1 мая 2020 г. 07:10
Текст: Миша Мельниченко (кандидат исторических наук, с.н.с. ИИиА УрО РАН, ведущий рубрики "Прожито с Родиной") , Алексей Сенюхин (аспирант МГУ, редактор сайта "Прожито")

"Командир полка взял щепотку земли и поцеловал..."

Из дневников вернувшихся домой победителей и тех, кто ждал их в тылу
Второй год "Родина" сотрудничает с удивительным сайтом "Прожито", на котором собрано более 1850 дневников россиян ХIХ-ХХ веков. Майская подборка - о тех, кто прошел войну и вернулся с нее живым.
Москва. Белорусский вокзал. Август 1945 года. Фото: РИА Новости
Москва. Белорусский вокзал. Август 1945 года. Фото: РИА Новости

Стилистика и орфография авторов сохранены.

9 МАЯ 1945 ГОДА

Варвара Малахиева-Мирович

Целым и невредимым возвращается с фронта Сережа, мой замечательный сын, "опора дряхлых дней". И велика благодарность моя Руке, не допустившей его до ужаса и до гибели в адском горне войны. Но не могу я забыть, с особенной остротой сегодня помню, что не вернутся к матерям товарищи его - Леня Смородин, Женя Давыдов. Не вернется к Инне ее муж - замученный сыпняком, пленом, туберкулезом и нашедший избавление в братской могиле где-то в Польше. (Видела сегодня Инну и Лену.)

Николай Иноземцев

Много мыслей о будущем. "Подходит к финишу" шестой год пребывания в армии, потерян огромный срок в смысле учебы. И все-таки уверен, что смогу наверстать упущенное, только бы скорее вернуться домой. [...]

11 МАЯ

Василий Чуркин

Мы ехали по территории Чехословакии. Навстречу нам стали попадаться огромные фургоны, запряженные парой крупных лошадей - битюгов. В них сидели немецкие мирные жители, главным образом женщины, дети и старики. Они, видимо, были напуганы, боясь нас, русских, забрали свои пожитки, бежали от нас, сломя голову. А теперь возвращались на свои родные места.

13 МАЯ

Евгений Селиванов

Четвертый день среди чехов. [...]

Я - фронтовик, я русский, и кто может мне не верить: мы стремимся к высоким созидательным целям. Я был в Европе, я скоро поеду в Советский Союз, поеду к себе на Родину с великим чувством свободного человека! [...]

19 МАЯ

Роальд Недосекин

Послезавтра едем в Россию. Наконец-то вернемся на родную землю, где все так привычно и близко знакомо. Мне душно в Пруссии, в каменных бетонированных домах, среди голых полей и колючей проволоки, где нет ни наших людей, ни нашего говора. Цветет каштан, и осыпаются белым пухом цветы вишни. Ветер шумит в ветвях, и по небу несутся облака. Кончилась война!

21 МАЯ

Семен Гудзенко

Шофер говорит:

- К осени вернемся домой. Летом не хочу, пусть жена сама картошку копает (смеется).

25 МАЯ

Евгений Селиванов

Подумать только: как далеко мы стоим от своих границ. В Европу нас привел долгий путь. Видели столько народностей: литовцев и поляков, немцев и бредущих с колясками, и на велосипедах, освобожденных из плена английских и французских солдат, югославов в лагерных полосатых халатах, словенок в пышных национальных платьях. В Чехословакии приняли нас как долгожданных гостей.

После всего виденного в Европе ближе и дороже становится все родное, все русское. Куда ты ни пойдешь у себя, везде ты свой. [...]

4 ИЮНЯ

Владимир Бушин

Назревает большое событие для роты: мы куда-то едем. Вся армия остается на месте, а мы едем. Уже заготавливают на месяц продуктов, договариваются о вагонах, упаковывают, ремонтируют... Неизвестно только - куда. Есть слух, что на Дальний Восток. Я не верю, надеюсь, поедем не дальше Москвы. Конечно, хорошо бы из этой Пруссии вернуться в Россию.

Адаев рассказывает, что Дюнюшкин поехал за пополнением. Да, это пахнет Д.В.

18 ИЮНЯ

Владимир Тарасов

Положение у нас сейчас очень неопределенное. Армия наша расформирована, мы переданы во 2-ю ударную и должны уехать на север в р[айо]н [города] Ростока, но до сих пор нет никакого приказа.

Вспомнил снова об отце. Сердце сжалось от боли. Сел, написал ему несколько строчек. Какой у меня отец!! Только когда встанешь взрослым - начинаешь понимать, как самоотреченно он жил для нас! Даже больной, он продолжал работать, чтобы не быть тягостью для семьи. Так капля за каплей отдавал он свою жизнь, воспитывал нас в духе честности, преданности своей стране, учил быть добросовестными и исполнительными в работе. Бюрократы-врачи у нас в Челябинске. Они ждут большой взятки за лечение, они не видят перед собой больного человека, а смотрят на него, как на средство для получения наживы. Вернусь домой, буду всеми силами бороться за искоренение этого зла в нашем обществе. Наши маленькие братья и сестры должны жить и не видеть взяточничества, подхалимства, зазнайства. Они должны жить чистой, благородной жизнью.

В. Пузырьков. Впереди мир. 1984 год.
1-4 ИЮЛЯ

Афанасий Малахов

Готовимся к маршруту на Родину. Сколько радостного, светлого ждет там десятки миллионов людей, которые встретят нас со всей нежностью сердца, с чуткостью и каждый будет переживать, как хорошо встречает нас народ за заслуженное нами дело, т.е. выиграли войну.

Завтра едем домой.

8 ИЮЛЯ

Иван Фирсенков

Около одиннадцати часов к арке подошел, окруженный детьми и толпой секретарь Ленинградской партийной организации тов. Кузнецов в форме генерала. Через несколько времени раздались возгласы: "Идут, идут". Все невольно подались вперед. И вот они гордые победители, бодрые, здоровые, загорелые, украшенные орденами и медалями, четко отбивая шаг, с оружием вступили в город, за который они четыре года боролись с проклятым врагом, ползали на брюхе, как змеи по земле, в болоте, в снегу, как кроты зарывались в землю. Тысячи километров с боями прошли они, поливая кровью землю. И сегодня они вернулись в свой город, вернулись герои в город - Герой. [...]

9 ИЮЛЯ

Игнатий Горин

В 5 часов вечера начали грузиться и в 9 часов выехали из Кенигсберга. В час ночи приехали в Инстенбург. Наконец-то мы едем на родину. Мы сидели на площадке до часа ночи. Всюду по дороге стоят военные части. Машем друг другу руками и пилотками. На душе, где-то глубоко, восторженные чувства.

12 ИЮЛЯ

Нина Покровская

Завтра прибывает в Москву первый эшелон с демобилизованными. Он следует из Берлина и его окрестностей. Очень может быть, что приедет и Костя. Во всяком случае, мы приготовились его встретить. Мама договорилась в школе, что завтра не придет. Она будет весь день дома, чтобы Костя не приехал к закрытой двери. С утра придет Наташа и поможет маме прибрать комнату и приготовить обед. Если Костя приедет, меня известят по телефону, и я тот же час приду.

Всего в Москву завтра вернется 70 тысяч демобилизованных. Я чувствую, едет Костя с этим эшелоном или не едет, он все равно уже в пути. Вся его душа, все его стремления направлены к отъезду. Приедет ли он завтра или через месяц - все равно это завтра. [...]

15 ИЮЛЯ

Андрей Авдеев

Рано утром разукрашенная лозунгами и знаменами наша колонна приближалась к границе. У каждого из нас в груди усиленно билось истосковавшееся сердце, как это всегда бывает при подъезде к родному дому, оставленному еще с детства. Бойцы друг у друга спрашивали: "Скоро ли?"

В 9:40 головная машина пересекла государственную границу СССР. Отъехав несколько километров, командир полка остановил колонну, чтобы дать возможность каждому воину стать на родную землю, которая вскормила его, во имя которой он бесстрашно сражался несколько лет подряд с лютым врагом, осмелившимся дотронуться своими грязными, чужеземными сапожищами к этой святыне.

Здесь же, прямо у дороги на узкой меже, чтобы не портить посевы, проведен короткий митинг в честь прибытия на Родину. Командир полка подполковник Белоус после короткой, но трогательной речи взял щепотку земли и поцеловал ее.

В эту трогательную, торжественную минуту в глазах многих воинов-ветеранов, насмотревшихся, казалось бы, на все, блеснули слезы радости.

Все мог выдержать воин, но сдержать себя в эту минуту было трудно. Так горяча любовь к родной земле, так велика ненависть к врагу, опустошившему ее! [...]

22 АВГУСТА

Дмитрий Чиндяев

Сегодня исполнилось четыре года, как покинул дом, детей, жену. За эти четыре года много пришлось пережить и были времена, когда жизнь измерялась минутами, даже того меньше. Но все пережили.

Когда из дома уезжал было теплое летнее утро, теперь тоже утро и погода такая же. Но много разницы между утром 22 августа 1941 года и 22 августа 1945 года. Тогда уходил из дома и не думал больше вернуться, а теперь все же надеюсь увидеть семью и близких. Хотя еще не видно, но надежды и все наши чаяния направлены к этому и, несомненно, это будет.

1 СЕНТЯБРЯ

Иван Ковальченко

[...] Судьба забросила меня далеко от родных мест. Я видел Европу, видел жизнь людей здесь, но от этого хочется только быстрее вернуться назад.

В 6 часов вечера после войны... Фото: из коллекции Владимира Сергеева
18 СЕНТЯБРЯ

Георгий Головин

18 сентября был уже среди родных и знакомых в д. Ещеве. Ходил в Весьегонск, на Хотавец. В то время приехал зять Ефим. Отпуск провел не плохо.

Народ, переживший тяжелые испытания четырехлетней Отечественной войны. Перенес все невзгоды и лишения, смотришь на их усталые, загорелые лица и думаешь, что с ними вместе шли на жертвы, перенося великие трудности, и победили самого злейшего врага - германский фашизм. Сейчас уже мирный период, но в сельской местности еще имеются трудности. Мало мужского населения, с нетерпением ждут демобилизованных. Многие не вернутся, но все же их всех семьи ждут.

20 СЕНТЯБРЯ

Владимир Войнов

Скоро год на чужбине, сначала в Германии, а потом в Китае. Очень и очень я стосковался по родине, порой даже плакать хочется от этой тоски. Десятидневное пребывание во Владивостоке живо в памяти, как чудный сон, а ведь и там я был на походном положении, но встретился с живыми русскими людьми, радушными и чуткими.

Сегодня возвратилось из дома мое письмо, посланное по преступной невнимательности почты Омутнинска. Письмо было адресовано на Кооперативную улицу, школу №4, а они искали дом №4, и сообщили мне, что такого дома на этой улице нет. Скоты.

В этом письме я сообщал о своей поездке во Владивосток. Значит, об этом дома ничего не знают. [...]

5 ОКТЯБРЯ

Нина Покровская

Глупая я женщина! Видно, жду от мужа и от детей чего-то безупречного, идеального. А его, наверное, и нет на свете. Все мы люди обычные и все мы нестойкие, слабые люди.

Самое главное, что Костя жив и вернулся, что он любит меня и детей. Я же люблю его больше жизни.

Вот дети ссорятся. Как это всегда меня расстраивало. Я бы сейчас вмешалась в их ссору, рассердилась бы. Но я молчу. Я не вижу ссорящихся детей. Я вижу Костино лицо. Он смотрит на них с любовью и любопытством. Внимательно и ласково улыбаются его глаза, и потом одним спокойным словом он их успокаивает.