Новости

06.04.2020 17:40
Рубрика: Общество

Из класса.com

Готовы ли педагоги учить 16 миллионов школьников дистанционно
Нужно ли продлевать учебный год на лето? Кто должен дать учителю ноутбук для работы на удаленке? И почему цифровые "обучалки" могут оказаться вредными для ребенка? На эти и другие острые вопросы "РГ" отвечает учитель русского языка и права ГБОУ "Школа "Интеллектуал", сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования "Учитель" Всеволод Луховицкий.
Учитель сегодня сродни дирижеру: для каждого онлайн-урока - новая методика, новый материал. Фото: Мария Ленц / Комсомольская Правда Учитель сегодня сродни дирижеру: для каждого онлайн-урока - новая методика, новый материал. Фото: Мария Ленц / Комсомольская Правда
Учитель сегодня сродни дирижеру: для каждого онлайн-урока - новая методика, новый материал. Фото: Мария Ленц / Комсомольская Правда

Всеволод Владимирович, учитель сегодня, так же как и врач, оказался на передовой: онлайн-уроки, родительские чаты, проверка цифровой "домашки", оценки в электронных дневниках…И параллельно - экспресс-курсы, чтобы стать продвинутым юзером. Насколько реально возросла нагрузка на учителя с переходом на дистанционку?

Всеволод Луховицкий: В некоторых регионах и школах резкий переход на удаленку заключался лишь в том, что учителя через электронный журнал стали задавать задания сразу "пачкой" - на всю неделю. В таком варианте нагрузка на учителя не возрастает - она перекладывается на детей и родителей. Но обвинять в этом педагогов нельзя: даже в продвинутой Москве, на мой взгляд, оборудования для полноценного дистанционного обучения не хватает. Что уж говорить о регионах.

Но если учитель действительно пытается организовать эффективное дистанционное обучение, то - да, нагрузка возрастает примерно в два раза. Я в течение двух недель работал онлайн - провел 42 занятия. И абсолютно для каждого урока мне пришлось менять методику преподавания, подбирать новый материал. Многие оффлайн-форматы классной работы нельзя перенести в "цифру". А некоторые предметы преподавать дистанционно в принципе невозможно.

Губернатор Подмосковья уже предложил поставить всем школьникам региона итоговые "пятерки" по физкультуре, музыке и ИЗО.

Всеволод Луховицкий: Разумное решение. Как вы будете сдавать норматив по физкультуре в онлайне? Ответ - никак.

С другими предметами легче, но ненамного. Возьмем русский язык. Как только вы предлагаете написать ребенку что-то на компьютере, у него в программе тут же включается автоматическая проверка орфографии. Большая часть заданий: "найди-исправь ошибки", "вставь буквы и пропущенные знаки", "запиши под диктовку" - в принципе оказываются неподходящими для "цифры". Единственное, что можно быстро и с ходу использовать, - это тесты. Но тест не научит человека грамотно писать. А ведь урок - это еще и живой контакт "ученик-учитель". Я должен видеть реакцию школьников, чувствовать их настроение, видеть лица.

Нагрузка на детей и родителей серьезно возрастает. Многие оффлайн-форматы классной работы нельзя перенести в "цифру"

А что происходит сейчас? У многих ребят нет веб-камер, или они их не включают во время видеоконференции. Нужны совершенно новые методики, которые были бы эффективны в онлайне.

Но ведь в Сети - уже десятки бесплатных цифровых "обучалок" и готовых методик: бери и пользуйся. Что с ними не так?

Всеволод Луховицкий: Я внимательно изучил цифровые ресурсы, которые активно рекомендуются школам.

Во-первых, там огромное количество содержательных и фактических ошибок. Судя по всему, никакой экспертизы вообще не проводится. Во-вторых, большинство этих онлайн-курсов выглядят так: стоит учитель, что-то вещает, задает домашку. Все. Это не урок в его современном понимании. И уж точно не дистанционное обучение.

Самая большая ошибка школы - сделать онлайн-уроки пародией на оффлайн: с таким же расписанием, с короткими переменами, с одним и тем же материалом.

В некоторых продвинутых московских школах пошли по другому пути. Учитель говорит директору: "Я подготовил два интересных интерактивных цифровых занятия - с презентациями, видеороликами, практикумами - готов их провести". Другой учитель придумал виртуальную лабораторную работу. Все это встраивается в расписание и предлагается детям.

И много ли учителей могут показать такой "высший пилотаж"?

Всеволод Луховицкий: Единицы. Большинство педагогов в стране не готовы к дистанционному образованию. И если кто-то думает, что достаточно обучить учителя выходить в Zoom или Google-class, то он, мягко говоря, ошибается. Никакого отношения к преподаванию это не имеет. Для того чтобы учитель освоил новую методику преподавания предмета, нужны как минимум годичные курсы. В педвузах методику преподают два года. Сделать это в экспресс-варианте в принципе невозможно. Можно лишь создать видимость - и красиво отчитаться. Но реальную ситуацию в школах это не поменяет.

Чтобы вести обучение онлайн, у учителя должен быть хороший компьютер. С нынешними зарплатами он его может себе позволить?

Всеволод Луховицкий: Сегодня этот вопрос решается так. Директор говорит: "Веди уроки онлайн". Учитель: "У меня плохой компьютер". Директор радостно отвечает: "Тогда работай из школы". Все. Но в нормальной ситуации школа должна обеспечить всех учителей, как минимум, хорошими ноутбуками. Должна быть доплата за домашний интернет во время работы на удаленке, должны быть какие-то доплаты за использование домашней техники. Но пока ничего подобного я не видел. Директора опасаются: а вдруг ноутбук сломается, а как учитель будет за него отчитываться, а если будет использовать как-то не так?..

Самая большая ошибка школы - сделать онлайн-уроки пародией на оффлайн: с таким же расписанием, с одним и тем же материалом

Кстати, хороший пример: замминистра образования московской области рассказал, что все ученики региона, которым это необходимо, у них снабжены ноутбуками. По-хорошему, и учителей надо тоже ими обеспечить.

В Якутии у 30 процентов школьников нет домашнего доступа к интернету. Есть многодетные семьи, где на трех ребят - один компьютер. Или его вообще нет. Как им наверстывать программу? Учителям, детям и родителям потом работать сверхурочно? Летом?

Всеволод Луховицкий: Даже в Москве далеко не у всех детей есть свой ноутбук. И не у всех есть своя комната, чтобы спокойно в ней заниматься. Ситуация: сидит ребенок, учится. А на заднем плане мама и папа что-то делают. Это наблюдает учитель и еще 25 одноклассников. Как думаете, комфортно ребенку в таких условиях? Сможет ли он усвоить материал?

Поэтому нельзя говорить о том, что мы сегодня внедрили дистанционное обучение. Надо честно признать: в кризисной ситуации мы как-то выкручиваемся, как-то детей пытаемся занять. Но это еще не настоящее дистанционное образование. И надо сделать очень и очень многое, чтобы страна в целом была к нему готова. Можно пытаться организовывать дистанционные уроки для детей на семейном обучении. Но это индивидуальная работа.

Безусловно, этот кризис мы переживем. А затем придется думать, как доучить 16 миллионов школьников, как восполнить пробелы. Самое логичное - официально продлить учебный год. Тем более что шаг к этому уже сделан: перенесены сроки ЕГЭ и ОГЭ. Если же в мае нам всем вдруг скажут - занимайтесь со своим классом дополнительно, и платить мы вам больше не можем - это будет нарушением трудовых прав учителей. И огромным стрессом, нагрузкой на ребенка.

Далеко не у всех детей есть свой ноутбук. И не у всех есть своя комната, чтобы спокойно заниматься. Фото: Константин Завражин

Онлайн-уроки должны оплачиваться?

Всеволод Луховицкий: В трудовых договорах нигде не было прописано, что учителя обязаны вести интернет-уроки. Но, безусловно, эта работа должна оплачиваться. Работодатель должен заключить дополнительное соглашение с педагогом. Но я пока ни одного такого соглашения не видел. И уж тем более не было случая, чтобы директор решился оплачивать "дистанционку" по повышенной ставке. По-хорошему, это не к директору вопрос, а к региональной власти, которая должна поддержать учителей и направить в школу дополнительные средства.

Зарплата учителей должна быть сохранена - но не получится ли так, что стимулирующие выплаты и надбавки, которые порой составляют 70 процентов от зарплаты, все-таки урежут? Останется мизерный оклад. И что в этом случае делать?

Всеволод Луховицкий: К нам уже обращаются учителя с такими вопросами. Были случаи, когда директора школ говорят: "Стимулирующих вам не будет, вы же не работаете". Хотя по закону школьные каникулы считаются у учителей рабочими днями и должны оплачиваться в полном объеме. Другое дело, что ситуация действительно кризисная: то удаленка, то каникулы, то нерабочая неделя… Руководство в некоторых регионах запуталось абсолютно, и выдает порой даже в течение одного дня прямо противоположные указания школам. Но в итоге все сводится к простой вещи: учитель должен договариваться с работодателем - об условиях работы, об оплате - и отстаивать свои права. Проблема только в том, что в большинстве школ профсоюзные организации не работают, и учителя - в полной власти директора.

Есть и еще важный аспект - дополнительные платные занятия, которые учителя вели в школах. Вся система допобразования - с дворцами творчества, с кружками и секциями - оказалась в сложной ситуации. И здесь педагогам как никогда нужна поддержка.

Между тем

Власти Санкт-Петербурга объявили благотворительную акцию #неканикулы: горожан призвали отдать школьникам ненужные ноутбуки и планшеты. В школах наступает сложный и малопонятный пока период дистанционного обучения. Предполагается, что учителя будут вести уроки онлайн и так же, по интернету, принимать выполненные задания. Однако далеко не у всех детей есть техника для обучения во время вынужденной самоизоляции. Как быть в таких случаях - непонятно.

Поэтому чиновники обратились к горожанам с просьбой помочь детям учиться дома. По данным комитета по образованию, 16 904 петербургских школьника не имеют дома компьютерной техники и выхода в интернет, а значит, не могут полноценно учиться в новых условиях. Им очень пригодятся пусть не новые, но рабочие ноутбуки и планшеты, которые, возможно, у кого-то лежат без надобности.

Известно, что к настоящему времени удалось найти 4080 планшетов - на призыв поучаствовать в акции #неканикулы оперативно откликнулись представители бизнеса и общественных организаций.

Логистику процесса обеспечат добровольцы Центра городских волонтеров Санкт-Петербурга. Они заберут технику у дарителей и передадут детям, которым она необходима.

Подготовила Евгения Цинклер

Телевидение

В некоторых регионах на телеканалах уже запущены акции, фильмы и программы в помощь ученикам. Можно изучить и опыт зарубежных партнеров. Например, ВВС объявила самую масштабную образовательную программу за всю свою историю: 14-недельные телеуроки для большинства детей. Работа ведется в тесном сотрудничестве с Министерством образования Англии, учителями, специалистами в сфере IT.

Подготовила Сусанна Альперина

Общество Образование Реформа образования