27.04.2020 16:58
    Рубрика:

    Эксперты из США и Европы рассказали, как изменится жизнь после пандемии

    О том, исчезнут ли после пандемии города и какие еще глобальные изменения ждут мир, поделились мыслями известные политологи из США, Франции и Италии
    Reuters
    Reuters

    Шанс стать лучше

    Изменит ли пандемия нашу жизнь или только ускорит те перемены, которые и так назревали? Уйдет ли обучение в Интернет? Заменят ли роботы людей на предприятиях? Об этом "РГ" побеседовала с американским и мировым экономическим гуру Джеффри Саксом, которого журнал Time включал в топ-100 самых влиятельных людей в мире, а The Economist называл одним из трех самых влиятельных экономистов современности. Сегодня он возглавляет Центр по устойчивому развитию в Колумбийском университете и является советником генерального секретаря ООН по целям устойчивого развития.

    Пандемия может изменить то, как мы работаем и живем? Например, автор теории "черного лебедя" Нассим Талеб предрекает начало конца для мегаполисов. Будут ли люди массово перебираться за город, больше работать из дома?

    Джеффри Сакс: Нет, навряд ли случится массовый исход из больших городов. Но они станут более гигиеничными. Мы научимся наконец носить маски в общественных местах, если болеем или сами рискуем заболеть, что уже многие годы стало нормой в странах Восточной Азии.

    Я думаю, что может заметно сократиться число деловых командировок. Кроме того, пандемия, вероятно, ускорит цифровую революцию, все ее компоненты: связь 5G, роботизацию предприятий, технологии искусственного интеллекта и электронного правительства, цифровую торговлю и платежи. Посмотрите, ведь те компании, которые активно нанимают новых сотрудников во время нынешнего кризиса, это в том числе онлайн-гигант Amazon и другие компании онлайн-торговли и логистики.

    Скорее всего, ускорится долгосрочный сдвиг от нефти и газа к местным возобновляемым источникам энергии, такой как ветряная или солнечная. Это отчасти является мерами по борьбе с изменениями климата, но отчасти и мерой для сокращения производственных цепочек. Это особенно важно для России, нуждающейся в переходе к высокотехнологичной экономике на основе того высокого уровня образования, который есть в стране. Это достижимо, ведь у России одна из лучших технических школ в мире.

    Раз зашла речь об образовании, то как пандемия может изменить его модели по всему миру в средне- и долгосрочной перспективах? Означает ли она скорый конец традиционных уроков в школах и вузах, переход на дистанционное обучение?

    Джеффри Сакс: Да, я думаю определенно будет движение к онлайн-обучению или, скорее, смешанной системе обучения, которая сочетает онлайн-уроки и традиционные занятия в кампусе. Здесь есть риск понижения качества, но зато есть и потенциал сделать обучение более доступным для большего числа людей, снизить его стоимость.

    А что со здравоохранением? Например, может ли пандемия наконец подвести США к здравоохранению для всех, а не только для тех, у кого есть страховка или немалые деньги на поход ко врачу?

    Джеффри Сакс: Скорее пандемия подтолкнет Америку к еще большему социальному конфликту. Конечно, ей необходимо здравоохранение для всех, но богачи не хотят за это платить. Эта дискуссия идет в США еще с 1948 года и никак не закончится. Это пример коррупции в американской политической системе, которая не в состоянии договориться о медицине для всех, в то время как все развитые экономики уже давно к этому пришли.

    Как пандемия изменит поведение государств на мировой арене? Станут ли мир и глобальная экономика более разобщенными? Или, наоборот, этот кризис подтолкнет всех к совместным антикризисным действиям, снизит конфронтацию и санкции?

    Джеффри Сакс: Конечно, необходимо больше сотрудничества, но предполагаю, что его станет меньше. В лучшем случае сформируется несколько сильных регионов с развитой внутренней кооперацией - Северная Америка, Латинская Америка, Европа, Африканское сообщество, СНГ, Южная Азия и прочее, которые будут взаимодействовать в рамках устава ООН и Всеобщей декларации прав человека. Мечтаю об этом, но это далеко от сегодняшних реалий.

    Пандемия наглядно проявила те разные возможности, которые есть для выживания в кризисных условиях у богатых и бедных. Заставит ли это политиков решительнее бороться с ликвидацией неравенства?

    Джеффри Сакс: В краткосрочной перспективе пандемия только усугубит неравенство, безработица вырастет, растет угроза голода, и в большей степени пострадать и умереть от этого обречены именно бедняки. Возможно, это откроет нам глаза на необходимость нового экономического порядка, построенного на устойчивом развитии экономики, сконцентрированной не только на производстве, но и распределении благ, здравоохранении, защите окружающей среды.

    Пандемия может подтолкнуть разные страны как к большему сотрудничеству, так и к конфликту. Все зависит от действий, которые мы предпримем

    Резюмируя, каким станет мир после коронавируса? Лучше или хуже? Захотят ли люди просто вернуться к прежней жизни или извлекут долгосрочные уроки?

    Джеффри Сакс: Возврата к прежней жизни не будет, слишком уж велик шок. Действия политиков в США и Европе стали таким провалом, что возврата назад быть не может. У Америки проявляется явный склероз. Она чем-то напоминает мне брежневские времена в СССР, страной правит поколение 70+, а система парализована. Есть явная потребность в реформах и шанс на их проведение. Но велик и риск конфликта.

    Как и при любом глобальном кризисе, исход не предопределен, а зависит от тех действий, которые мы предпримем. Необходимо активно стремиться к глобальному сотрудничеству, чтобы после кризиса построить мир, который будет лучше, безопаснее, честнее.