Новости

16.04.2020 07:50
Рубрика: Общество

Закон инерции

Вынужденные выходные не сразу отразятся на рынке труда Южного Урала
Рынок труда в регионе выдержал первый натиск пандемии, хотя за минувшую неделю и продемонстрировал медленное свертывание. На 1 апреля в области было 22 866 заявленных вакансий, на 8 апреля - 21 770. Напряженность на рынке труда за это время увеличилась с 1,13 до 1,22 человека на одно рабочее место, а число безработных на учете в центрах занятости выросло более чем на тысячу человек.
Крупные предприятия Южного Урала пока не особо почувствовали негативное влияние кризиса. Но, если он затянется, промышленникам тоже придется затянуть пояса. Фото: Татьяна Андреева/РГ Крупные предприятия Южного Урала пока не особо почувствовали негативное влияние кризиса. Но, если он затянется, промышленникам тоже придется затянуть пояса. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Крупные предприятия Южного Урала пока не особо почувствовали негативное влияние кризиса. Но, если он затянется, промышленникам тоже придется затянуть пояса. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Так проявляется объективная тенденция или это колебания, вызванные человеческим фактором, и рынок скоро восстановится? Руководитель главного управления по труду и занятости населения Челябинской области Владислав Смирнов считает: причины - в приостановке полноценной деятельности предприятий, паузе в работе их кадровых служб. Первоначальная сумятица нарушила обычный ритм, компании потеряли оперативность в снятии и добавлении вакансий.

- Мы тоже перестраиваемся, переходим на электронный документооборот, - констатирует руководитель центра занятости Челябинска Елена Чибук. - Но вакансии-то остаются - их по Челябинску, Копейску и Сосновскому району более 10 тысяч. Город по-прежнему нуждается в рабочих руках.

Осторожный оптимизм вызван наблюдениями, касающимися экономического кризиса 2008 года. Тогда рынок труда сокращался стремительно - от 30 тысяч вакансий через три месяца экономического спада в области осталось вначале семь тысяч, а потом и 5,5 тысячи.

- Вряд ли мы будем наблюдать подобное, - предполагает Владислав Смирнов. - По крайней мере, не в ближайшее время. Да, пока есть только прогнозные, экспертные оценки. Основываясь на них, мы направили предложения федеральному центру, ускоренно занялись организацией общественных работ.

Если карантинные мероприятия продлятся относительно недолго, малый бизнес восстановится довольно быстро, ведь спрос на его услуги отложен, он никуда не делся

В подтверждение сказанному чиновник приводит цифры: в областной сводке по-прежнему 44 предприятия с неполной занятостью, большинство в Челябинске. Все они не впервые в этом списке. "Ветеран" - "ЧТЗ-Уралтрак", попав в него однажды, уже не выходит на обычный режим работы, регулярно отправляет часть коллектива на неполную неделю, и это экономически вынужденная модель работы. Другой постоянный участник списка - автомеханический завод, но здесь количество сотрудников на неполной занятости постепенно уменьшается.

Не прибавилось и предприятий, заявивших о массовых сокращениях. Их восемь, и только одно без госучастия - "Челябэнергосбыт". Остальные либо муниципальные, либо федеральные, которые по закону должны пройти реорганизацию. Реально могут потерять работу 345 человек. 158 организаций готовят точечные сокращения (всего 946 сотрудников). Речь, понятно, идет лишь о тех, кто трудоустроен официально. Прочих же, кто не попадает в статистику, может оказаться куда больше.

Сегодня вряд ли кто-либо поручится, что рынок труда сохранит стабильность. Наблюдатели отмечают: крупные бизнес-структуры только приступают к оценке ситуации. Первая конкретика может появиться после майских праздников.

В управлении по труду и занятости предлагают присмотреться, во-первых, к динамике нефтяных цен и, главное, к тому, насколько глубоко и серьезно пандемия рвет сложившиеся производственные цепочки. По оценкам сотрудников службы, временной разрыв между кризисным событием и реакцией рынка труда на него может составить от 1,5 до 3 месяцев - в зависимости от того, какой бизнес и отрасли пострадают первыми. Если под удар попадают преимущественно розница и услуги, реакция более быстрая. Если кризисные явления перемалывают крупный бизнес и тяжелую индустрию, реакция замедляется: вначале пропадают вакансии и только затем наступает взрывной рост безработицы, множатся обращения в службы занятости.

- Все это, по прежнему опыту, происходило у нас, к примеру, не только в разгар кризиса 2008 года, но затронуло и 2009 год, а пик этого процесса мы вообще получили в марте 2010-го, - вспоминает Владислав Смирнов.

Если жесткие карантинные мероприятия продлятся относительно недолго, по его мнению, малый бизнес, индивидуальные предприниматели восстановятся довольно быстро, ведь спрос на их услуги отложен, он никуда не делся. Возможна корректировка в связи с изменением платежеспособности населения, но от многих услуг отказаться невозможно. Картина в основных отраслях может оказаться менее радужной и нормализуется нескоро.

С другой стороны, не надо забывать: любой кризис открывает и дополнительные возможности, в том числе для переобучения и повышения квалификации. Такую перспективу в 2020 году будут иметь от 5 до 10 тысяч потерявших работу южноуральцев.

Все материалы сюжета "COVID-19. Мы справимся!" читайте здесь.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область