Бог, чтобы он продолжался лишь до конца Поста, и мы подобно древним подвижникам, уходившим в пустыню на время поста, могли вернуться в храм и все встретиться на Пасху. Мы привыкли воспринимать Пасху как праздник встречи и объятий.

Все хорошо услышали слова патриарха: я 51 год звал вас приходить в церковь, представьте, как мне трудно призвать вас остаться дома, но я прошу вас - до особого благословения - остаться. И указал на подвиг св. Марии Египетской, которую в современной русской Церкви очень любят - за драму судьбы, упорство подвига и верность почувствованной ею после многих лет грязи святой чистоте. Но что такое современный затвор? Чем он может быть наполнен?

Протоиерей Михаил Дудко: Затвор, подвиг уединения, конечно, подвиг преимущественно монашеский. Мы же, живущие в миру, обычно не имеем возможности уединиться и сосредоточиться. А тут вдруг жизнь, абсолютно неспланированная и оставляющая за бортом все житейские попечения. И у всех - полнота возможности для концентрации, сосредоточения, полнокровной молитвы, прочтения всего отложенного нами. У всех верующих есть возможность все сделать так, как нужно.

В домашнем "затворе" перед нами остро встают вопросы - кто мы в своей семье? Что нас связывает и что разъединяет? Как обращаться к Богу?

Хотя, конечно, люди находятся в разных ситуациях. Одно дело - времяпровождение пожилых людей, другое - семей с детьми. Родители, вынужденные карантином больше времени проводить с детьми, думаю, переживают немалый шок, особенно если детей много и все они требуют внимания. И да, в таком "затворе" начинают остро вставать многие вопросы, которые откладывались куда-то в сторонку. Кто мы в своей семье? Какие у нас отношения и обязанности? Что нас связывает, а что разъединяет? Как мы должны разрешать конфликты? Как нам учить детей и примириться с поколением родителей? Как обращаться к Богу, чтобы было все хорошо? Мы любим повторять, что семья это домашняя церковь, но каково наше понимание настоящей домашней церкви? Кто глава этой "церкви"? Какие отношения должны быть внутри нее? "Затвор" - хороший повод разрешить эти вопросы. Ну или, хорошо осознав, оставить на более позднее время, когда мы уже опять разойдемся из своих домов.

Патриарх говорил о временном характере молитв дома. У всех остается вопрос, когда мы выйдем из затвора и как встретим Пасху?

Протоиерей Михаил Дудко: Настоящую Пасху мы встретим на Небе, и там будем по-настоящему торжествовать в "Невечернем дне" Царствия Божия. Здесь мы видим, может быть, только отблеск той настоящей Пасхи, настоящего Воскресения, настоящего торжества, а там все будет по-настоящему. Сейчас сложно загадывать, как мы встретим Пасху на земле, никто пока не знает, получится ли праздник столь полноценным, как мы уже привыкли. Я думаю, что скорее всего нет, но это не должно нас смущать. Когда Христос воскрес, с ним ведь вообще никого не было, кроме ангелов.

Так что если праздник Воскресения Христова будет происходить как 2000 лет назад, когда видеть его будут только ангелы и может быть еще священнослужители, он не станет от этого меньше. Поэтому не надо ничего бояться - Пасха все равно будет. И будем ли мы в храмах или будем наблюдать Пасхальное торжество по ТВ или в интернете - это не так важно по сравнению с самой Пасхой и с тем, как мы к ней отнесемся и внутренне подготовимся. Пасха это же не поесть кулича и освященной пасхи, хоть это все нас радует, и приятно нам. Пасха - это преображение наших душ, а это преображение может быть и совершенно не связанным с материальными обстоятельствами нашей жизни.

Для верующих очень важно Причастие. Сейчас благословлено совершать Таинства на дому. Правда ли, что к больным коронавирусом священники будут приходить в специальных костюмах? Риски серьезные, умерло немало католических священников в Италии и уже один православный в Сербии.

Протоиерей Михаил Дудко: В церкви есть очень разумные и детально разработанные правила на этот счет. Священник, который идет причащать или соборовать болящего, должен, узнать, в каком состоянии находится больной и нет ли подозрения на коронавирус. В том случае если оно есть и тем более если есть подтверждение, что человек переносит заболевание в легкой форме, но это диагностированный коронавирус, священник не приходит. Но звонит в службу, которая создана в московской патриархии, и к больному приезжают специальные священники, которые в обычное время несут больничное служение. У них есть опыт, и им дана полная и детальная инструкция, как именно контактировать с зараженными людьми. Причастие будет дано такому человеку.

Мы же, обычные приходские священники, причащаем на дому только прихожан, которые не больны коронавирусом. В этом тоже есть определенный риск - надо идти по улице, заходить в подъезд - но это другое, чем идти к зараженному человеку.

Нам обычным и небольным, Таинство будет почти недоступно?

Протоиерей Михаил Дудко: Безусловно, оно будет менее доступным. Мы в последнее время с точки зрения церковной истории жили в очень тепличных условиях - все храмы были открыты, светская власть ничему не препятствовала - но люди постарше и моего поколения хорошо помнят, каким великим счастьем было хотя бы редкое причащение в храме.

Меня бабушка 12 км несла на руках, чтобы причастить.

Протоиерей Михаил Дудко: А многие преодолевали сотни километров, отделяющих их от ближайшего храма, ехали на машинах, летели на самолетах. Но духовная жизнь не прекращалась, продолжалась. Так что ничего такого уж нового в этой ситуации нечастого причащения не видно. Так жили поколения наших родителей, я уж не говорю о дореволюционной практике, когда верующие причащались значительно реже, чем сейчас. Большая часть верующих российской империи причащалась Великим постом, ну или немного чаще, но никак не каждое воскресенье. Тем не менее духовная жизнь не замирала, и мы видим немало святых, просиявших в то время.

Богослужение в храмах не остановилась. Как оно идет? Литургию ведь не может осуществлять один священник, нужны прихожане.

Протоиерей Михаил Дудко: Да, правило таково, что священник не может служить Литургию один. "Литургия" в переводе означает "общее дело", и два человека - это минимум, при котором она возможна. Но даже если прихожан в храме нет, то всегда есть алтарник и хор, и Литургию можно служить. Сегодня у меня на службе стояло человек 5-6, но никто не причащался. Я причащался один. Это было не обычно, так не было последние 15 лет. Но это все равно временная ситуация, она пройдет.

Всем социальным службам приходов, подворий и монастырей предписывается по возможности оказывать помощь находящимся в группе риска пожилым прихожанам в доставке на дом продуктов и товаров первой необходимости. Как у вас в храме помогают пожилым?

Протоиерей Михаил Дудко: Мы сразу мы повесили объявление на сайте храма и на стенке, и у нас собралась группа помощи чуть больше 10 человек (у нас небольшие храм и приход, и этого достаточно). У одного из них есть микроавтобус, и мы готовы для оказания пожилым людям любой помощи, которая только возможна.

В регионах Общество Религия Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Пандемия коронавируса COVID-19