05.07.2020 22:51
    Рубрика:

    Осенью выйдет фильм о создании советской атомной бомбы

    Фильм о том, как создавался наш ядерный щит, выйдет осенью
    Съемки восьмисерийного фильма "Бомба" были завершены продюсерской компанией Валерия Тодоровского еще прошлой осенью. Работа над картиной затянулась - пандемия вмешалась. Картину стоит посмотреть. Сюжет любопытный. Летом 1948 года в Челябинске-40 запустили первый отечественный промышленный ядерный реактор. Еще немного и США, успевшие устроить атомную Хиросиму, перестанут быть военно-ядерными монополистами. В фильме - история создания советской атомной бомбы. О нюансах проекта рассказал режиссер Игорь Копылов, известный фильмом "Ржев".
    Продюсерская компания Валерия Тодоровского
    Продюсерская компания Валерия Тодоровского

    Вопрос, наверное, традиционный: почему?

    Игорь Копылов: Мне эту историю снять предложил Валерий Тодоровский. Думаю, не последнюю роль в его выборе сыграло то, что я снимал сериал "Ленинград 46". И это действительно сильно облегчило жизнь. Я взялся за "Бомбу", будучи уже глубоко погруженным во времена конца 40-х. Но главное, мне было очень интересно снимать это кино, потому что оно - про ученых. Мы можем сказать, что у нас есть кино про бандитов и полицейских... Есть фильмы про любовь, спорт, войну. Изредка вспоминают про врачей. А фильмы об ученых? Вам хватит пальцев одной руки.

    Кажется, еще Чехов сетовал, что ученые мало интересуют людей искусства...

    Игорь Копылов: Поэтому, когда предлагают сделать что-то про ученых - это уже вызов. История создания атомной бомбы - событие настолько эпического масштаба, что взаимоотношения людей, связанных с этим, их страсти должны быть шекспировского уровня. Банальностями здесь не обойдешься.

    Шекспировские страсти не мешали вам следовать исторической правде?

    Игорь Копылов: С одной стороны, очень многое засекречено. С другой, у нас не было задачи раскрывать государственные тайны. Что-то подсказал "Росатом", курировавший проект. Что-то мы прочитали сами. Стали лучше понимать основные коллизии. Но все же этот фильм - переплетение реальности и вымысла. Скажем так: дофантазированная реальность. У нас есть реальные исторические персонажи - Игорь Курчатов, Лаврентий Берия, Юлий Харитон (физик и физикохимик, один из руководителей проекта атомной бомбы - Ред.). Они не совершают в фильме того, чего не могли бы сделать в реальности. Но четверо главных героев - вымышленные, вернее, собирательные. И с ними происходят драматургические коллизии. А спусковым крючком для нашей истории стала бомбардировка Хиросимы в августе 1945 года. А завершается она спустя четыре года, в августе 1949-го.

    После Хиросимы и Нагасаки естественным стал вопрос об ответственности ученых...

    Игорь Копылов: Об этом и фильм. Что значит большой выбор в твоей судьбе? Любое глобальное достижение в человеческой истории, к сожалению, связаны с огромными жертвами. Пользуясь благами цивилизации, мы не думаем: а какова их цена? Мы делали кино про людей, которые очень многим пожертвовали во имя дела. Можно сказать, что вся страна пожертвовала многим ради того, чтобы у нас была своя атомная бомба. Некоторые историки утверждают, что цена ее создания близка к сумме, которую Советский Союз потратил во время Великой Отечественной войны. Наверное, это преувеличение, но не слишком далекое от истины. Когда вдумываешься в это, конечно, по-особенному начинаешь смотреть на послевоенную историю СССР. Только представьте себе: невероятной сложности и финансовой затратности проект осуществляется в полуразрушенной стране, потерявшей миллионы людей. И при этом у нас отменяются карточки уже в 1947 году, а в Англии, где военные действия не велись, - лишь в 1951 году...

    Вся страна пожертвовала многим ради того, чтобы у нас была своя атомная бомба

    Но у нас же ученые работали в "шарашках", многое было создано руками лагерников, "за похлебку", и полстраны жило в бараках...

    Игорь Копылов: У нас история все-таки про ученых - для них, надо признать, были созданы максимально хорошие условия для работы. Что касается страны, то тут тоже не все так просто. Страна была вынуждена вместо того, чтобы строить дома и переселять туда людей из бараков, тратить деньги на атомную бомбу. Вы ведь знаете, что такое план Маршалла - программа помощи Европе после Второй мировой войны? А ее предысторию? Рузвельт пообещал Сталину около 6 миллиардов долларов беспроцентной ссуды на восстановление страны. Но в апреле 1945 года он умер, и новый президент США Гарри Трумэн сказала: "Ссуда коммунистам? Беспроцентная? Нет, что вы, это невозможно". В результате эти обещанные деньги пошли на восстановление Европы. И тут еще Хиросима с Нагасаки. Что было делать Советскому Союзу, когда уже в к концу 1940-х годов появилась доктрина уничтожения 20 советских городов? И давайте не будем забывать, что речь идет о стране, которая за 25 лет до этого пережила коллапс под названием "революция". О несчастном поколении, испытавшим все ужасы социальных и экономических экспериментов. Поэтому все сравнения с европейскими странами, даже пережившими военные действия на своей территории, просто-напросто некорректны.

    Когда Кирилл Лавров играл Королева в "Укрощении огня", для него Главный конструктор был вполне реальной и даже современной фигурой. Не возникало сложностей в связи с тем, что для актеров, которые снялись у вас в "Бомбе", создатели военного атома уже почти мифологичны, как строители египетских пирамид?

    Игорь Копылов: Во-первых, у нас на площадке собрались очень одаренные актеры. И Виктор Добронравов, и Женя Ткачук, и Женя Брик, и Оля Смирнова, долго можно перечислять. Во-вторых, мы все-таки создавали человеческую историю. Я же сказал о перипетиях шекспировского накала. Так что актерам было что играть. В-третьих, у нас была счастливая возможность прикоснуться к биографиям титанов. Это дорогого стоит. И еще одна мысль, на которую меня наводит ваш вопрос: а мы вообще готовы снять историческое кино про тех, кто жил еще вчера или тех, кто здравствует поныне?

    Вы про девяностые?

    Игорь Копылов: В том числе. Конечно, хочется отрефлексировать 90-е, когда мы были молодыми, наглыми, дерзкими. И хочется, чтобы это время оставило след не только "Улицами разбитых фонарей", малиновыми пиджаками, пилением бабла и бандитскими стрелками. Что, у нас не было других перипетий, достойных драматургии? Да миллион.

    Будем надеяться, что вам удастся осуществить эти планы. Но что с "Бомбой" - когда мы ее увидим?

    Игорь Копылов: Планировали показать фильм покажут в сентябре-октябре. Но из-за пандемии не успели завершить проект. Коронавирус сдвинул сроки - хочется верить, ненамного.

    Поделиться: