Новости

16.06.2020 18:45
Рубрика: Общество

Бедняк, богач

Правда ли, что жизнь онлайн станет со временем прибежищем нищих?
Вы бедняк, если врач консультирует вас по интернету, а не в ходе личной встречи? Заказывать еду с доставкой - это для нищебродов, богач пойдет в ресторан? Правда ли, что скоро виртуальная жизнь станет признаком бедности, а роскошь человеческого общения в реале - характеристикой богатства? На эти вопросы "РГ" отвечает директор группы "Финансовое поведение" Фонда "Общественное мнение" Людмила Преснякова.
Айфоны за любую цену, лишь бы прикоснуться к миру богатых, - явный признак бедности. Фото: Сергей Михеев/РГ Айфоны за любую цену, лишь бы прикоснуться к миру богатых, - явный признак бедности. Фото: Сергей Михеев/РГ
Айфоны за любую цену, лишь бы прикоснуться к миру богатых, - явный признак бедности. Фото: Сергей Михеев/РГ

Удаленка - признак бедности, офлайн - элитарности. Эта мысль, высказанная в одной из американских газет, была растиражирована в соцсетях.

Людмила Преснякова: Автор подменяет понятия: речь идет не о цифровых услугах как таковых, а о противопоставлении элитных услуг и массовых. Обеспеченные люди всегда имели возможность пригласить своим детям гувернеров, репетиторов, тьюторов вместо обучения в общеобразовательной школе. В этом и есть ключевая разница между богатыми и бедными: богатые могут позволить себе элитарные услуги и продукты, а бедные - нет. И в цифровом мире эта разница между богатыми и бедными будет воспроизводиться. Сегодня во всем мире доступ к цифровым услугам - это признак так называемого среднего класса. При этом в России бедные слои населения практически исключены из возможностей пользования благами цифровой экономики. По опросу, который недавно делал ФОМ, в стране 31 процент населения никогда не пользовался смартфонами и 21 процент - компьютерами. К исключенным из цифровизации относятся прежде всего жители сел, люди старше 60 лет. А по данным на декабрь 2019 года, смартфонами пользуются 49 процентов россиян. Очень заметно цифровое неравенство и по регионам. Так, индекс цифровизации и качество жизни в регионе коррелируют: есть регионы с самым низким рейтингом по уровню жизни, например Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Тыва, Ингушетия, Еврейская автономная область, и эти же регионы находятся в самом низу по индексу цифровизации.

Но среди богатых на Западе есть тренд отказа от смартфонов. А наша небогатая молодежь готова последнюю рубашку с себя снять, чтобы в кредит их купить…

Людмила Преснякова: Малообеспеченные люди покупают айфоны в кредит за бешеные деньги, чтобы прикоснуться к миру богатых. Но госуслугами и финтехом пользуются наиболее продвинутые пользователи. Те, у кого не только есть деньги купить смартфон, но и есть время, ресурсы и молодость в конце концов, чтобы освоить эти гаджеты.

А вот еще аргумент в пользу "нищей" цифровизации: существует гигантский виртуальный рынок сексуальных услуг, где работают выходцы из Юго-Восточной Азии и других бедных стран. Они предлагают себя беднякам из "первого мира", которые готовы потратить на удовлетворение своей потребности не больше 10 долларов…

Людмила Преснякова: Цифровая экономика - это огромная экономия издержек, начиная от издержек организации бизнеса, производящего какие-либо товары или услуги, и продолжая экономией издержек стоимости и особенно времени потребителей. Но к бедности или богатству это не имеет отношения. Собственно говоря, богатый "праздный класс" (по терминологии Веблена) отличается от более бедного в том числе и тем, что у него больше свободного времени. И цифровизация быта - это путь "среднего класса" наверх к "праздному". Когда ты не тратишь время на то, чтобы стоять в очереди на получение документов, обмен паспорта, на поездку в магазин, на приготовление еды - ты можешь это время использовать на самообразование, на общение с членами семьи или друзьями.

Цифровизация быта - это путь "среднего класса" наверх к "праздному"

Вот представим себе: человек абсолютно одинок. И о том, что он умирает, ему сообщает компьютерная программа. Богач он или бедняк?

Людмила Преснякова: Первыми выгодоприобретателями новых цифровых медицинских технологий будут наиболее обеспеченные слои населения по всей планете, и в том числе, в нашей стране. Девайс, который сообщит человеку, когда он умрет и от чего, первым появится у миллиардера. И поначалу гаджет, который будет анализировать твой образ жизни, анализ крови, уровень стресса и т.д., будет очень дорогим и поэтому не массовым. Но даже когда мир полностью цифровизируется и все научатся пользоваться смартфонами, как вилками и ложками, неравенство никуда не денется. У самых богатых будут свои элитные роботы.

Недавно в интернете появилось сообщение, что скоро в официальных документах будет использоваться термин "простолюдин". Шутке поверили многие. Новостями о социальной сегрегации никого не удивишь?

Людмила Преснякова: Эта история привлекла такое внимание, может быть, потому что недавно многие посмотрели фильм "Холоп". Но ведь любая шутка отражает настроения в обществе. Люди хорошо чувствуют и неравенство, и его рост. И цифровизация, о которой мы говорим, этому способствует. Богатство сегодня на виду: и в медиа, и в соцсетях. С одной стороны, в сетевом мире ты чуть ли не рукой можешь дотянуться до богатства, а с другой - сидишь при этом на старом диване в хрущевке. Неравенство в цифровом пространстве видится ощутимо.

Изменятся ли наши бедные и богатые после карантина?

Людмила Преснякова: Проблема в том, что из этого кризиса бедные выйдут еще более бедными, а богатые особо не пострадают. Они, конечно, могут в рейтинге миллионеров упасть со 128-го на 246-е место. Но они не перейдут из своего класса в другой. Средний класс тоже удержит свои позиции. Исследования показывают, что сейчас меняется именно положение бедных. Они быстрее теряют работу и доходы, у них нет запасов, чтобы компенсировать потери. И это означает, что социальное расслоение будет усиливаться.

Но россияне за время карантина активно жертвовали на благотворительность…

Людмила Преснякова: Да, однако, по данным ФОМ, только 17% населения жертвуют деньги благотворительным организациям, причем эта доля немного сократилась на фоне пандемии. В текущей ситуации всего 7% помогали незнакомым людям, тогда как остальные (их тоже немного, треть россиян) помогали родным и друзьям.

Что станет с так называемым обществом потребления?

Людмила Преснякова: По данным аналитиков Сбербанка (проект "Сбериндекс"), в апреле был заметный всплеск покупок на больших интернет-площадках, то есть, активизировалось потребление в интернете. Какие-то элементы "ужимания" потребления, отказа от ненужных вещей наблюдаются, но это будет недолго, только пока есть ситуация неопределенности. Как только перспектива у людей выстроится, потребление вернется на прежний уровень. Естественно, у тех категорий наших граждан, чьи доходы пострадали не драматично. Приведу пример - мы делали исследование о пользовании различными финансовыми услугами в селах - а там, как известно, и банков, и магазинов не так много. Выяснилось, что отсутствие возможности покупать офлайн по месту жительства наши люди компенсируют приобщением к глобальной торговой сети. Респондент - уже пожилой человек - пенсию получает на карточку. Спрашиваем, где он расплачивается пластиковой карточкой. Ожидаем услышать - в Сбербанке за ЖКХ. А он отвечает - вещи покупаю на AliExpress!

Общество Соцсфера Социология Экономика Digital Интернет Фонды, ассоциации и союзы Фонды Фонд "Общественное мнение" (ФОМ)