Вашингтон супер-стар
США стали страной престарелых лидеров, раскалывающих народ пополам

Вашингтон супер-стар

Текст: Игорь Дунаевский
Прокатившееся по США цунами беспорядков на расовой почве, подобных которым страна не видела со смерти Мартина Лютера Кинга в 1968 году, постепенно сходит на нет. Но то, как отреагировали на этот кризис власть имущие, не оставляет сомнений, что такие кадры из Америки мир увидит еще не раз. Стареющая и физически, и идеологически правящая элита азартно раз за разом пытается подчинить любой общественный кризис своей игре в борьбе за власть, не решая, а усугубляя болезненные для американцев проблемы.

Виноват? Он же памятник!

Под влиянием беспорядков, спровоцированных смертью темнокожего Джорджа Флойда от рук полицейских в Миннеаполисе, развернулась новая атака на памятники. Ее зачинщики - леворадикальные активисты. Но углубляющийся раскол американского общества ведет к тому, что и верхушка Демократической партии, более умеренная по взглядам, все чаще идет на поводу у наиболее крикливой части электората. Хотя та и является меньшинством.

Президента Дональда Трампа принято называть популистом, но его оппоненты ничем не лучше. Умеренность, вдумчивость и терпимость сегодня явно не в моде. Увы для рядовых американцев, если судить по истории, то война с памятниками, названиями городов и улиц и прочей памятью о прошлом обычно разворачивается в тех странах, где на другое у правителей способностей не хватает.

Жертвами погромщиков стали сразу несколько статуй мореплавателя и первооткрывателя Америки Христофора Колумба (1451-1506). В Бостоне вандалы изрисовали и обезглавили его фигуру, после чего власти решили демонтировать ее. В Ричмонде протестующие снесли памятник мореплавателю своими силами. Повергнутую под ликующие крики статую били ногами, плевали в нее. Еще один монумент Колумбу погромщики разрушили в Сент-Поле на глазах бездействовавших полицейских. Первооткрыватель в последние годы попал в прицел радикальных левых активистов, которые клеймят его "колонизатором" и "убийцей". И наверху к ним прислушиваются. Мэр Бостона Марти Уолш заявил, что власти могут "пересмотреть историческую роль" Колумба.

Еще горячее споры о символах конфедерации рабовладельческих штатов Юга, уступивших силам Севера в Гражданской войне (1861-1865). В США насчитывается около полутора тысяч статуй и других знаков в память о конфедератах, в основном в штатах на юго-востоке страны. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси вновь призвала демонтировать из здания Капитолия 11 статуй конфедератов. Губернатор штата Вирджиния Ральф Нортэм объявил, что собирается снести памятник командующему южан генералу Роберту Ли (1807-1870), простоявший в Ричмонде около 130 лет.

Когда интернет пестрит кадрами того, как толпы безнаказанно крушат памятники, а третье лицо в государстве их поддерживает, может сложиться впечатление, что это действительно наболело для общества. Но все не совсем так. Последний опрос общественного мнения HuffPost/YouGov выявил, что только треть американцев поддерживает снос статуй конфедератам, в то время как в полтора раза больше граждан (49 процентов) - против. Даже среди афроамериканцев за демонтаж памятников южан высказывается только половина.

Ключевым фигурам демократов - Джо Байдену, Нэнси Пелоси и Чаку Шумеру - на троих более двух столетий, почти столько же, сколько самой Америке

Решения, игнорирующие молчаливое большинство, только усугубляют раскол в обществе. Именно так летом 2017 года полыхнули столкновения в Шарлотсвилле, где власти решили демонтировать статую генерала Ли, чем разозлили ультраправых.

Но политиков это не останавливает. Они все чаще ставят во главу угла не Америку, а только свою партию, свой электорат, свои интересы, игнорируя вторую половину и словно умышленно раскалывая страну пополам. В накаленной идеологической войне здравый смысл отступает на второй план.

Вслед за памятниками набирают силу предложения о переименовании военных баз на территории США, которые названы в память о полководцах конфедератов. Трамп выступает против, но в пику ему мэр-демократ Вашингтона назвал одну из прилегающих к Белому дому улиц лозунгом движения "Жизни черных имеют значение" (англ. "Black Lives Matter"), под которым проходили протесты. Мэр Нью-Йорка Билл де Блазио, тоже демократ, подхватил идею, пообещав сделать проезды с таким названием в каждом районе города. В университетах требуют сбивать с памятных табличек имена меценатов, чье состояние было основано на рабовладении.

Современную расовую цензуру не прошел культовый для Америки оскароносный фильм "Унесенные ветром". На фоне протестов стриминговый сервис HBO Max временно удалил кинокартину 1939 года из каталога доступных фильмов за пропаганду расизма, пообещав вернуть ее, но с дополнительными комментариями. А ведь когда-то фильм воспринимался совсем иначе: за роль в нем актриса Хэтти МакДэниел стала первой темнокожей, получившей "Оскар".

Но если губернатор Вирджинии объясняет снос памятника генералу конфедератов тем, что в 2020 году нельзя относиться "с почетом к системе, которая основывалась на купле и продаже взятых в рабство людей", то, пожалуй, недалеко и до развенчания отцов-основателей Америки, о чем еще три года назад предупреждал Дональд Трамп. Ведь те в духе времени поголовно были рабовладельцами. Тогда уж следует достать из национальных архивов и предать огню оригинальную конституцию США, в тексте которой, например, запрещалось отменять рабство. Или, если по рецепту Пелоси крушить памятники конфедератам в Капитолии из-за того, что "они оскорбляют высшие идеалы", то почему бы не снести и сам Капитолий - он ведь построен трудом рабов. Как и весь исторический центр столицы, включая Белый дом. К слову, погромщики в Вашингтоне пытались прорваться к Белому дому, а затем подожгли и изрисовали епископальную церковь Святого Иоанна, которую традиционно посещают президенты США на утро перед инаугурацией.

Фото: REUTERS

А вот еще одна говорящая за себя инициатива борцов за историческую справедливость: журнал The New York Times Magazine в прошлом году уже запустил "Проект 1619", цель которого - вести истинный отсчет истории Америки не с создания ее как государства, а с того момента, как на континенты стали привозить чернокожих рабов.

Лидеры демократов идут на поводу у наиболее крикливой части электората, которая является меньшинством. Но меньшинством агрессивным

Но разве вся эта война с собственной историей поможет решить проблему расовой дискриминации? Как она улучшит жизни темнокожих американцев?

Тем не менее, крайне спорная мода навязывать современные оценки прошлым событиям стала характерным для прогрессивных идеологов приемом решения своих задач. Так было с движением #MeToo, вокруг которого левые сформировали такую токсичную атмосферу, что любых обвинений в неуместных по нынешним меркам мужских прикосновениях 30-40-летней давности даже без всяких доказательств было достаточно, чтобы поставить крест на карьере. Помогло ли это восстановить справедливость? В отдельных случаях - возможно, да, хотя логика подсказывает, что большинство таких историй остались нерассказанными, а потому "правосудие" вышло избирательным.

Еще больше эту "справедливость" подорвали явные двойные стандарты. Ведь взволновавшая общественность тема сразу превратилась в оружие политтехнологов. Например, пару лет назад Трамп предложил в Верховный суд кандидатуру консерватора Бретта Кавано. В процессе утверждения Кристин Форд обвинила его в домогательствах в подростковом возрасте, не представив существенных доказательств помимо своих показаний. Тогда либералы требовали принять на веру ее слова и отказать Кавано в номинации, ведь того требовал принцип движения #MeToo: верить пострадавшей стороне. Но когда в начале этого года под обвинения в домогательствах попал Джо Байден, которого демпартия избрала своим кандидатом на президентские выборы, либеральные голоса словно поперхнулись. А несколько симпатизирующих демократам комментаторов бросились дискредитировать обвинившую его Тару Рид, до кучи прилепив уже традиционные в местной политике подозрения в ее симпатиях к Кремлю.

На поводке у меньшинства

Войной с памятниками реакция на сотрясавшие США беспорядки не ограничилась. Но и другие меры, которые предлагают политики, заигрывая с взбунтовавшимся темнокожим электоратом, вызывают сомнения.

Группы активистов завалили конгрессменов требованиями сократить финансирование полиции в качестве меры борьбы с насилием правоохранителей. И демократы готовы сказать "да": Пелоси и лидер демократов в сенате Чак Шумер представили в Конгрессе проект реформы, которая запретит полицейским удушающие приемы, ужесточит их ответственность за произвол против подозреваемых. В Миннеаполисе власти согласились вовсе расформировать полицию в ее нынешнем виде. В Сиэтле правоохранителям запретили применять спецсредства. Власти нескольких штатов и городов, возглавляемых демократами, уже объявили о сокращении бюджета полиции.

Фото: AP Photo/Frank Franklin II

Избавит ли это Америку от будущих беспорядков такого рода? Вряд ли. Проблема расовой дискриминации и насилия в полиции есть, но это только часть той социальной напряженности, что привела к хаосу.

Начать с того, что урезать полицию в Америке, где у населения на руках около 300 миллионов огнестрела, а вооруженное насилие в разы выше, чем в других развитых странах - идея по меньшей мере спорная и требующая обсуждения, а не показушных решений на эмоциях. Ведь в США не редкость всевозможные дружины и соседские дозоры, когда вооруженные граждане берут на себя поддержание порядка в своем районе. Такие дружины, кстати, выходили на улицы и во время нынешних погромов в тех кварталах, где полиция не справлялась. Если на улицах станет меньше полиции, не исключено, что роль таких дозоров вырастет. Но если полицейские хоть как-то обучены применять силу, то волонтеры действуют на свое усмотрение, а стереотипов в отношении темнокожих у них не меньше, чем у силовиков. Вспомнить 2012 год, когда такой самопровозглашенный дозорный Джордж Циммерман заподозрил в воровстве и застрелил темнокожего подростка Трейвона Мартина. Или совсем свежий случай. В штате Джорджия отставной полицейский и его сын, оба белые, застрелили пробегавшего мимо темнокожего Ахмада Арбери, заподозрив, что он вор, скрывающийся с места преступления. Такие стычки способны взорвать общество не хуже инцидентов с полицией.

Во-вторых, народные избранники-демократы тут вновь явно идут на поводу у крикливого меньшинства. Когда сенатор-республиканец Том Коттон на страницах The New York Times предложил использовать войска против вандалов и погромщиков, поднялся скандал, а редактор рубрики мнений был вынужден уволиться, поскольку публикацию такой точки зрения либеральные активисты и журналисты посчитали неприемлемой. Но вся эта покорность демократов и левой прессы по отношению к погромщикам вряд ли по нраву молчаливому большинству, которое, как оказывается, поддерживает предложение сенатора.

В какой-то степени демократы, возможно, делают это умышленно. Анархия на улицах обычно бьет по престижу действующей власти, а потому может помочь им победить Трампа на выборах в ноябре. Но дальновидной такую логику не назовешь. Ведь социальные проблемы, спровоцировавшие погромы, остаются нерешенными. А значит, неизбежны новые и более жестокие беспорядки, ведь погромщики привыкают к безнаказанности, к тому, что могут добиться желаемого грубой силой при попустительстве властей, неважно от какой партии. В своей игре политики будто готовы сжечь хоть всю страну, не замечая, что кадры с ее улиц напоминают "горячие точки", а не "град на холме", которым Америка хочет казаться.

Наконец, зацикленность именно на полицейском насилии игнорирует другие проявления системного расизма в США. Взять крупные компании, чьи либеральные руководители сыпят возвышенными лозунгами и хэштегами о расовом равенстве в соцсетях. В высокотехнологичной Microsoft доля темнокожих сотрудников - всего 4,4 процента. В компании Amazon, чей глава Джефф Безос владеет газетой The Washington Post, среди менеджеров темнокожих около 8 процентов, а вот в логистических центрах и службе доставки, где преобладает низкоквалифицированая рабочая сила, они составляют примерно 60 процентов сотрудников. Чернокожие недовольны такими барьерами не меньше, чем грубостью полиции.

Некоторые, впрочем, чересчур усердствуют, что не способствует полноценной и равноправной интеграции афроамериканцев в работу. Uber Eats объявила, что не будет брать плату за доставку со всех ресторанов, которыми владеют чернокожие. В приложении можно будет специально отфильтровать такие рестораны. А компания Adidas пообещала в обязательном порядке заполнять 30 процентов рабочих мест афро- и латиноамериканцами. Что это, если не искусственное деление по расовому признаку, от которого прогрессивная Америка так стремится избавиться?

Белый дом престарелых

Глядеть на это грустно: неужели эти лидеры и их скудные идеи - это все, что способна выжать из себя страна инноваторов, которой Соединенные Штаты без сомнения являются? "У Америки проявляется явный склероз. Она чем-то напоминает мне брежневские времена в СССР, страной правит поколение 70+, а система парализована", - такую нелестную оценку американскому руководству в недавнем интервью для "РГ" озвучил один из авторитетных экономистов Джеффри Сакс. Речь шла о том, почему США не справились с коронавирусом, но эти слова в той же степени применимы и к расовым беспорядкам, ведь в основе этих кризисов лежат одни и те же системные изъяны и неспособность изжившего себя поколения политиков исправить их.

Читая американскую прессу, может сложиться впечатление, что каждый гражданин одержим идеями защиты всевозможных расовых, сексуальных и прочих меньшинств. Но в погоне за ними демократы подрастеряли поддержку молчаливого белого большинства. А оно в 2016 году основательно проучило верхушку "партии ослов", усадив в Белый дом Дональда Трампа и одарив большинством в обеих палатах конгресса его союзников-республиканцев. Голосование в пользу несистемного кандидата было очевидным сигналом: американцы требуют обновления.

Политическую систему Соединенных Штатов не без оснований принято хвалить за способность к самокоррекции, прежде всего путем походов к избирательным урнам. Пока же поколение политиков, которому давно пора на пенсию, наотрез отказывается уступать место на сцене, цепляется за власть, тем самым тормозит обновление системы.

Ключевым фигурам демократических праймериз (Джо Байден, Майкл Блумберг, Берни Сандерс) на троих больше двух столетий, почти столько же, сколько самой Америке как государству. И эта геронтократия самым прямым образом влияет на качество управления страной, на то, как она справляется с кризисами.

Байден, в 2018 году сам назвавший себя "машиной оплошностей", не дает поводов сомневаться в правдивости этой шутки. Почти любое появление 77-летнего политика не обходится без очередного неловкого эпизода, а интернет полон подборок на эту тему. Только за пару месяцев 2020 года Байден отличился бессчетное число раз: на предвыборном митинге в Калифорнии перепутал свою жену с сестрой; в Южной Каролине перепутал должность, на которую выдвигается, назвав себя претендентом в сенаторы; на другом выступлении цитировал общеизвестный фрагмент Декларации независимости США и сбился, заключив: "Да вы сами знаете". Несколько раз "сонный Джо", как его называет Трамп, путал штаты, в которых выступал, а в прямом эфире "зависал", теряя мысль. В недавнем интервью CNN о коронавирусе он без конца трогал лицо и кашлянул в кулак, так что даже ведущему пришлось напомнить, что правильный способ - кашлять в локоть.

В удачных для Байдена ситуациях это выглядит комично, а в неудачных - заставляет даже его союзников закатывать глаза. Недавно кандидат, отработавший восемь лет в статусе "вице" у первого темнокожего президента США, решил разыграть расовую карту. Ведь афроамериканцы - важная часть электората демократов, чья поддержка обеспечила Байдену победу на праймериз. "Если вам трудно решить, за кого вы - за меня или за Трампа, то вы не черный", - сказал Байден в эфире популярной у темнокожих американцев радиопрограммы, за что сразу напоролся на обвинения в расизме.

В результате даже левые комментаторы стали подшучивать, что его единственный шанс на выборах - уйти на карантин и не появляться на публике ближайшие полгода. Либеральный The Atlantic признал в статье под заголовком "Оставайся живым, Джо Байден": "Все, что демократам нужно от лидера гонки, это его физическое присутствие". В штабе Байдена косвенно признают, что его программа на выборы сводится к лозунгу "против Трампа" и обещанию уйти сразу после окончания первого срока, поскольку на этом его миссия будет исчерпана. С такой идейной дряхлостью шансы Байдена на выборах выглядели не очень оптимистичными, но охватившие Америку кризисы могут сыграть ему на руку.

Не свежее выглядит другой предводитель - 80-летняя спикер Нэнси Пелоси, бессменно возглавляющая демократов в нижней палате с 2007 года. Когда конгрессмены перед недавним заседанием в знак солидарности с протестующими встали на колени, Пелоси потом не смогла самостоятельно подняться на ноги. А когда в начале года демонстративно разорвала перед камерами текст обращения Трампа к нации, журналисты по снимкам заметили, что листы для спикера надорвали заранее.

Фото: twitter.com / GlobalNews

Демократический истеблишмент превозносит стратегические таланты Пелоси, которая стала первой женщиной-спикером Палаты представителей в истории США. Но последние годы заставляют усомниться в ее интеллектуальной форме.

Раздутая демпартией и либеральной прессой русофобия наделала много шума, а кое-кто даже построил на этом карьеру. Один мой знакомый журналист в Вашингтоне за время предвыборной кампании-2016 получил аж два повышения в должности, а его газета, комментируя назначение, тогда поясняла, что отмечает именно его вклад в журналистские расследования о "российском влиянии". Газета The New York Times словила за это несколько Пулитцеровских премий.

Если судить по результатам, то все это выглядит политической пирамидой, которая несла ее авторам одно поражение за другим. Расследование спецпрокурора Роберта Мюллера закончилось ничем. Инициированный Пелоси импичмент Трампа, которого левые активисты требовали с самой зари его правления, провалился, не получив значимой поддержки американской общественности, для которой, согласно соцопросам, вся эта история по важности - тема десятая.

Но Пелоси живет в собственной реальности, которая зачастую не пересекается с проблемами рядовых американцев. Когда пандемия ударила по США всей силой и заперла граждан по домам, спикер, самоизолировавшаяся в своем особняке в Калифорнии, стала виртуальным гостем одного из телешоу. Она охотно показывала ведущему свой дом, похваставшись полной морозилкой дорогого мороженого в дизайнерском холодильнике, стоимость которого пресса оценила в 25 тысяч долларов. Нет, никто не спорит, что третье лицо в госиерархии США имеет право на хороший дом. Но напоказ кичиться своим благополучием по телевидению в тот момент, когда десятки миллионов ее сограждан лишились работы и средств к существованию, больницы переполнялись заболевшими, а морги - телами умерших? Не того ждешь от лидера партии, которая позиционирует себя защитником малоимущих.

Когда Пелоси поддерживает идеи по снижению финансирования полиции, ей бы не помешало подумать, кто помешает вандалам вынести ее дизайнерские холодильники, случись новые погромы. Хотя либералы и придумали для мародерства на улицах США романтичный термин "лутинг", это не восстание темнокожих против Трампа, а восстание бедняков против богачей без всякой идеологической или партийной подоплеки.

В этом недавно убедился либеральный телеканал CNN, чей офис в Атланте толпа темнокожих погромщиков крушила с тем же куражом, что и полицейские участки. Другой пример - вошедшие в моду надписи в духе "Владелец - чернокожий" на витринах магазинов и ресторанов, которыми их владельцы пытались защититься от погромщиков. Помогало далеко не всегда.

74-летний глава Белого дома тоже выглядит не только неспособным, но и не желающим распутывать этот клубок противоречий. Дональд Трамп, чей избиратель в большинстве своем - белый американец, практически игнорирует "цветные" меньшинства и их проблемы. Он наотрез отказывается от любых жестов солидарности, предпочитая делать вид, что проблемы вообще не существует. Модное в эти дни преклонение колена в знак солидарности с протестующими против расизма и полицейского насилия вызывает у него откровенное раздражение. Трамп даже заявил, что перестанет смотреть матчи по американскому футболу, если спортсмены продолжат вставать на колено во время гимна, подражая бывшему игроку Колину Капернику. Тот в 2016 году несколько раз во время гимна повторял этот жест Мартина Лютера Кинга.

Рецепт Трампа прост - экономический рост должен осчастливить всех. Здравое зерно в этом есть, ведь большинство американцев так или иначе выигрывает от роста экономики. Но, как всегда, дьявол в деталях. А они в том, что исповедуемый им "дикий капитализм", минимизирующий роль государства и социальные расходы, никак не сглаживает контрасты в обществе, разрыв между богатыми и бедными только увеличивается. И когда очередной рост сменяется очередным падением, рана дает о себе знать с новой силой. Что и произошло сейчас, когда пандемия подсекла экономический рост и выбила из рук Трампа его главный предвыборный козырь, спутав все карты в гонке за Белый дом.

Вот и получается, что стареющее поколение лидеров, каждый из которых преследует только интересы отдельной группы, а не всего народа, усиливает вражду и взаимную неприязнь двух Америк. Глядя на обоих претендентов на Белый дом, напрашивается вывод, что желаемого американцами обновления и оздоровления их внутренней политики придется ждать еще по меньшей мере четыре года, за которые народное недовольство прокатится по улицам еще не раз.

Ему не дали уехать пьяным

Утихнувшие было погромы вспыхнули в Алтанте с новой силой после того, как полицейские застрелили при задержании темнокожего Рейшарда Брукса. Сам инцидент полностью попал на видеокамеры. Полицейских вызвали из-за того, что мужчина заснул за рулем своего автомобиля и перекрыл выезд с парковки. Приводим сжатую версию диалога полицейского с Бруксом:

Полицейский: Сэр, как дела? Вы припарковались на проезде. Все нормально?

Брукс: Я сплю.

Полицейский: Приятель, что такое? Трудный день или как?

Брукс: Сейчас я припаркуюсь.

Полицейский: Скорая не нужна, просто устал? Отъезжай в сторону и поспи.

(Брукс паркует машину и снова отключается).

Проснувшись, Брукс подтвердил, что выпивал, а проверка на алкотестер показала, что выпивал много. Когда полицейские решили его задержать, Брукс стал сопротивляться, выхватил у них электрошокер и, попробовав применить его, бросился убегать. Те открыли огонь и застрелили Брукса. Споры о том, стоило ли стрелять в спину, оставим американцам, но отметим, что, если бы не своевременное вмешательство полицейских, засыпавший прямо во время разговора Брукс преспокойно перемещался бы по городу на машине. В заключение: после публикации полной записи инцидента полицейский был уволен, а начальник полиции Атланты Эрика Шилдс подала в отставку.

Сиэтл устроил "парад суверенитета"

Активисты протестного движения "Жизни черных имеют значение" буквально захватили центр Сиэтла (столица штата Вашингтон). Возникший в городе хаос усугубляет очевидная разбалансировка системы американского госуправления: пока президент-республиканец Дональд Трамп требует зачистить город от "внутренних террористов", избранные от демократической партии мэр Сиэтла и губернатор штата решают свои политические задачи, подыгрывая протестующим.

Фото: REUTERS/Lindsey Wasson

В рамках "деэскалации круга конфликта", как назвала произошедшее мэр города Дженни Деркан, протестующие захватили район "Кэпитал хилл" и находящийся там полицейский участок, который правоохранители добровольно оставили. Вывеску "Департамент полиции Сиэтла" перекрасили в "Департамент народа Сиэтла". Отвоеванные от контроля властей шесть кварталов получили название "автономная зона Кэпитал хилл" (Capitol Hill Autonomous Zone или CHAZ). На захваченной территории установлены металлические заграждения и КПП. В "лучших традициях Майдана" активисты выставили палатки и перекрыли движение, требуя расовой справедливости и расформирования полиции.

Подготовил Александр Гасюк

Еще материалы