Новости

12.07.2020 21:18
Рубрика: Культура

Прикасаться можно

Балетная труппа Мариинского театра дала первые гала-концерты
Мариинский театр первым в мире открылся для публики, начав проводить фестиваль "Звезды белых ночей". Пока только на сцене Мариинского-2 и в соответствии со всеми нормами, разработанными на сегодняшний день Роспотребнадзором. Уже были исполнены в концертном варианте оперы "Иоланта", "Трубадур", "Самсон и Далила", прошел симфонический концерт с Денисом Мацуевым, его сольный концерт. А в эти дни идут гала-концерты ведущих солистов балета - первые в мире после карантина балетные вечера на сцене.
Мария Хорева и Владимир Шкляров в Па-де-де из балета "Спящая красавица" Петра Чайковского. Фото: Наташа Разина Мария Хорева и Владимир Шкляров в Па-де-де из балета "Спящая красавица" Петра Чайковского. Фото: Наташа Разина
Мария Хорева и Владимир Шкляров в Па-де-де из балета "Спящая красавица" Петра Чайковского. Фото: Наташа Разина

После первого концерта прима-балерины Виктория Терешкина и Екатерина Кондаурова, первая солистка Мария Хорева и руководитель балетной труппы Мариинского театра Юрий Фатеев поделились с "РГ" своими размышлениями о том, как переживали карантин, о его последствиях для балета.

Виктория Терешкина: Я помню свой последний спектакль 13 марта, мы говорили о ситуации в Америке и были уверены, что у нас ничего не случится. А через несколько дней нас закрыли, нас лишили нашего предназначения, и началась апатия. Я очень тосковала. Одно дело, когда у тебя травма и нужен перерыв на восстановление. Но когда ты полон сил, а тебя лишают всего, это трудно осознать, и самое страшное - не знать, когда это закончится. Тяжелым испытанием стала работа дома. Для занятий существуют залы, приходишь, встаешь к станку. Дом - зона отдыха, семья, ребенок, который требует постоянного внимания, вьется вокруг ноги. Спасибо мужу, который мне сделал станок. Конечно, я себя заставляла, иначе форма теряется, вес пополз. Когда появилась возможность заниматься в театре, это было просто счастье, но ни о каких спектаклях речь не шла. За 5 дней нам сообщили о гала-концерте. Вдруг разрешили прикасаться друг к другу, держаться за руки, до этого мы занимались с социальной дистанцией. С одной стороны, охватила радость, с другой - сомнения, а сможем ли станцевать то или другое па-де-де. Сцена отнимает много энергии, надо контролировать себя, эти ощущения тоже теряются. Мы были без работы 115 дней. При внезапно возникшей нагрузке главное подойти к ней с умом и остаться без травм. В любом случае для меня - радость выйти на сцену, даже вот так, почти в состоянии шока. Словно второе рождение.

Мы были без работы 115 дней. При внезапно возникшей нагрузке главное подойти к ней с умом и остаться без травм

Екатерина Кондаурова: Самое сложное было понять, что происходит. Первые 2-3 недели ты не понимаешь, в каком ты лагере - паникующих или спокойных, и как быть. Но человек - создание разумное, организм адаптируется. Одна мысль была постоянно, что необходимо продолжать работать, хотя и негде - нет театра, места, где ты живешь, чем ты живешь, это было сложно. Мало кто представлял, что мы можем так долго обходиться без того, что нас питает. Занимались дома, пытались находить какие-то новые пути развития своего тела, и не только своего тела, но и головы, в этом был плюс, потому что вдруг появилось время для того, чему не находится времени в обычной жизни: для мыслей, для книг, для себя, для мира вокруг, красоты природы. Дома 2х2 кусок линолеума и балетный станок, я, конечно, занималась уроками онлайн, которые вели педагоги из нашего театра, присоединялась к урокам Большого театра. Но занятия дома восполняют не больше одной трети обычной нагрузки. Поэтому я пробовала другие практики, йогу, выручали пробежки с собакой. Пыталась делать все, что могло меня поддержать в моей физической форме. Сегодняшний день запомнится. Перед выходом я нервничала, как всегда. Я много лет на сцене, а каждый раз выхожу как в первый - волнение, трепет, дрожат ноги, но на сцене настигает ощущение полного счастья. Сегодня зрители каждого встречали особенно. Мы чувствовали, что люди в зале очень долго ждали, и для них этот день особенный. Как и для нас.

Мария Хорева: Я занималась и старалась не останавливаться ни на день. Кому-то карантин даже дал толчок в развитии, когда первая волна разочарований прошла, появилась какая-то инициатива, вдохновение. Наконец, занялась своим каналом YouTube, где провожу видеозанятия фитнесом. Фитнес, если правильно скомпоновать упражнения, может увеличить силу артиста, дать ему контроль над другими мышцами и связками. Во время карантина, который казалось, будет длиться, вечно, мне предложили готовиться к конкурсу "Большой балет". Я даже не думаю, что это будет конкурс, что нужна победа. Главное - выложиться на 150 процентов. Понятно, какая ответственность представлять Мариинский театр на этом проекте. Моим партнером будет Владимир Шкляров. Мы выбрали отрывки из спектаклей, которые я исполняю в театре, но будут и два новых номера - миниатюры Александра Сергеева и Кристофера Уилдона.

Прямая речь

Юрий Фатеев, руководитель балетной труппы Мариинского театра

Как отразился карантин на состоянии труппы?

- Сегодня мы еще не осознаем всех негативных последствий такого перерыва в работе для артистов балета. Ведь балетные артисты связаны с рядом условий: они должны ежедневно выдерживать огромные физические нагрузки, чтобы зритель мог видеть легкий танец и свободу движений, и работать в партнерстве - не только в паре, но и с кордебалетом. Наш основной рабочий процесс - это репетиции, от французского rpter - повторять, бесчисленное количество раз повторять движения, комбинации, хореографические тексты, чтобы, выходя на сцену, делать их автоматически, с удовольствием, наполняя эмоциями и жизнью. Мой педагог в училище им. Вагановой Семен Соломонович Каплан, когда по болезни или по неразумности мы пропускали уроки классического танца, говорил: "если артист балета пропустил один день, он остался на месте, если два дня, он сделал два шага назад, если он пропустил неделю, то уже своего уровня не вернуть". А что говорить о пропуске в 4 месяца? И никакая репетиция не заменит ощущения спектакля ни в физическом, ни в психическом и эмоциональном плане. Один спектакль со зрителем стоит 10 репетиций и прогонов. Выход на сцену это и психологические нагрузки - под свет софитов, под прицелом тысячи глаз, под грузом ответственности перед собой и театром надо создавать красивый образ и играть, это совсем иное ощущение, чем в спортивном или репетиционном зале. Это тоже теряется. Такого огромного перерыва в работе никогда ни у кого не было. Мы старались поддерживать физическую форму артистов посредством онлайн-классов, и как только дали разрешение, с 28 мая мы стали заниматься в классах по 2-3 артиста в студии с педагогом и концертмейстером. И только поэтому они сумели сегодня почти вернуться в ту форму, в которой уходили 17 марта, когда у нас был последний спектакль. Больше всего страдает кордебалет. Им пока не разрешили заниматься в залах. Специфика труда балетного артиста - в близком контакте, физическая нагрузка сопровождается усиленным дыханием. Когда много артистов соберется вместе в одном зале и будут интенсивно дышать, не дай бог, кто-то один окажется носителем этого вируса - заболеют все. Нам прежде всего надо думать, как сохранить здоровье. Все хотят работать, вернуться на сцену, и горячая реакция зрительного зала сегодня - зритель соскучился. Я и сам соскучился по артистам, по тому впечатлению, которое я испытывал каждый вечер на спектаклях. Они все мастера, и сегодня продемонстрировали, что они в форме, несмотря на 4-месячный перерыв.

В регионах Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург