Новости

20.04.2020 13:45
Рубрика: Общество

95-летняя участница войны рассказала, как судьба привела ее на Урал

Текст: Ольга Бельская (Екатеринбург)
Нине Андреевой было 15, когда началась война. В то время она с тремя братьями, сестренкой, и родителями жила в Ельни, небольшом городке под Смоленском. Когда объявили об эвакуации, Смоленск уже был взят в окружение фашистами. Времени на сборы не оставалось. Люди хватали документы и бежали на станцию. А Нина пошла в военкомат. Девушка была уверена, что ее тоже непременно возьмут на фронт. Но ей отказали. Объяснили, что молода еще, и тут же позвонили ее отцу, который в то время возглавлял местный отдел НКВД. Пришлось вместе с семьей ехать в Сибирь.
 Фото: Ольга Бельская  Фото: Ольга Бельская
Фото: Ольга Бельская

Не успел эшелон с людьми тронуться с перрона, как началась бомбежка. Гул моторов вражеских самолетов, взрывы, изуродованные тела погибших, крики раненых и плач детей, глаза матери, наполненные ужасом, навсегда остались в памяти Нины Андреевны. Бомбили около часа. Потом уцелевших спешно пересадили в поезд и отправили в Тамбовскую область. Нина была старшей дочерью и единственной помощницей матери в дороге.

Первая остановка на станции Ламки Тамбовской области затянулась на полтора месяца. Беженцев с поезда встречали, кормили, обували и одевали местные жители. Отзывчивые и приветливые селяне, не раздумывая, предлагали женщинам, старикам и детям, покинувшим свой дом, крышу над головой, а местные власти - возможность жить в домах, спешно оставленных немцами.

- Это были очень красивые, аккуратные, светлые домики, с ухоженными зелеными участками - вспоминает Нина Андреевна. - Местные жители немецкого происхождения были выселены сразу же после начала войны. Но мало кто соглашался жить в домах людей, чьи соплеменники принесли самую большую боль советскому народу.

Семья Нины временно поселилась в колхозе под Маршанском. Буквально на следующий день по радио объявили о наборе добровольцев для строительства военного аэродрома. Тут уже мать не могла удержать свою непоседливую дочь, тем более, что строительство развернулось недалеко от колхоза. Строители-добровольцы ночевали в палатках. Аэродром возвели за пару недель, Нина вернулась в колхоз. Но немцы продолжали подступать, необходимо было ехать дальше в тыл.

А потом был Энгельск. Там беженцев пересадили на открытые платформы. Осень в далеком 1941 году выдалась холодной. Пытаясь согреться, люди жгли костры прямо на платформах. Женщины с маленькими детьми от дождя, ветра и мокрого снега пытались укрыться в пустых цистернах. Лишь после Челябинска всех пересадили в пассажирский поезд, следовавший в Новосибирск. Там и остановились. Семью разместили в 282-м совхозе имени Сталина.

Неоднократно Нина приходила в местный военкомат с просьбой отправить ее на фронт. Но каждый раз ей отвечали отказом. И лишь спустя три года Нина добилась-таки зачисления в ряды советской армии. В июне 1944 года ее направили в Хабаровскую разведшколу, а по окончании учебы предложили должность машинистки в штабе 66 дивизии 341 полка и прикомандировали к санитарной роте. Она еще успела догнать войну, приняв участие в боевых действиях против Японии, в разгроме основных сил Квантунской армии.

Войска Забайкальского фронта многие километры шли по труднопроходимой местности. Много преград поставила перед нашими воинами разбушевавшаяся, как назло, стихия. Из-за проливных дождей река Уссури вышла из берегов. Места, намеченные для сосредоточения войск, оказались затопленными, дороги размытыми. Нина Андреевна помнит, как подступали к реке, пробираясь по заболоченному берегу:

- Несколько часов мы шли по болоту по пояс в воде. Вода в болоте была необычно горячей, да еще солнце так и палило. Подойдя к реке, начали форсирование.

Вместе с сослуживцами, умеющими плавать, Нина Андреева самостоятельно переплыла вышедшую из берегов реку Уссури.

В течение 9 и 10 августа войска фронта форсировали Амур и Уссури, захватили плацдармы на противоположном берегу. В 12 часов ночи началась артподготовка. В эту ночь Нина Андреева впервые приняла участие в настоящем бою. Схватив санитарную сумку, она побежала на линию огня. Под огненным заревом в окопе заметила санинструктора Шуру и направилась к ней. Однако та буквально прогнала девушку от себя, и в этот момент рядом с Шурой разорвался снаряд. Ударной волной Нину отбросило, она ударилась головой о бруствер и потеряла сознание. Очнувшись, Нина поняла, что подруга спасла ей жизнь.

На рассвете советские войска перешли границу. Элемент неожиданности был столь велик, а удар, полученный Квантунской армией с северо-запада, так силен, что после него враг уже не смог оправиться. Спустя десятилетия Нина Андреевна вспоминает японских самураев, вспоровших себе животы:

- Мы шли мимо казарменных домиков, в которых жили японские солдаты. Человек двадцать как живые сидели вдоль фундамента. Похоже, они понимали, что терпят поражение, а вернуться или бежать не могли...

Вместе с однополчанами Нина Андреевна прошла Манчжурию, Корею и Китай. "Шанго! Шанго!" приветствовали русских китайцы, когда советские пересекли границу. Красная Армия пришла в Китай как освободительница, как друг и союзник китайского народа. При этом советские солдаты гуманно относились к японским вдовам, оставшимся жить на китайской земле. Нина Андреевна вспоминает, как они с подругой пришли в картонный домик японца на окраине небольшого городка под Харбином. Японка, вдова самурая, плача, жестами объяснила русским девушкам, что ее двухмесячный ребенок умирает. В Восточной Азии инфекционные заболевания встречались нередко. Поэтому у каждого солдата при себе всегда были дежурное лекарство на все случаи жизни - сульфозилидин. Нина раскрошила таблетку и крупицу дала ребенку. Оставив лекарство японке, она вернулась на железнодорожную станцию к месту расположения части. Потом Нина встретила знакомую японку - в благодарность та принесла спасительнице своего ребенка целое ведро вареной картошки.

Фото: Ольга Бельская

После разгрома фашистской Германии Нина Андреева успела догнать войну, приняв участие в боевых действиях против империалистической Японии. Там, на Дальнем Востоке, она встретила свою любовь - одну и на всю жизнь! 25-летний старший лейтенант Владимир Андреев привез свою молодую жену в Свердловск. Здесь на Урале у них родились сын и дочь. Владимир Викторович сразу после демобилизации устроился в отдел кадров Свердловского облисполкома, где проработал до пенсии. Там же в штабе более 25 лет трудилась и наша героиня, а потом была секретарем-машинисткой в управлении вневедомственной охраны.

На память об участии в Великой Отечественной войне у Нины Андреевны остались орден "Отечественной войны" II степени, медаль "За победу над Германией", юбилейные награды и маленькая фотография: она сама, 19-летняя, в солдатской форме, сразу после окончания войны.

Спустя годы подросший внук Александр нарисовал бабушкин портрет, а дочь написала стихи.

Ты сидишь на лавочке,

Солнце - в волосах,

Молодая мамочка -

Платьишко в цветах…

Как же ты, бедовая,

Выдержать смогла

Сапоги кирзовые,

Кашу из котла?

Котелок да фляжка,

Скатка на плече…

Путь солдатский, тяжкий

Ты прошла, как все.

Сегодня 95-летнююНину Андреевну уже подводит здоровье, трудно даже вставать с кровати. Но светлая память о муже, ласковые стихи дочери и этот добрый рисунок, подаренные матери и бабушке, добавляют сил.

В регионах Общество История Общество Соцсфера Соцзащита Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область 75 лет Великой Победы