Новости

06.05.2020 12:30
Рубрика: Общество

По собственному желанию

О чем рассказывают врачи-добровольцы, ушедшие на передовую борьбы с COVID-19
Слово "добровольцы", прочно связанное в нашей памяти с войной, вдруг обрело новый смысл: сегодня так называют врачей, оказавшихся на передовой борьбы с коронавирусом по собственному желанию.
 Фото:  Антон Новодережкин/ТАСС  Фото:  Антон Новодережкин/ТАСС
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Врачи-анестезиологи Иркутской областной клинической больницы Дмитрий Жаркой и Юрий Лозовский стали одними из первых врачей-добровольцев в регионе. В инфекционной больнице они трудятся уже месяц. Дежурства пока - сутки через трое, поэтому мы нашли время поговорить.

Простой выбор

- Когда нам предложили выйти на работу туда, вопросов было множество, - вспоминает Юрий. - Например, о средствах защиты - к тому времени уже стало известно о случаях заражения персонала. Необходимо было полностью исключить возможность заноса инфекции. Да много всего... Поэтому, прежде чем согласиться, обсудили ситуацию со старшими коллегами. Договорились, что наши дежурства они распределят между собой, а мы будем работать в инфекционной больнице столько, сколько потребуется.

- Коллектив инфекционной для нас почти родной - мы же и раньше там дежурили, ведь совместительство среди врачей - обычное дело. Реанимация знакомая, - улыбается Дмитрий. - И с СИЗами (средствами индивидуальной защиты) полный порядок. Так что решение оказалось естественным и простым.

О том, что зарплату увеличат вдвое, они узнали много позже. Главным для ребят стало желание помочь коллегам, оказавшимся в экстремальной ситуации. И еще - профессиональный интерес. Пафосных слов о долге врача им никто не говорил - вспомнили сами. "Каждый выпускник медицинского вуза понимает, что должен находиться там, где он нужнее всего, - говорит Игорь Каретников, начмед Иркутской областной больницы. - Ребята решили, что их место - в той реанимации, так и сказали. И мы с уважением приняли это решение".

Все по-новому

Первое, чему COVID-19 научил добровольцев, - заботе о собственной безопасности.

- Прежде чем зайти к пациентам, надо надеть костюм, респиратор, маску, бахилы и перчатки, - рассказывает Юрий. - Находиться сутки в этой амуниции довольно тяжело, но это - наша единственная защита от инфекции. Насколько она эффективна? Сложно сказать. Думаю, эффективна, если все делать правильно. Каждую неделю мы сдаем анализы как "условно контактные". Результаты пока отрицательные.

Рабочее пространство инфекционной больницы делится на две зоны - "COVID-19" и "чистую". В первой - боксы, где находятся больные, и палата реанимации. Туда можно входить только защищенным. В "чистой" врачи работают с документами, консультируются с коллегами, пишут истории болезни. Между зонами - санитарный фильтр, работающий только в одну сторону. Можно облачиться в противовирусные доспехи и пройти к пациентам. А вернуться - нельзя, выход из зоны "COVID-19" - в другую дверь.

- Это соответствует требованиям безопасности, - объясняет Дмитрий. - Покинув зону "COVID-19", мы попадаем в помещение, где, в строгом соответствии с правилами, снимаем с себя спецодежду. Все, что будет использоваться повторно, дезинфицируется, остальное утилизируется как особо опасные медицинские отходы. Потом душ, и только после этого можно зайти в "чистый" сектор. Не совсем привычные траектории, но так надо.

Дело техники

- К нам в реанимацию попадают пациенты в тяжелом и крайне тяжелом состоянии, - говорит Юрий. - Сейчас их четверо, все - возрастные, все - с целым рядом хронических заболеваний. Поддержка таких пациентов требует знаний в разных сферах, ведь в кардиореанимации - своя специфика, в ОНМК (отдел нарушений мозгового кровообращения) - своя, и так далее. При необходимости консультируемся с коллегами из областной, но в целом справляемся - когда за плечами 10 лет стажа и опыт работы в разных реанимациях, увереннее себя чувствуешь.

А Дмитрий теперь, помимо исполнения прямых обязанностей, трижды в неделю проводит гемодиализ одной из пациенток. Для этого ему пришлось самостоятельно собрать и запустить сложное медицинское оборудование. Обычно этим занимается целая бригада специалистов. А Дмитрий справился один, причем в тот же день, как поступила больная.

- Ее привезли к нам в тяжелом состоянии, - рассказывает он. - Выяснилось, что есть хроническая почечная недостаточность, ранее женщина получала гемодиализ в одной из городских клиник. В какой-то момент у нее начала развиваться пневмония. Взяли анализ на COVID-19, он оказался положительным. Не дожидаясь ухудшения состояния пациентки, перевели ее на ИВЛ, а с диализом пришлось вот так...

Никогда ранее в инфекционной больнице не было таких пациентов, а значит, и специальной техники тоже не было. Помогли коллеги: аппарат гемодиализа предоставил Центр медицины катастроф, а необходимые для процедуры фильтры и растворы - областная больница. То, что сделал Дмитрий, поразило его коллег. "Парень реальный герой!" - написал мне начмед областной больницы, сам опытнейший врач-анестезиолог. Но Дмитрий пожимает плечами - мол, какой тут героизм?

- Получилось, потому что работал раньше в Центре гравитационной хирургии крови. И техническую сторону вопроса знаю, и сам процесс, - рассказывает он.

Коварство вируса

А еще ребята думают, как победить COVID-19. При любой возможности изучают специальную литературу. Кстати, радуются, что в свободном доступе появилось множество курсов, которые раньше были платными. Общаются со столичными коллегами, размышляют о стратегии и тактике ведения пациентов.

- Заболевание развивается непредсказуемо, - делится наблюдениями Дмитрий. - Ухудшение состояния пациента может произойти молниеносно. Но мы учимся действовать на опережение. Например, необходимость перевода на ИВЛ прогнозируем на основании не только клинической картины, но и опираясь на результаты лабораторных анализов, данных рентгена и УЗИ.

А еще врачи-добровольцы просят жителей региона не рисковать собственным здоровьем.

- Вирус новый, мы о нем крайне мало знаем, - констатирует Юрий. - У врачей сегодня нет стандартных схем лечения, они полагаются лишь на свой опыт. То есть каждый случай - это эксперимент. Но люди почему-то не видят опасности, пока сами с ней не столкнутся. Сегодня, на мой взгляд, риск заразиться в магазине или транспорте выше, чем у нас в больнице, - мы-то в СИЗах, а народ ходит без масок... Может, людям кажется, что коронавирус где-то далеко - в Китае, Европе, США? Но он здесь, и заразиться может каждый.

Жизнь без риска

На вопрос, как отнеслись близкие к решению ребят работать в инфекционной больнице, они отвечают одинаково: "С пониманием".

- Мама сказала, раз направили - значит, надо работать. С женой, а она у меня тоже медик, и детьми общаемся по телефону - пока мы живем отдельно, так безопаснее. Конечно, все они переживают, но я их успокаиваю, что очень серьезно защищен, - рассказывает Юрий.

А вот Дмитрий решил жить дома.

- Родителей, дедушек-бабушек мы изолировали, - делится он. - С женой обустроили дома входную зону, вроде санпропускника. Прихожу, раздеваюсь, прячу одежду, в которой возвращался из больницы, в шкаф - и сразу в душ, все в соответствии с рекомендациями эпидемиологов. Оторваться от семьи не могу - у нас дочка маленькая, жена в декрете, моя помощь дома тоже нужна.

В регионах Общество Здоровье Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область COVID-19. Мы справимся!