Фронтовой блокнот 1942

Ю. Непринцев. Вот солдаты идут.
Ю. Непринцев. Вот солдаты идут.

Товарищ

Прошел товарищ по тылам,

и у проселочных дорог

он видел женские тела

в следах подкованных сапог.

Он видел: ночью во дворах

стреляли в матерей седых,

чтобы спокойно унтера

насиловали молодых.

Январской ночью рассвело:

солдаты, женщин расстреляв,

сжигали тихое село

за русский, непокорный нрав.

И он гранатой и ножом

платил за кровь и едкий дым.

Напрасно клеили о нем

приказ: убить иль взять живым.

Он появлялся по ночам,

Заросший русой бородой.

Он автомат снимал с плеча

И мстил врагам за край родной.

Смоленская обл.

Январь 1942

Семён Гудзенко, 19 лет (5.03.1922-12.02.1953), боец Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). Получил тяжелое ранение в боях за Москву. С июня 1942-го служит в редакции газеты ОМСБОНа "Победа за нами". До войны учился на литературном факультете Института истории, философии и литературы. В декабре 1942-го у молодого поэта проходит в Москве два авторских литературных вечера: в Литинституте и в клубе МГУ. В 1943 году ОМСБОН переформировали и Гудзенко переводят в газету 2-го Украинского фронта "Суворовский натиск".

Первый сборник "Однополчане" вышел в 1944 году.

Среди наград: медаль "За оборону Москвы", орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 2 степени.

Скончался от последствий тяжелого ранения и контузий.



Май 1941 - май 1942 года

В том мае мы еще смеялись,

Любили зелень и огни.

Ни голос скрипок, ни рояли

Нам не пророчили войны.

Мы не догадывались, споря

(Нам было тесно на земле),

Какие годы и просторы

Нам суждено преодолеть...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Теперь, мой друг и собеседник,

Романтика и пот рубах

Уже не вымысел и бредни,

А наша трудная судьба.

Она сведет нас в том предместье,

Где боя нет, где ночь тиха,

Где мы, как о далеком детстве,

Впервые вспомним о стихах.

Пусть наша юность не воскреснет,

Траншей и поля старожил!

Нам хорошо от горькой песни,

Что ты под Вязьмою сложил.

1942

Николай Овсянников, 24 года (1918-26.02.1943), старший лейтенант, помощник командира 365-го танкового батальона 166-й танковой бригады.

До войны учился в Московском институте философии, истории и литературы (поступил в 1936 году).

Погиб в танковом сражении при селе Добринка под Сталинградом.



Ночь в санбате

Глухая ночь. Горит в углу коптилка.

У печки дремлет девушка-сестра.

Соломы на полу набросана подстилка.

Я, лежа на спине, бесцельно жду утра.

Трещат дрова, железная печурка,

Сквозь дверцу на стену бросает

слабый свет.

Я закурил. Дым вьется от окурка.

А рана все болит. Всю ночь покоя нет.

Начнешь стонать - не легче:

боль все та же.

Начнешь мечтать -

боль гонит и мечты,

Как будто бы всю ночь стоит

на страже,

Чтоб мучить и томить

под кровом темноты.

Ноябрь 1942

Ариан Тихачек, 19 лет (28.01.1923-9.10.1943), лейтенант, командир роты 1310-го стрелкового полка 19-й стрелковой дивизии, помощник начальника штаба полка.

В 1941 году окончил среднюю школу в Свердловске. Увлекался музыкой, писал стихи, собирался поступать в университет. До войны не публиковался. Впервые стихи Ариана увидели свет в журнале "Родина" № 10, 2017.

Погиб на подступах к Днепру под деревней Бородаевка.


Ты помнишь...

Ты помнишь,

мины рвались то и дело

И вся земля вокруг была черна?

Ты помнишь, пуля мимо пролетела,

Но сердце друга встретила она?

Лежал он у ограды церкви бывшей

В шинели непомерной ширины,

Еще не знавший счастья,

не любивший,

Неделю не доживший до весны.

Взрывной волною сплющен был

и погнут

Его видавший виды автомат...

И ты сказал, что главное -

не дрогнуть

От скорби, испытаний и утрат.

Идем с боями...

Медленные метры!

В глазах убитых - злых пожарищ медь...

Ничто и нас не оградит от смерти,

Коль не сумеем смерть мы одолеть.

1942

(Перевод Ю. Полухина)

Мирза Геловани, 25 лет (02.03.1917-19.07.1944), капитан, командир танкового батальона.

До войны окончил Тионетский педагогический техникум, работал в школе, а потом корректором в тбилисском издательстве "Сабчота Мцерали". Был призван в армию в октябре 1939 года. Закончил танковое училище. Дослужился до комбата. Сохранилось 37 его военных стихотворений.

Погиб в операции "Багратион", при освобождении Белоруссии.


После вылета

Знает каждый, как необходимо,

возвратясь с задания, опять

маленькую карточку любимой,

не стыдясь друзей, поцеловать.

Позабыть хотя бы на минуту

песню боя, что ревел мотор,

боль в плечах от лямок парашюта,

пулеметов быстрый разговор.

Хорошо, когда во сне приснится

дальних улиц шумная гроза,

смех веселый, черные ресницы,

озорные синие глаза.

Ширь полей и где-то над лесами

в синем небе самолета звук.

Чтоб проснуться по тревоге вдруг.

Есть в полет! -

сказать, блеснув глазами.

И опять над вражьими тропами

Опорожнить мощный бомболюк.

И вот так - портрет в руке сжимая,

широко и радостно вздохнуть,

теплый шлем и унты не снимая,

под тенистой плоскостью заснуть.

1942

Александр Подстаницкий, 20 лет (15.09.1921-28.06.1942), сержант, стрелок-радист, 42-й бомбардировочный авиаполк 36-й авиационной дивизии дальнего действия. До войны был сотрудником газеты "Комсомолец Заполярья"; в командировках изъездил весь Кольский полуостров.

В конце 1940 года по воинскому призыву был направлен в омскую летную школу. За отличие в боях получил орден Красной Звезды. Посмертно награжден орденом Красного Знамени. Погиб в воздушном бою в двух километрах к юго-западу от деревни Ростани близ города Ливны Орловской области.


Брату Мише десяти лет

С Запада, из дальней стороны,

Шлю большой привет тебе, братишка.

Этим летом ты меня не жди,

Но не надо убиваться слишком.

Дремлет летним вечером село.

Вычегда устало катит воды.

Все уж спят. Но не пришла еще

Наша мать, наверно, с огорода.

А вернется - знаю, перед сном

Всех детей своих она вспомянет:

Где они теперь,

В краю каком

И в какую даль судьба их манит?

Девять братьев и сестер, росли

Все мы вместе, под одною крышей...

Много троп во всех концах Земли,

И свою дорогу каждый ищет.

Вырастешь - и все поймешь ты сам,

Сам найдешь свое большое счастье...

Только помни: трудно старикам

Разрывать свою семью на части.

А пока играй и веселись

Нашим милым старикам на радость.

Бегай, пой, ершей в реке лови -

Вешать, братец, голову не надо!

Отгони свою пустую грусть.

Я скажу, братишка, откровенно:

Этим летом, может, не вернусь,

Но вернусь домой я непременно.

1942

(Перевод Г. Луцкого)

Ананий Размыслов, 26 лет (09.11.1915-30.09.1943), старший лейтенант, командир роты 20-го гвардейского воздушно-десантного стрелкового полка 6-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Первое стихотворение опубликовал в шестнадцать лет. После школы учился в автодорожном техникуме в Вологде. Вместе с поэтом Василием Елькиным (он тоже ушел на фронт и погиб в 1942-м) работал в газете "Коми комсомолец" (Сыктывкар). Занимался переводами Пушкина на коми язык. Сборник стихов "Первая любовь" был подписан в печать 7 июня 1941 года, а 9 июля Ананий ушел на фронт.

Погиб в бою на левом берегу Днепра в селе Большая Кохновка близ Кременчуга.