Новости

14.04.2020 12:55
Рубрика: Общество

Русист из Донецка: Мне едва исполнилось 30, когда в мой город пришла война

"Мне едва исполнилось 30, когда в мой город пришла война. Без спроса и приглашения. Прямо как в 41-м. Только тогда я начала понимать, как по-настоящему было тяжело там - на фронте, в тылу", - пишет в своем эссе "Автограф Победы. О войне и мире на уроках русского языка" на Международный Пушкинский конкурс "РГ" русист из Донецка Яна Ефременко.
 Фото: Зураб Джавахадзе /ТАСС  Фото: Зураб Джавахадзе /ТАСС
Фото: Зураб Джавахадзе /ТАСС

Учитель рассказывает, как стала очевидцем войны в Донбассе:  "Я видела, как народ - шахтеры ли, таксисты - брал в руки оружие. Я видела это лично! Мой отец, воин-интернационалист, прошедший ужасы Афгана, в 55 лет снова ушел на войну. Не за зарплату, которую стали платить ополченцам спустя год, а за идею. За свой дом. Долг. Нормальный человеческий долг - защищать свой дом". Вспоминает, как пустели улицы, школы, люди боялись выйти из дома.

"Мы не уезжали ни на день: всегда было странное предчувствие, что стоит нам покинуть дом, и возвращаться уже будет некуда. Я пришла в пустую школу 1 сентября 2014 года, где не звенел звонок - и ни одного детского голоса не было слышно! Я по крупицам собирала своих возвращавшихся из России и Беларуси пятиклашек, вынужденных уехать тем страшным летом 2014-го. Я видела, как поднималось то глубокое в людях, что сподвигло в 41-м сплотиться народ в одну силу", - с горечью пишет Яна.

Тем не менее большинство нынешних подростков, по мнению учителя, с трудом сохраняют память о Великой Отечественной Войне. Очень сложно рассказать им о том, как жили и что чувствовали тогда люди.

"Какие же слова подобрать простому школьному учителю, чтобы донести до ума современного подростка, проживающего в соцсетях и ютубовом плену, каким горем человеческим стала для всех та страшная далекая война?! Война, которую мы не видели, но необъяснимым образом помним, не видели, но чувствуем ее, где-то на генном уровне", - размышляет педагог.

Учитель, подбирая максимально точные слова, сравнивает войну с болезнью, которая оставляет на теле человечества шрамы. И задается вопросом: "Шрам ли или автограф? Зашифрованное на века послание? Но как его прочесть?".

По ее словам, автограф Победы - это не раз в год приколотая на грудь георгиевская ленточка или марш с портретом деда по главной площади. Хотя и это важно! Победа нам завещала: каждый день следовать простому человеческому закону - жить в ладу со своей совестью, помогать ближнему, защищать слабого.

Однако Яна уверена, что такой автограф войны чрезвычайно сложно донести до современников. И между современной молодежью и молодежью сороковых поставить знак равенства, увы, невозможно. Дети, живущие в 21 веке - продвинутые в технике, но бесконечно эгоистичные по натуре.

"Нынешние дети практически не знают имен героев Великой Отечественной. Подумать только, у них круглосуточный доступ ко всей информации, но информация такого рода их не интересует. "Сталинградская битва", "Курская дуга", "блокада Ленинграда" - для многих просто выдернутые из фильмов выражения", - сетует педагог.

И с горечью вспоминает, что по сети ходят ролики о нелепых ответах молодых наследников Победы на провокационные вопросы журналистов: "Помните ли Вы, что Сталин лично убил Гитлера? Знаете ли Вы о великом русском писателе Жукове, который написал "Василия Тёркина?"  И молодёжь кивает в ответ, мол, знаю и помню, конечно!

Учитель считает, что выросло поколение Иванов, не помнящих родства. Поколение, которому не нужна не только память о Великой Отечественной, а любая память. "Мы, в первую очередь, именно мы, учителя-словесники, должны так крикнуть, чтобы услышали не только в 1-м классе, но и всю жизнь свою слышали наш голос! Если не скажем об этом мы, то на кого ещё остаётся надеяться?!", - убеждена Яна.

Общество Образование