Приключения Принцессы в России

"Римские каникулы". По мотивам фильма Уильяма Уайлера. Идея постановки Леонида Кипниса. Композитор Андрей Кротов. Либретто Нонны Кротовой. Режиссер Филипп Разенков. Дирижер Александр Новиков. Новосибирский музыкальный театр.

…Принцесса Анна сбежала из золоченой клетки в большой мир, ощутила вкус свободы и любви, но все кончилось печалью, хотя и светлой. Это фильм "Римские каникулы" 1953 года, покоривший мир и обретший все шансы на бессмертие. Его пытались у нас повторить, и десять лет назад с треском провалилась кинокомедия "Все могут короли" - состязаться с Одри Хэпберн и Грегори Пеком немыслимо, картина Уильяма Уайлера открыла тему и, казалось, ее закрыла.

Поэтому идея создать на ее основе театральный мюзикл выглядела безумной. Ее выдвинул директор Новосибирского музыкального театра Леонид Кипнис, и все завершилось триумфом: спектакль стал победителем "Золотой маски". Либретто и музыку написали супруги Андрей и Нонна Кротовы, с которыми театр создает уже не первый спектакль. Поставил мюзикл и его, в сущности, придумал режиссер Филипп Разенков, ученик Дмитрия Бертмана и лауреат конкурса "Нано-опера".

Начинается все в наши дни: экскурсоводша показывает туристам главную достопримечательность Рима - место, где встретились принцесса Анна и репортер Джо Брэдли. И мы переносимся в 50-е годы, в эпоху неореализма, упоительных буги-вуги и композитора Нино Рота, мелодиям которого отдаст дань композитор Андрей Кротов. Рассказывают, что получив от него бравурный марш в духе фильма "8 ½", режиссер Разенков сначала не понял, что с ним делать, а потом придумал вечно беременную Большую маму с выводком детишек, которая станет лейтмотивом спектакля и задаст ему итальянскую экспансивность (в этой роли неожиданна Елизавета Дорофеева). Вот так, подогревая фантазию друг друга, авторы и создавали это шоу, главным достоинством которого стало ощущение импровизационности - азартной, веселой и во всем талантливой.

От знакомого сюжета осталась канва романтической сказки о пьянящем воздухе свободы, но возникли новые мотивы: сцены в логове "акул пера" - редакции таблоида, где охотятся за сенсациями, и его издателя м-ра Хеннесси (Александр Выскрибенцев). Да и сам Джо Брэдли у Александра Крюкова получился иным, без джентльменского набора, которым подкупал герой Грегори Пека, - заурядным газетным циником, в котором и не ночевало благородство. Отчего и преображение, которое принесла ему внезапно нахлынувшая любовь, становится еще более очистительным и просветляющим.

Изменилась и развязка этой истории - именно так, каким и должен быть финал мюзикла, где счастье музыкального апофеоза охватывает и сцену, и зрительный зал независимо от того, соединятся ли влюбленные в реале. Принцесса у Анны Ставской хороша собой, обаятельна, непосредственна, ни на миг не дает забыть, что в тихом омуте черти водятся, - в нее нельзя не влюбиться. Активно участвует в действии дирижер Александр Новиков.

Осмысленно и здорово придумана сценография. Все происходит на скупой конструкции, никак не напоминающей о Вечном городе. А роль гида по Риму дополняют динамичные видеоинсталляции - род изобразительных комментариев, придуманных, как все в спектакле, весело и талантливо (видеоарт Алеси Павловой и Анастасии Тизяевой). Здесь могут возникать контуры фонтана Треви и Форума, но могут и всевидящие зрачки вездесущих агентов безопасности, и чернильные кляксы, исполняющие свою грозную пляску Витта, прежде чем сложиться в ампирные узоры дворцовых капителей. Замечательно придуманы выходы в зал - там витийствует экскурсовод, туда устремятся на мотороллере, вихрем проносясь по Риму, опьяненные любовью герои, там пританцовывают в креслах в такт заводным ритмам зрители.

Произошло то, на что и рассчитывал автор безумной идеи: перевод идеального фильма на язык иного, музыкального жанра в итоге дал идеальный мюзикл, оставляющий превосходное послевкусие и желание немедленно лететь в Рим, воспетый так радостно, талантливо и влюбленно.

Поделитесь впечатлениями о фестивале Подпишитесь на нашу рассылку