Рубрика:
    20.07.2020 10:46

    На встречных курсах: как И-16 протаранил японский Ki-27 на Халхин-Голе

    20 июля 1939 года старший лейтенант Витт Скобарихин привез на аэродром базирования покрышку японского истребителя. Она застряла в фюзеляже советского самолета
    20 июля 1939 года старший лейтенант Витт Скобарихин вернулся с боевого вылета с колесом от японского истребителя. Покрышка истребителя Nakajima Ki.27 застряла в фюзеляже советского самолета.
    РИА Новости
    РИА Новости

    Первый в истории советской авиации лобовой таран состоялся между озером Буйнур и излучиной реки Халхин-Гол. В беседе с Константином Симоновым маршал Жуков впоследствии вспоминал, что таких сражений в воздухе ему не довелось видеть даже в годы Великой Отечественной войны. По словам повоевавших в Испании советских пилотов, японцы по опыту боев превосходили итальянцев, а по агрессивности - немцев, и потому бои были очень трудными.

    Воздушный бой, закончившийся тараном, Витт Скобарихин сам описал в письме забайкальским авиаторам 31 мая 1977 года: "Четвертый боевой вылет на прикрытие наземных войск на левом фланге состоялся во второй половине дня. Наши девять И-16 были атакованы японскими истребителями И-97. Противник был на 200-400 метров выше нас и, используя свое преимущество в высоте, атаковал нас сзади".

    Отметим, что горизонтальная маневренность японского Nakajima Ki.27 была лучше, чем у любой версии истребителя И-16. Советские самолеты уступали японскому истребителю по скороподъемности и высотности, но обладали лучшим вооружением и бронезащитой. И-16 также имели более прочную конструкцию и могли развивать большую скорость при пикировании.

    "В особо трудном положении оказался старший лейтенант Вусс. Его самолет отстал немного, и на него набросились два И-97. У товарища Вусса это был первый боевой вылет, и, попав в трудное положение, он растерялся: продолжал полет по прямой под обстрелом самураев. Увидев, что Вуссу угрожает смертельная опасность, я подал сигнал своему заместителю: "Перехожу в атаку", - писал Скобарихин. - Лобовая атака с ближней дистанции протекает всего несколько секунд, а это значит, что время на размышление до предела ограничено… До встречного самолета оставалось всего 100-200 метров. И я решил идти на таран. Самолеты быстро сближались. Помню, мой шел несколько ниже японского. В последний момент противник, очевидно, угадал мое намерение и рванул свой самолет вверх. Этот его маневр несколько затруднил точность расчета таранного удара. Вот он уже почти над моей головой. Я потянул ручку управления на себя - мой самолет как бы подскочил - и почувствовал сильный удар. Все вокруг завертелось".

    Советский истребитель свалился в штопор, но опытный летчик на высоте 150 метров смог перейти в горизонтальный полет и дотянуть до своего аэродрома.

    "Не успел я дорулить до стоянки, как мой самолет окружили техники и медицинский персонал подъехавшей санитарной автомашины. На покрышке, врезавшейся во время тарана в мой истребитель, были отчетливо видны надписи на японском языке. Кравченко горячо поздравил меня с победой", - пишет летчик.

    Очнувшись, он узнал, что в воздушной схватке его эскадрилья сбила три самолета японцев. Все летчики живы, легкое ранение у замыкающего - Василия Вусса.

    На Халхин-Голе старший лейтенант Витт Скобарихин совершил 169 боевых вылетов, участвовал в 23 воздушных боях, сбил пять самолетов врага лично и шесть в составе группы. 29 августа 1939 года ему присвоили звание Героя Советского Союза. В годы Великой Отечественной талантливый летчик стал командиром авиационной дивизии и закончил войну в звании полковника. Скончался 25 августа 1989 года.