Новости

08.07.2020 01:53
Рубрика: В мире

Игры на валюте

Объем операций, проводимых через обменные бюро, превышает 700 миллиардов сомов в год
 Большинство обменных бюро расположено в столице и во втором по величине городе Киргизии - Оше. Фото: Данияр Каримов  Большинство обменных бюро расположено в столице и во втором по величине городе Киргизии - Оше. Фото: Данияр Каримов
Большинство обменных бюро расположено в столице и во втором по величине городе Киргизии - Оше. Фото: Данияр Каримов
Национальный банк Киргизии предложил законодателям отсрочить принятие законопроекта, устанавливающего новые правила работы пунктов обмена валют. Регулятор объясняет свою позицию нежеланием ухудшать показатели экономики в условиях пандемии.

Курс на повышение

С инициативой об изменении правил игры на местном валютном рынке выступила группа парламентариев. Случилось это несколько недель назад в связи с резким повышением курса доллара к сому. Финансисты объясняли скачок цен на резервную валюту ажиотажем, связанным с изменениями на рынке энергоносителей, которые повлияли на стоимость рубля и тенге - денежных единиц основных торговых партнеров Киргизии, и стремлением части местных дельцов заработать на разнице курсов.

Спекулятивные настроения имели далеко идущие последствия. Для обывателей, к примеру, это выразилось в том, что некоторые из местных коммерческих банков ввели ограничения на суммы в наличных, которые граждане могли снять с карт в банкоматах. Но такие неудобства показались несущественными на фоне туманных перспектив малых фирм, занятых в сфере обмена валют.

В парламенте, в частности, пришли к выводу, что к скачку курса причастны обменные бюро, и подобные претензии к ним высказываются в Киргизии не впервые. Отчасти потому, что валютные пункты реагируют на происходящее на рынке гораздо быстрее, чем местные банки, филиальная сеть которых развита пока недостаточно. Кроме того, к услугам бюро предпочитает прибегать большинство граждан и гостей страны. Ведь "обменки", в отличие от банков и их филиалов, сегодня можно найти практически в каждом населенном пункте республики.

Вопрос курса резервной валюты, в свою очередь, имеет для Киргизии особую важность. Республика испытывает огромную зависимость от импорта (начиная от нефтепродуктов и заканчивая предметами первой необходимости), который закупает за доллары. Кроме того, именно в резервной валюте осуществляется обслуживание внешнего долга. Поэтому рост доллара к сому болезненно сказывается в том числе и на расходах бюджета.

Услуги на миллиарды

По оценкам парламента, в республике официально действуют свыше четырехсот обменных бюро. Большинство из них сконцентрированы в столице и во втором по величине городе Киргизии - Оше. В основном - в центре и около торговых объектов.

Обменные бюро считаются в республике прибыльным бизнесом. Он появился в 1990-х и был легализован, чтобы вывести валютные операции из тени. Предполагалось, что со временем малые фирмы, занявшиеся этим видом деятельности, трансформируются в более крупные организации, оказывающие финансовые услуги. Однако в большинстве случаев этого так и не произошло. Причем по числу трудовых мест данный сектор можно назвать малочисленным. В официально действующих обменных бюро по всей республике заняты 1,5-2 тысячи человек.

Какие суммы проходят через сеть валютных пунктов, точно неизвестно, и это воспринимается парламентом как довод в пользу утверждения, что их деятельность непрозрачна. Но, как заявляет одна из инициаторов изменений, депутат Гюльшат Асылбаева, только в 2019 году объем наличных операций, проведенных через обменные бюро, составил свыше 730 миллиардов сомов. При этом в виде налогов, включая подоходный, по ее данным, в бюджет от этого вида деятельности поступает всего от 37 до 110 миллионов сомов.

Вполне понятно, что деятельность обменных бюро не может не привлекать к себе внимание государства. В 2015 году даже обсуждалась возможность введения ограничений в отношении игроков валютного рынка. Национальный банк время от времени проводит проверки этих организаций на соблюдение ими законодательства. В 2019 году, к примеру, по выявленным нарушениям выдали 294 предписания, пять предупреждений. Лицензии пятнадцати бюро временно приостановили, а трех - и вовсе отозвали. В первые три месяца 2020-го Нацбанк выдал 50 предписаний и восемь предупреждений. Одно обменное бюро оштрафовали.

Большая маржа

Инициатива Асылбаевой и ее коллег по законодательному цеху, конечно же, не на шутку всполошила игроков валютного рынка. Законопроект восприняли как попытку закрыть обменные бюро.

- Это нанесет урон привлекательности рынков республики, - заявил председатель Ассоциации обменных бюро КР Чынгыз Бийлибаев. - Киргизия является страной реэкспорта. Товарооборот, как известно, идет в основном за наличный расчет. А обменные бюро являются посредниками. Мы обслуживаем малый и средний бизнес, население.

По словам члена ассоциации Елены Сентемовой, подозрения в непрозрачности работы "обменок" беспочвенны. "Мы дважды в день сдаем в Национальный банк отчеты о работе, - утверждает она. - Кроме того, в любой момент к нам может прийти проверяющий. Ежегодно проходим обучение на семинарах Финразведки, сдаем экзамены, наши сотрудники берут патенты".

Закрытие обменных бюро, как полагают представители профильной ассоциации, приведет к тому, что этот вид бизнеса вновь уйдет в тень, как это было в 1990-х, а также к доминированию на рынке коммерческих банков.

- В течение нескольких недель, когда действовали ограничительные меры в связи с угрозой распространения коронавируса, многие обменные бюро не работали, - подчеркнула Елена Сентемова. - Все могли убедиться, что в это время коммерческие банки диктовали свои правила. Разница курсов покупки и продажи доллара составляла один сом. Это большая маржа.

Форма и отсрочка

- Обменки никто не намерен закрывать, - комментирует реакцию представителей обменных бюро депутат Гульшат Асылбаева. - Им лишь предложена новая форма сотрудничества с государством. Мы выступаем за исключение обменно-валютных операций из деятельности, которую можно осуществлять по патенту. Обменные бюро смогут преобразоваться в другие юридические формы. Это решит и проблему того, что они сегодня предоставляют в Нацбанк неполные отчеты о своей деятельности, и то, что налогообложение по патенту несоразмерно объемам операций, которые они обслуживают.

Новая форма, как полагает парламентарий, не только повысит прозрачность работы валютных пунктов, но и защитит права трудоустроенных в них граждан. "Они смогут официально рассчитывать на социальные гарантии, предусмотренные государством", - поясняет законодатель.

Глава Национального банка Толкунбек Абдыгулов в свою очередь напомнил, что в 2015 году - после резкого скачка курса доллара - регулятор инициировал законопроект, предусматривающий прекращение деятельности обменных бюро. Но по результатам общественного обсуждения и согласования с министерствами и ведомствами инициативу не поддержали. На сей раз, по его словам, речь идет не о закрытии "обменок".

- Их предлагается перевести на другой вид лицензии, - пояснил Толкунбек Абдыгулов. - Возможно, обменные бюро трансформируют в микрофинансовые компании или агентства. Таким образом, повысится система регулирования. Мы в целом поддерживаем инициативу депутатов.

Впрочем, в Национальном банке (НБ КР) призывают парламентариев не торопиться с введением новых правил. Глава ведомства объясняет это сложной ситуацией в экономике в связи с пандемией.

- Учитывая последствия пандемии коронавируса, вводить такую норму в этом году, возможно, не стоит, - заявил Толкунбек Абдыгулов на заседании парламентского комитета по бюджету и финансам. - Мы предлагаем отсрочить исключение обменных бюро в форме физического или юридического лица из списка лицензируемых и регулируемых субъектов НБКР на два-три года.

Какое решение примет парламент, пока неясно.

В мире экс-СССР Киргизия