1 мая 2020 г. 18:52
Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)

Прозрение генерала Краппе

Сталин запомнил рассуждения врага о партизанах и проявил к нему "презрение и жалость"
Партизаны. Фото: РИА Новости
Партизаны. Фото: РИА Новости

Роман Толстого в эти времена

страна до дыр глубоких залистала;

мне кажется, сама собою стала,

глядясь в него, как в зеркало, она.

Строки поэта Бориса Слуцкого о "Войне и мире" я вспоминал, когда штудировал 692-страничный том "Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны" - из рассекреченных документов Архива Президента Российской Федерации (АП РФ), опубликованных издательством "Историческая литература". Сразу вспомнились и толстовские рассуждения о "дубине народной войны":

"И благо тому народу, ...который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью"1.

Предписания для "дубины"

О боевых заслугах, доблести и отваге партизан, об их самопожертвовании, о той поддержке, которую оказывало народным мстителям население, - написано много. Рассекреченные документы АП РФ позволили увидеть оборотную сторону медали.

"В начальный период войны руководство НКВД попыталось вместе с РККА поставить под свой контроль партизанское движение. ...Однако, несмотря на усилия НКВД, в руководстве партизанским движением сохранялась организационная неразбериха. Этим вопросом занимались обкомы партии, областные управления НКВД, Политуправление, разведывательные подразделения РККА. Какая-либо координация по руководству партизанскими формированиями отсутствовала"2.

Разбор железнодорожного полотна в ходе рельсовой войны. Белорусская ССР. Орша. Осень 1943 г. Фото: ТАСС

Различные институты государственной власти желали надзирать за партизанами, проверять их деятельность и разговаривать с народными мстителями на языке начальственных предписаний. "Дубину народной войны" хотели заставить действовать по правилам, хотя никто не знал, какими должны быть эти правила.

Заместитель наркома обороны армейский комиссар 1 ранга Ефим Афанасьевич Щаденко (1885-1951), например, даже предложил создать "1-ю Конную партизанскую армию народных мстителей", общей численностью 33 008 человек3.

Сталин отверг этот план.

27 октября 1941 г. батальонный комиссар Иван Антонович Ананьев, бывший помощник заведующего отделом ЦК ВКП(б), написал письмо Верховному Главнокомандующему о недостатках в организации партизанского движения:

"В результате отсутствия единого центра по руководству этим делом имело место распыление людских сил, вооружения, взрывчатых веществ, обмундирования и др. технических средств, совершенно необходимых для этих целей"4.

Лишь 30 мая 1942 г. Постановлением Государственного Комитета Обороны СССР № 1837сс был создан Центральный штаб партизанского движения. Однако организационная чехарда на этом не прекратилась.

Первый партизанский отряд, организованный под Смоленском. 1941 г. Фото: РИА Новости

Партизанский мотив

6 сентября 1942 г. Государственный комитет обороны учредил пост Главнокомандующего партизанским движением, на который назначили Маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова. Однако уже 19 ноября 1942 г. должность главнокомандующего упразднили: "В интересах большей гибкости в руководстве партизанским движением и во избежание излишней централизации"5. По образному выражению знаменитого партизана и диверсанта полковника Ильи Григорьевича Старинова (1900-2000), "Партизанский фронт оставался "фронтом без командования""6.

Предвоенные просчеты Сталина и Ворошилова, репрессии против тех, кто еще в мирное время настаивал на заблаговременной подготовке партизанских баз; интриги в высшем руководстве, борьба за лидерство и давнее соперничество между первым секретарем ЦК компартии Украины Никитой Сергеевичем Хрущевым и первым секретарем ЦК компартии Белоруссии Пантелеймоном Кондратьевичем Пономаренко7 - все это негативно сказалось на партизанском движении.

Но бюрократические проволочки, как это часто бывает, соседствовали с массовым героизмом советских людей за линией фронта.

Партизаны на сенокосе. Лето 1942 г. Фото: ТАСС

Корреспондент газеты "Санди таймс" и радиокомпании ВВС (Би-би-си) Александр Верт находился в СССР с июля 1941 по 1946 год, а потом по собственным впечатлениям, документам и другим первоисточникам написал эту, по его словам, "человеческую историю" - знаменитую книгу "Россия в войне 1941-1945". В этой книге он очень точно сказал о мотивах выбора, который делал человек, уходивший в партизаны:

"Нет смысла строить догадки о том, какой мотив был самым важным в момент, когда люди решались на такой крайне опасный шаг, как уход к партизанам: бескорыстный патриотизм, уязвленная национальная гордость, стремление уйти подальше от немцев, от их репрессий, избежать угона в Германию, привязанность к советскому строю? Все эти побуждения оказывали влияние, но степень его, очевидно, была разной в разных местах".

Столь же точно Александр Верт сказал и о партизанском движении:

"Это не только картина величайшего мужества и смелости - а нужно быть мужественным и смелым человеком, чтобы стать партизаном, - но и картина такого мира, где человеческая жизнь ценилась невероятно дешево"8.

Советские подпольщики перед казнью в Минске. Фото: РИА Новости

Смертный бой не ради славы

Подвиги партизан были оплачены кровью мирного населения.

19 июля 1941 г. "В деревне Заполье Рогачевского района немецкие танкисты были забросаны гранатами и бежали, бросив танки и каски. Деревня затем была сожжена немцами"9.

2 августа 1941 г. "Отрядом был убит немецкий офицер, пущен под откос немецкий бронепоезд и убито 10 купающихся немецких солдат. За это немцы полностью сожгли местечко Осиповичи"10.

12 февраля 1942 г. "В хуторах Березка, Старовка Томаровского района Курской области и в ряде других мест в связи с систематическим уничтожением телеграфно-телефонной связи партизанскими отрядами немцы устанавливают дежурства из местного населения по линии. На дежурных возлагается полная ответственность за целость связи, при повреждении связи дежурным угрожает расстрел"11.

17 июля 1942 г. "В конце июня месяца на шоссейной дороге Могилев - Бобруйск отрядом было устроено нападение на колонну автомашин. В бою разбито 33 автомашины, убито 42 немецких летчика.

Немецкими властями снова был послан карательный отряд, который окружил деревню Борки Кировского района, сжег ее и население, включая детей и стариков, расстрелял"12.

2 декабря 1942 г. "В дер. Алексейково Великолукского района фашистские каратели выгнали все население на улицу. В присутствии всех расстреляли жену партизана, деревню подожгли со всех сторон, запрещая тушить пожар и спасать имущество. Все население деревни осталось без жилищ и продовольствия"13.

Партизанский отряд переходит во вражеский тыл. 1942 г. Фото: ТАСС

Политика кнута чередовалась немцами с посулами пряников. "За поимку партизана - награда 2000 рублей, за указание местонахождения партизанского отряда - 25 000 рублей с придачей коровы и свиньи"14. (На оккупированной территории продолжался оборот советских денежных знаков.) Это были очень большие деньги. В годы войны красноармеец, находящийся в рядах действующей армии, получал 20 рублей в месяц15. Перед войной среднемесячный заработок москвичей составлял 466 рублей, причем рабочие получали 399 рублей, а инженерно-технические работники- 741 рубль16. Народный комиссар НКВД - 3500 рублей, машинистка центрального аппарата НКВД - от 500 до 700 рублей17.

Партизаны воевали не ради будущих льгот, наград или денег.

Руководитель партизанского движения П.К. Пономаренко.

Смета Пантелеймона Пономаренко

Но раз уж зашла речь о деньгах, следует сказать: спустя год после начала войны выяснилось, что по смете Народного комиссариата обороны "средств на финансирование партизанского движения не предусмотрено"18. И тогда начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко произвел необходимые расчеты и представил на утверждение смету на 20 листах. На расходы по партизанскому движению с 1 июля по 31 декабря 1942 г. испрашивалось 57 млн 700 тысяч рублей19. Это была весьма умеренная смета. Одни сутки Великой Отечественной войны стоили бюджету СССР более 362 млн довоенных рублей.

Пономаренко позаботился и о денежном обеспечении партизан и их семей. 10 мая 1943 г., проявив гражданское мужество, Пантелеймон Кондратьевич написал Сталину:

"Партизаны-колхозники (а их подавляющее большинство), хотя они и находятся в партизанских отрядах на равных условиях с партизанами из рабочих и служащих или даже занимают в отрядах командные должности, пособий или денежного содержания от государства не получают. Это обстоятельство вызывает претензии и в ряде случаев может создавать нежелательные настроения.

...Существующая система материального обеспечения партизан и их семей не вполне соответствует существу народного партизанского движения и, вследствие этого, должна быть коренным образом изменена"20.

Этот вопрос рассматривался очень долго. Лишь 19 октября 1943 г. было подписано совершенно секретное постановление Совнаркома СССР N 1139-348сс "О выплате денежного содержания командному составу партизанских отрядов". Командиру и комиссару отряда численностью до 200 человек было установлено пособие 750 рублей в месяц. Командиру крупного партизанского соединения - 1500-1800 рублей. Командиру и политруку партизанского подразделения (роты, взвода, группы) полагалось от 500 до 725 рублей21.

Денежное содержание рядовым партизанам-колхозникам не было предусмотрено.

Но они тоже сражались насмерть.

Генерал Г. Краппе.

Философия генерала Краппе...

Ни жестокость оккупантов к мирным гражданам, ни щедрые обещания не достигли поставленных целей. Партизанское движение в тылу врага крепло и ширилось. Из доклада возвратившихся на Большую землю связников ЦК КП(б) Украины:

"Настроение населения резко изменилось. Когда мы шли в первый раз, то везде чувствовалось, что некоторая часть населения чего-то выжидает, рассчитывает на то, что немцы привезут товары и т.д. Сейчас все в один голос заявляют, что они против немцев. Вы не найдете ни одной семьи, которая бы благожелательно относилась к немцам, за исключением полицейских и старост. Буквально все население настроено против немцев"22.

И этот вывод не был преувеличением.

Немецкое командование на собственной шкуре испытало мощь "дубины народной войны". 11 июля 1943 г. командир 61 пехотной дивизии вермахта и профессиональный военный разведчик генерал Гюнтер Краппе (1893-1981) сделал неутешительный вывод:

"Сталину удалось превратить борьбу за сохранение своей системы в священную отечественную войну и тем самым вызвать патриотическое и религиозное самопожертвование, способность к которому издавна была одним из самых сильных свойств русского человека. ...Военной оккупацией нельзя покорить революционный народ, напротив, этим только начинается его покорение. Война против революционного народа является не только военным делом. Мы, немцы, единственный, кроме советских русских, революционный народ, можем это лучше всего оценить. ...Восточный поход показал, что наше представление о большевизме не совпадало с действительностью не только в оценке его военной мощи, но и в оценке его моральных сил. ...В нашем поведении в захваченных и оккупированных областях мы по большей части совершенно не учитывали этих фактов и поэтому наталкивались на отклонение и сопротивление. ...Война в России происходит не только в военной плоскости, но и в философской и в политических плоскостях"23.

Стоянка партизанского отряда Д.Н. Медведева в лесу под Ровно в тылу врага. 21 февраля 1943 г. Фото: РИА Новости

... и реакция Сталина

3 февраля 1944 г. перевод этого и ряда других трофейных документов, изъятых в штабах противника, был направлен в распоряжение Сталина его любимцем - командующим Авиацией дальнего действия маршалом Александром Евгеньевичем Головановым. Судя по всему, Сталину понравился "сумрачный германский гений" немецкого генерала и его философский взгляд на Великую Отечественную войну.

В конце войны кавалер Рыцарского креста генерал-лейтенант Гюнтер Краппе, никогда не бывший членом СС, стал командиром Х армейского корпуса СС и 6 марта 1945 г. был взят в плен войсками Красной армии южнее Шифельбайна (ныне польский Свидвин). Содержался в Бутырской тюрьме N 2 НКВД СССР, Красногорском лагере военнопленных N 27 МВД СССР, спецобъекте N 5, спецгоспитале N 3840 МВД СССР.

Лишь вмешательством Сталина можно объяснить дальнейший, в высшей степени благоприятный для генерала-философа исход. Командир корпуса СС не был осужден в СССР и сравнительно недолго оставался в плену. Страна выиграла войну, и в душе Сталина "чувство оскорбления и мести" заменилось "презрением и жалостью" к одному отдельно взятому немецкому генералу.

P.S.

1 марта 1949 г. генерал-лейтенанта Краппе освободили и репатриировали в ФРГ, где он и скончался 31 декабря 1981 г.

1. Толстой Л.Н. Война и мир. Т. IV. Часть 3. Гл. I. М.: Художественная литература, 1978. С. 385.

2. Мозохин О., Кудряшов С. Предисловие // Вестник Архива Президента Российской Федерации. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. С. 16. Доктор исторических наук Олег Мозохин и кандидат исторических наук Сергей Кудряшов - авторы журнала "Родина".

3. Вестник Архива Президента Российской Федерации. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны / Главный редактор С.В. Кудряшов. М.: Историческая литература, 2015. С. 100.

4. Там же. С. 93. Майор И.А. Ананьев прошел всю войну от звонка до звонка и закончил ее в должности заместителя командира 680-го стрелкового полка по политчасти. Был дважды ранен. Награжден пятью орденами: Отечественной войны I степени (дважды), Отечественной войны II степени, Красной Звезды (дважды).

5. Там же. С. 280.

6. Там же. С. 17.

7. В ноябре 1939-го между Хрущевым и Пономаренко произошел жаркий спор по поводу установления новой границы, в который был вынужден вмешаться Сталин. Сталин принял двух первых секретарей, сказав: "Здорово, гетманы, ну как с границей? Вы еще не передрались? Не начали войну из-за границ? Не сосредоточили войска? Или договорились мирно?"

8. Верт А. Россия в войне 1941-1945. Часть шестая. // https://www.litmir.me/br/?b=129851&p=130

9. Вестник Архива Президента Российской Федерации. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. С. 31.

10. Там же. С. 42.

11. Там же. С. 117.

12. Там же. С. 170.

13. Там же. С. 359.

14. Там же. С. 166.

15. Там же. С. 119.

16. Москва послевоенная. 1945-1947. Архивные документы и материалы. М.: Мосгорархив, 2000. С. 363.

17. Политбюро и органы государственной безопасности / сост., вступ. ст., коммент. О.Б. Мозохина. М.: Кучково поле, 2017. С. 496.

18. Вестник Архива Президента Российской Федерации. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. С. 166.

19. Там же. С. 168.

20. Там же. С. 526.

21. Там же. С. 566.

22. Там же. С. 118.

23. Там же. С. 617, 618.