1 июля 2020 г. 09:00
Текст: Елена Калоева (кандидат исторических наук)

Их голосам дано сливаться в такт...

О чем разговаривают с нами фотографии из семейных альбомов
Я с детства знала, что мой дед по материнской линии - один из троих детей генерала царской армии Иосифа Викентьевича Прокоповича. Портрет из семейного альбома - импозантный военный с саблей в руках - всю жизнь сопровождал меня. Но только в начале 2000-х годов благодаря материалам из архива Министерства обороны Польши, предоставленным по просьбе родственников, мне удалось представить его яркий жизненный путь.
Это мой прадед - генерал Иосиф Викентьевич Прокопович. Фото: из семейного архива автора
Это мой прадед - генерал Иосиф Викентьевич Прокопович. Фото: из семейного архива автора

МОЙ ПРАДЕД - корнет, полковник, генерал-поручик

Начав службу корнетом в 1872 году, после окончания Елисаветградского кавалерийского юнкерского училища, совсем юный Иосиф участвовал в Русско-турецкой войне. Окончил офицерскую кавалерийскую школу, командовал эскадроном, в 1891 г. был произведен в ротмистры за отличие, а через три года в полковники. Первую мировую войну встретил генерал-майором, командовал 59-й конной бригадой Государственного ополчения, а потом гарнизоном Царского Села. 14 января 1918 года в ходе развернувшейся в Финляндии гражданской войны был ранен и взят в плен. После освобождения вступил в Войско Польское, в 1921 г. вышел в отставку в чине генерал-поручика, а через два года президент С. Войцеховский утвердил его в чине дивизионного генерала. За время службы во благо Российской империи прадед был награжден орденом Св. Станислава 2-й степени (1897 г.), Св. Анны 3-й степени (1901 г.), Св. Владимира 4-й степени (1906 г.), Св. Станислава 1-й степени, Св. Анны 1-й степени (Высочайший приказ по армии и флоту от 3 апреля 1916 года).

Умер в Варшаве в 1931 году. Похоронен на старом военном кладбище вместе со второй супругой, пережившей его на сорок с лишним лет...

Это удивительно, но, несмотря на все обыски и аресты, которые суждено было пережить дому моих предков, никто не уничтожил фотографии прадеда. И теперь он в одном семейном альбоме со своим сыном и моим дедом Александром Иосифовичем Прокоповичем.

Мой дедушка-кадет Александр - один из трех сыновей И.В. Прокоповича. Фото: из семейного архива автора

Мой дед - кавалерист, передовик, бамлаговец

Я никогда не видела своего деда. Но благодаря бережно хранимым в семье фотографиям и документам его недолгая жизнь - от кадета и лихого кавалериста до усталого немолодого рабочего - выстраивается в единое целое. Среди снимков выделяется тот, где дедушка в парусиновом белом костюме, среди передовиков производства, награжденных путевкой в черноморский санаторий. До ареста - примерно год...

Бабушка вспоминала, что он с облегчением встретил принятие новой Конституции 1936 года: видимо, считал, что теперь надежно защищен законом, невзирая на "царские" корни. Дед давно вписался в новую жизнь, распрощавшись с военной карьерой, статус рабочего-передовика, казалось, избавил семью от всех невзгод. Да и согласно хранящемуся в нашем семейном архиве удостоверению N 1524 от 8 октября 1920 г. командир взвода Московской кавалерийской школы Прокопович и члены его семьи "не подлежали принудительному переселению и уплотнению; не могли назначаться на принудительные работы и занятия, а в случае выезда их имущество никаким реквизициям и конфискациям не подлежало".

Отсутствует документальное свидетельство о причинах увольнения А. Прокоповича из Московской кавалерийской школы, однако я помню слова бабушки о том, что однажды, придя домой, дед твердо сказал: "Я доносчиком не буду..."

А это дедушка с женой и ее братом А.П. Кузнецовым (в центре). Снимок сделан во время Первой мировой войны.

Среди сохранившихся документов деда - его пропуск на завод, продленный до 1938 года. Но пропуск не понадобился, потому что с 1937-го местом его пребывания стал поселок Тында БАМлага НКВД. Сохранилось несколько писем деда из лагеря. Ни на что не жалуется (вот только неважно с ногами), благодарит за присланные деньги. Интересуется здоровьем родных и школьными успехами дочки. Просит жену записаться на прием к Вышинскому: наивная вера в силу закона и возможность оправдательного приговора не покидала его.

Справка о реабилитации деда.

Дед умер, как следует из справки, от пеллагры в 1940 году. Был реабилитирован в 1958 году "в связи с прекращением дела за отсутствием состава преступления". Я хорошо помню, как бабушка, взяв меня за руку, ходила по всем инстанциям. Помню я и сам "торжественный" момент, когда ей пожали руку и произнесли принятые в этом случае слова. Когда наступили перемены, одна из наших соседок, работавшая в 30-е годы дворником и сыгравшая определенную роль в судьбе дедушки, сказала: "Я думала, что так было надо, а на нее (речь шла о бабушке) у меня рука не поднялась".

Семья Прокопович.Конец 20-х годов.

Моя семья

Фотографии и документы из семейного альбома - самое дорогое, что у меня есть. Как удалось родным их сохранить? Что это было: легкомыслие или принципиальная позиция? Не знаю. Во всяком случае, потомки Иосифа Викентьевича Прокоповича и его сына, последующие три поколения, независимо от того, чем они занимались в жизни - наукой, редакторской деятельностью или бизнесом, оставили уже для своих потомков материализованную память о предках, чьи судьбы не что иное, как прямое отражение ушедшей эпохи.

Последний снимок. Дед сидит крайний слева в первом ряду. Крым. Евпатория. 1936 год. Фото: из семейного архива автора
ОТ РЕДАКЦИИ

Семейные фотографии, документы, необычные истории из домашних архивов присылайте по электронному адресу: rodinainfo@rg.ru