30.04.2020 11:15
    Рубрика:

    "Дрались же не за ордена..." Фронтовики о доблестях, о почестях, о славе

    Фронтовики о доблестях, о почестях, о славе

    А я получил свой первый орден, когда у меня уже было 85 боевых вылетов! Уже потом выяснилось, что командир полка Еремин - хороший командир, но он никому не давал орденов, пока ему самому не дадут. Поэтому у нас с наградами было туго, но я своего командира не обвиняю.

    Кривошеев Григорий Васильевич, гвардии лейтенант, летчик-истребитель 31-го гвардейского истребительного авиационного полка.

    Свою первую боевую награду - орден Красной Звезды я получил после того, как год и два месяца провоевал на передовой подо Ржевом и на Курской дуге, был ранен. Но награждать меня забывали, а вот на опасные дела посылали часто, потому что знали мою удачливость и "неубиваемость".

    С пятью орденами закончил я две войны: с немцами и с японцами.

    Многие, даже долго воевавшие, самое большее имели по две-три награды, а то и по одной.

    К сожалению, ни памяти, ни совести, ни малейшей справедливости в присуждении наград не было. Так и хочется призвать на помощь Господа Бога. Но Он был бессилен покарать раздавателей наград. Хотя для меня Он сделал практически невозможное - уберег до самого конца войны от многократно неминуемой смерти. За что и молюсь Ему всю жизнь.

    Михин Петр Алексеевич, капитан (впоследствии - подполковник), командир артиллерийского дивизиона1.

    Я никогда не отличался тщеславием и не имел особых амбиций. У меня и так за войну пять орденов, включая орден Боевого Красного Знамени. Так к чему мне еще один? Это в двадцать лет к орденам относишься как к чему-то важному и желанному. Я помню, как после Курской Дуги "обмывал" свой первый орден - Красной Звезды. А после, - смотрел на свои и чужие награды более чем спокойно.

    Водинский Михаил Петрович, капитан, командир артиллерийского дивизиона.

    Вот так вот мы воевали, лейтенантики, никто нас не видел. Я раза три в окружение попадал. Мы уже в Румынии были, я минометной ротой командовал, стрелковой ротой командовал, а ни одной медали, ни одного ордена не получил. Когда Будапешт брали, командовал штурмовым взводом. Только один орден получил. На фронте несколько раз с немцами встречался вот как с вами сейчас, и кто в такой ситуации первый примет решение, тот и побеждал. Получалось, что побеждал всегда я. Сейчас балую своих внуков и правнуков, внуков у меня трое, одна внучка, правнуков четверо.

    Расщепкин Виктор Иванович, лейтенант, командир минометного взвода.

    На декабрь 1944 года было у меня 144 боевых вылета, проведено 44 воздушных боя, сбито лично 12 самолетов и в группе - 4 самолета. Общий налет - 352 часа. Обеспечил, как ведомый, сбитие 41 самолета противника. Это я вам зачитываю текст из боевой характеристики. За войну имею 2 ордена Боевого Красного Знамени, орден Отечественной войны первой степени и орден Красной Звезды. Войну закончил лейтенантом, командиром звена. Уже после войны я получил ордена Красной Звезды и третий орден Боевого Красного Знамени. Но высшая для меня награда - участие в Параде Победы в 1945 году.

    Букчин Семён Зиновьевич, гвардии лейтенант, командир звена 129-го гвардейского истребительного авиационного полка.

    Даже на войне все зависело от пиара... Когда в 1994 году мой друг, редактор журнала "Голос инвалида войны", воевавший на фронте командиром полка САУ, ныне покойный Аркадий Тимор, привез мне из Москвы из ЦАМО фотокопии моих наградных листов и я впервые увидел свой наградной за этот бой и описание самого боя, то вдруг понял, что, скорее всего, все танки, уничтоженные моим взводом, просто расписали на всю бригаду, чтобы ордена дали всем, а не только трем экипажам. В моем наградном листе фигурировало всего три танка вместо шести, которые я подбил, и то эти танки "раскидали" по разным дням недели. ...За этот бой, судя по наградному листу, меня представляли к ордену Красной Звезды, а дали медаль "За отвагу". Поверьте, мне сейчас все равно.

    Деген Ион Лазаревич, гвардии лейтенант, командир танка Т-34, затем - командир танкового взвода и танковой роты.

    Дрались же не за ордена. ... Чтобы "боевик" (орден Боевого Красного Знамени. - Ред.) получить, нужно не меньше 30 вылетов и обязательно должен быть сбитый самолет. Тогда только дадут орден Боевого Красного Знамени.

    Канищев Василий Алексеевич, гвардии младший лейтенант, летчик 86-го гвардейского истребительного авиационного полка.

    Состоялось более 14 тысяч награждений медалями Ушакова и более 12 800 медалями Нахимова.

    Бывая на флотах, я видел, с какой гордостью люди носят эти награды. Не раз доводилось слышать от офицеров, что матросские медали Ушакова и Нахимова они воспринимают как знак высокого отличия, свидетельство личного мужества офицера, его непосредственного участия в боях вместе с подчиненными. Особенно ценили эти медали морские пехотинцы и бойцы батарей береговой обороны. Я не раз спрашивал их, почему они хотели бы заслужить именно эти награды. Ответ был один: награждение медалями Ушакова и Нахимова наглядно подтверждает причастность к Военно-Морскому Флоту. А моряки всегда очень гордились этим независимо от того, где им приходилось воевать - на корабле или на суше.

    Кузнецов Николай Герасимович, адмирал флота (впоследствии - Адмирал флота Советского Союза), нарком и Главнокомандующий ВМФ2.

    Награждение бойцов Красной армии, принимавших участие в Курской битве (5 июля 1943 - 23 августа 1943). / Федор Левшин / РИА НовостиИспользованы материалы с сайта "Я помню. Воспоминания и интервью с ветеранами и участниками Великой Отечественной войны" // https://iremember.ru/

    1. Михин П.А. "Артиллеристы, Сталин дал приказ!" Мы умирали, чтобы победить. М.: Яуза, Эксмо, 2006. С. 516, 514, 540 (Война и мы. Солдатские дневники).

    2. Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М.: Голос, 2000. С. 359.