Новости

24.05.2020 19:00
Рубрика: Власть

Коронакризис: Первые итоги

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Каждый из нас уже понес потери. В доходах, активах, имуществе. Кто в 5%, кто в 40%, а кто и больше. И впереди еще длинная дорожка, когда каждому из нас придется думать, и много думать, как будем "восстанавливаться" в своих семьях. И хотя у каждого своя судьба, мы очень зависим от того, что происходит в экономике в целом. Как далеко мы ушли вниз в разгар пандемии и падения цен и спроса на нефть и другое экспортное сырье? Какой здесь является точка отсчета?

Размеры падения в российском хозяйстве в апреле 2020 года, в различных его сегментах - до 20-40%. Как об этом судить? Хотя бы по доходам федерального бюджета. Доходы от нефти и газа упали к апрелю 2019 года на 39% (даже с учетом девальвации рубля к доллару). НДС внутри России - на 21%, налог на прибыль - на 43% (минфин). За всем этим минусы в реальной экономике.

Промышленное производство сократилось на 6,6% к апрелю 2019 года. ВВП за апрель, видимо, сжался гораздо больше. Но нефть, тепло, горячая вода, электроэнергия почти не пострадали. На 4% выросло производство продовольствия. Лекарства и медицинские материалы - в плюсе на 13,5%. Спецодежда, медоборудование - почти на 100% (понятно, почему). Резко, на десятки процентов, упали машиностроение, электроника, производство мебели, одежды, обуви. Легковые автомобили - почти на 80%, стиральные машины и холодильники для семей - минус 75%.

Даже когда экономика резко просела вниз, ее сердце, легкие работали безотказно. В этом залог жизнеспособности всех нас

Нам все это нужно знать. Расстояние между большой экономикой и тем, что происходит в каждой семье, - один шаг. Весной 2020 года в России бесперебойно работала инфраструктура. Это счастье. Если на три месяца встанет мебельная фабрика или тракторный завод, мы все вместе это переживем. Это большая беда для тех, кто связан с ними, но экономика это перетерпит. Но если прекратятся подача воды, тепла, энергии, поставки продовольствия, лекарств, если откажут коммуникации и системы безопасности, то обществу грозят потрясения. У России XX века был такой опыт.

Ничего этого не произошло. В этом - залог стабильности, жизнеспособности всех нас. Даже когда экономика резко просела вниз, ее сердце, легкие работали безотказно. После паники первых дней не было проблем с продовольствием. Прогноз урожая зерновых в России на 2020 год - порядка 120 млн тонн (kremlin.ru, 20 мая). Это норма, это значит быть с хлебом. Электропотребление в апреле просело на 3-4% (ЦМАКП). Не катастрофа, скорее, стабильность.

Есть ли еще точки отсчета в нашей экономике? Да, конечно! Это мы сами. Годами опросы показывают, что 60-70% населения не имеют сбережений, а если они есть, то на несколько месяцев жизни (2019-2020, НАФИ, "Росгосстрах Жизнь", "Открытие"). У 60-70% работающих семей не хватает денег до зарплаты. 10 тыс. руб., цена продуктов на 1-1,5 месяца, кажутся действительно большими деньгами. В семьях малый запас прочности для выживания.

Мы не знаем, что происходит сейчас с теми, кто еще до кризиса набрал долгов до зарплаты. На каждого россиянина, от мала до велика, на 1 апреля приходились 124 тыс. руб. кредитов (ЦБ РФ). За год (c апреля по апрель) личные кредиты выросли почти на 20%. Долги по ЖКХ - примерно по 8-10 тыс. руб. на каждого из нас. Для спокойных времен - ничего страшного, станем богаче - отдадим. А сегодня?

Сколько людей уволено в кризис? За март-апрель число официально зарегистрированных безработных выросло в 2,4 раза. В России их стало больше 1,2 млн человек (минтруд, 6 мая). Но "официальные" - лишь часть безработных. Обычно их в 4,5-5 раз больше. Значит, примерно 5,5-6 млн человек. В безработице мы достигли уровня 2009 года (глобальный кризис) и середины 1990-х годов. 12% тех, кто был в "самоизоляции", потеряли работу (опрос НАФИ, 20 мая). Но бывает и хуже. В 1999 году безработица превысила 10-11 млн человек. Главное - не забраться опять в эту "красную зону".

Что же дальше? По-прежнему впереди пространство рисков. Каждый день - одни и те же вопросы. Не пойдем ли дальше вниз? Не заморозят ли сбережения? Не взлетит ли инфляция? Не останутся ли цифровые пропуска навсегда? Не упадет ли рубль? Пандемия диктует динамику экономики. Где мы сейчас - плато, сжатие или ждать еще волн? План восстановления экономики рассчитан до конца 2021 года. В нем заложено, что все эти два года пандемия с нами, что каждый день происходят все новые заражения, пусть и в меньших размерах. Как семьям прожить это время? В чем наш личный план? Как нам открываться, зарабатывать, управлять семейными рисками?

Нельзя больше плодить штрафы, наказания - с ними перебор, с ними не будет экономического чуда

Мы ждем, что "план восстановления" должен дать максимум помощи в ответе на эти вопросы. Максимум стимулов, поддержки и минимум новых запретов. Нельзя больше плодить штрафы, наказания - с ними перебор. Человек, связанный по рукам, - унылый, рабский в экономике. Он хочет есть, он торгуется с государством за куски, но плохо действует как человек думающий, конкурирующий, производящий. Он никогда не создаст экономического чуда в России с темпами роста в 5-7%.

И еще - что делать с нашими резервами? ФНБ на 1 марта - 8,2 трлн руб., на 1 мая - 12,4 трлн руб., больше 10% ВВП (минфин). Международные резервы на 1 марта - 570 млрд долл., на 1 мая - 567 млрд долл. Экономика упала, а деньги под матрацем растут. Нам больно сейчас, нам очень нужна помощь - населению и бизнесу. Нам нужно срочно уходить в быстрый рост, в инвестиции. Будем распечатывать кубышку? Помощь от государства достигнет 8-10% ВВП, как в развитых странах? Или нет, еще не время? Мы стали беднее этой весной. Как вернуться, не хвастая, не жадничая, но в другую экономику, которая любит расти сама, без окриков и кнута?

Власть Позиция Экономика Финансы Пандемия коронавируса COVID-19 Колонка Якова Миркина