1 мая 2020 г. 08:00
Текст: Андрей Ганин (доктор исторических наук)

Генерал Стогов - генералу Деникину: "Русская земля не посрамлена..."

Письмо ветерана Белого движения вождю "белых", отправленное 2 ноября 1944 года, публикуется впервые
Генерал А.И. Деникин в эмиграции.
Генерал А.И. Деникин в эмиграции.

Красная армия - защитница русских земель

Среди писем, адресованных бывшему главнокомандующему Вооруженными силами на Юге России, одному из вождей Белого движения генерал-лейтенанту Антону Ивановичу Деникину (04.12.1872-07.08.1947), особое место занимает корреспонденция от его друга, ветерана Белого движения на Юге России генерал-лейтенанта Николая Николаевича Стогова (10.09.1872-17.12.1959)1 ("Родина" подробно рассказывала о нем в № 11 за 2015 год.). Переписка, продолжавшаяся на протяжении нескольких десятилетий, носила доверительный характер и была весьма искренней.

Одно из писем Стогова, датированное 2 ноября 1944 г., касалось приближавшейся победы Красной армии в Великой Отечественной войне. Стогов информировал Деникина о жизни в освобожденном от гитлеровцев Париже и настроениях в руководстве белой военной эмиграции, делился переживаниями о собственном здоровье. Письмо интересно и как свидетельство патриотических настроений представителей белой военной эмиграции, группировавшихся вокруг генерала А.И. Деникина.

Красная армия в глазах Стогова выступила не только защитницей русских земель, но и собирательницей всего славянства. Стогов восторженно писал о росте могущества СССР, который, правда, по эмигрантской традиции называл Россией или Русской землей. Генерал возлагал надежды на объединение вокруг его Родины славянских государств и получение выхода "в свободные моря", о чем русские офицеры мечтали еще в эпоху Первой мировой войны (речь шла прежде всего о контроле черноморских проливов). Славянские страны по итогам Второй мировой войны действительно оказались в советском блоке. Неудивителен восторг Стогова, отмечавшего, что до революции что-либо подобное "нам (русским офицерам. - Авт.) только снилось". Писал Стогов и о назревшей перемене лозунгов белой военной эмиграции - о необходимости отказа от идеи продолжения борьбы с большевиками. Патриотической позиции в годы войны придерживался и генерал Деникин.

Однако взгляды Деникина и Стогова, в целом, были нехарактерны для лидеров русской военной эмиграции в Европе, активно сотрудничавших с гитлеровцами. После войны в резком письме начальнику Русского Общевоинского союза (РОВС), основного объединения военных эмигрантов, генерал-лейтенанту А.П. Архангельскому Деникин прямо отметил: "Челобития Ваши и начальников отделов РОВС-а о привлечении чинов его на службу германской армии, после того, как Гитлер, его сотрудники и немецкая печать и во время войны, и задолго до нее высказывали свое презрение к русскому народу и к русской истории, открыто проявляли стремления к разделу и колонизации России и к физическому истреблению ее населения, - такие челобитные иначе как преступными назвать нельзя"2.

И в красном, и в белом

Сам генерал Стогов прошел непростой путь. В Гражданскую войну он служил на руководящих постах в Красной армии, в том числе возглавлял Всероссийский главный штаб. При этом состоял руководителем подпольной антибольшевистской военной организации "Национального центра", несколько раз арестовывался, затем бежал через линию фронта к белым на Юг России, где также занимал руководящие посты до эвакуации белых из Крыма. В эмиграции генерал работал на автомобильном заводе простым токарем. Стал одним из руководящих работников РОВС - заведовал военной канцелярией, а с февраля по июнь 1941 г. временно исполнял обязанности начальника 1-го отдела вместо отстраненного немцами генерала В.К. Витковского. Занимая посты в РОВС, Стогов дружил с генералом Деникиным, у которого были сложные взаимоотношения с руководством РОВС. Как следует из письма, в конце Второй мировой войны Стогов разделял оборонческие взгляды генерала А.И. Деникина и радовался успехам Красной армии.

Генерал Н.Н. Стогов (справа во втором ряду) и генерал А.П. Архангельский (в первом ряду в центре) в эмиграции. Ницца, сентябрь 1951 г. Бахметевский архив Колумбийского университета. Публикуется впервые.

Письмо сохранилось в личном архиве Антона Ивановича и Ксении Васильевны Деникиных в Бахметевском архиве Колумбийского университета в США и прежде не привлекало внимания исследователей. Документ публикуется по современным правилам правописания, явные ошибки исправлены без оговорок.

2/XI-44.

Дорогой и глубокоуважаемый Антон Иванович,

Очень был рад получить от Вас бодрую открытку.

Да, благодарение Господу Богу все мы вознести можем3. Русская земля не посрамлена, а даже, наоборот, возносится все выше и выше, и кто знает - не исполнится ли именно теперь то, что нам только снилось: объединение славян и выходы4 в свободные моря.

Генерал Н.Н. Стогов в годы Первой мировой войны.

И надо отдать справедливость - подготовка к войне и в смысле моральном и в смысле материальном просто изумительна. Недаром теперь подсоветские люди говорят: "Теперь мы понимаем, почему у нас много не хватало для жизни - все шло на подготовку к войне".

Да, велик Бог земли русской.

Начало письма генерала Стогова.

Всегда вспоминаю Ваши заключительные слова: "А может быть и не побежит"5.

А теперь всегда имею в виду и другие Ваши слова: "Судьбы России важнее судеб эмиграции".

Этими пятью словами все сказано и нет места никаким сомнениям.

Здесь у нас все прошло более или менее благополучно. Пострадали, конечно, отдельные лица и зачастую совершенно напрасно, но в общем мы, здешние русские, должны благодарить Бога, что буря пронеслась, причинив не так много потерь.

Знаю, что тоже было и в Брюсселе, а вот как приходится нашим в Сербии и Болгарии - не ведаю, и ожидать можно и худшего, что всех будут стричь под одну гребенку - как немецких сотрудников.

Полагал бы в простоте душевной, что возглавителям наших военных организаций, в частности РОВСа, следовало бы устраниться от дел, так как совершенные ими ошибки непростительны. Не знаю, что думают в Брюсселе6, а здесь решили просто: "Старого не вспоминать, выбросить из обихода "борьбу"7 и обратиться исключительно к деятельности благотворительной", но, кажется, будут ждать указаний из Брюсселя, прежде, чем объявить это во всеуслышание.

Я лично смотрю так, что виновны только головы, а масса заслуживает не только снисхождения, но и полного забвения своих вольных и невольных прегрешений и заблуждений.

Настроение в Обществе Ген[ерального] шт[аба] в общем было хорошее и только на последней встрече, состоявшейся 21 октября, я был просто-таки удивлен, как общим разнобоем в мыслях, так и особенно мнением некоторых господ, все еще не излечившихся от мышиного взгляда, что "сильнее кошки зверя нет".

Написал в начале, что рад был получить от Вас бодрую открытку, но зато я крайне опечален возможностью и еще задержаться там, где живете. Пора, ей-ей, пора Вам быть здесь и посмотреть пристально на все и вся, подумать и вложиться в работу. Поездка к Вам П.В.8 более, чем необходима, но это не исключает желательности для Вас, а, стало быть и для всех нас, чтобы Вы поговорили и с другими и вообще непосредственно вложили свои персты в наши раны.

О жизни нашей узнаете от П.В., а я скажу только, что состарился изрядно и в довершение всего страдаю экземой на ногах, что иногда мучительно, а чувствуется всегда, как зубная боль, напр[имер]. Холод же усиливает страдания.

Окончание письма Стогова Деникину.

Запустил и теперь трудно поддается лечению. Причины - нервные, но не без современного питания. А[нна] Дм[итриевна]9 держится сравнительно молодцом, но и ее донимают глаза и ревматизм, а последний холода тоже не любит. В общем же надо благодарить Бога за его к нам незаслуженные блага и милости.

Прошу прощения за каракули - и вообще-то пишу плохо, а от холода еще хуже.

П.В. ведет себя плохо: никакой заботы о своем здоровье, все и вся на службу общественную. Так нельзя. Есть предел и самоотречения.

Целую ручки Ксении Васильевне10 и оба мы с А.Д. шлем вам обоим наш сердечный привет и ждем с нетерпением свидания.

Будьте здоровы и благополучны.

Преданный Вам Н. Стогов


The Bakhmetteff Archive of Russian and East European History and Culture, Columbia University, USA (Бахметевский архив русской и восточноевропейской истории и культуры, Колумбийский университет, Нью-Йорк, США. - BAR). Anton & Kseniia Denikin collection. Box 6. Подлинник. Чернила.

1. Подробнее о Стогове: Ганин А.В. "Уходили мы из Крыма среди дыма и огня..." Неизвестные факты из жизни белого генерала Николая Стогова - коменданта Севастополя, последним покинувшего город 95 лет назад // Родина. 2015. N 11. С. 36-39.

2. Цит. по: Александров К.М. Судьбы русского офицерства в изгнании во время Второй мировой войны. Переписка 1946 г. между генерал-лейтенантами А.И. Деникиным и А.П. Архангельским // Новый Часовой (Санкт-Петербург). 2006. N 17-18. С. 207.

3. Фраза трудночитаема. Расшифрована предположительно.

4. Подчеркнуто Стоговым.

5. Ответ генерала А.И. Деникина на утверждения, что Красная армия побежит при нападении гитлеровских войск.

6. В Брюсселе проживал председатель РОВС генерал-лейтенант А.П. Архангельский (05.03.1872-02.11.1959).

7. То есть возобновление борьбы с большевиками.

8. Речь идет о ближайшем соратнике Деникина полковнике П.В. Колтышеве (27.05.1894-09.08.1988). Письма Деникина Колтышеву см.: Письма генерала Деникина во время Второй мировой войны (1939-1946) / публ. Н.Н. Рутыча и Н.М. Янова // Грани (Франкфурт-на-Майне). 1988. N 149. С. 130-175.

9. Супруга Н.Н. Стогова.

10. Супруга А.И. Деникина.