Новости

21.07.2020 18:50
Рубрика: Власть

Без горизонта

Текст: Федор Лукьянов (профессор-исследователь НИУ "Высшая школа экономики")
Когда международная жизнь оказалась парализована пандемией, дружно заговорили о том, что мир никогда не будет прежним, всё поделилось на "до" и "после". По прошествии первого шока наступило что-то вроде стабилизации: формы, конечно, меняются, а содержание не очень. Повестка мировой политики сохранилась, и по мере выхода из вирусного анабиоза стали оживляться традиционные проблемы.

Сейчас восприятие снова другое, и оно, вероятно, уже ближе к реальности. Если выразить коротко: всем процессам, которые разворачивались и раньше, придано серьезное ускорение. Мир не перевернулся, но чем дальше зайдут эти процессы, тем меньше он будет напоминать то, к чему все привыкли за несколько десятилетий. Отличительной чертой предстоящих лет станет неопределенность. Можно возразить, что ничего нового здесь нет, об этом феномене рассуждают давно. Это так, но он переходит в другое качество.

Отличительной чертой предстоящих лет будет неопределенность 

Вирус - наглядная иллюстрация. Природа и поведение инфекции до сих пор весьма мало прояснены, и врачи, и соответствующие службы, хотя и обрели за несколько месяцев богатый опыт, во многом работают наугад. Отсюда и специфика разговоров о вакцине и лекарствах - оптимистичных, но очень осторожных и расплывчатых. "Волны" и вспышки продолжаются, в некоторых странах происходят повторные закрытия на карантин, в других - возвращаются меры, отмененные в конце весны - начале лета. Возможно, власти дуют на воду, но они и продолжат это делать.

А это значит, что нервный ритм международной коммуникации теперь станет нормой, как и возможность внезапного прерывания связей из-за очередного эпидемиологического обострения. Понятно, что данное обстоятельство будет сильно сказываться на планировании международной деятельности, даже не сужая горизонт, а уводя от него - смотреть приходится под ноги, а не вперед на дорогу.

Главная жертва событий 2020 года - всеобщая мобильность, достигшая пика к третьему десятилетию этого века. Даже если, как все надеются, границы в какой-то момент начнут открываться, придется смириться с возможностью их закрытия вновь в любой момент. Чем более сложным будет становиться перемещение, тем большее воздействие на инфраструктуру, с ним связанную, - от транспорта или гостиниц до всей сферы услуг, которая ориентирована на массовый приток людей. Это не означает смерти туризма и командировок, но охват неизбежно сократится. Вынужденный переход в онлайн минувшей весной влияет и на восприятие того, насколько необходима та самая мобильность.

Национальные границы приобретают новое значение - они замыкают пространство если не личной безопасности, то, по крайней мере, понимания действующих правил и относительной свободы передвижения. Как отмечали некоторые комментаторы на пике распространения заразы, национализм приобрел не этнический, не гражданский, а территориальный характер - живущие постоянно на одной территории воспринимаются как несущие друг другу меньшие риски, чем любые приезжие. Конечно, опыт острой фазы нельзя абсолютизировать, но бесследно он тоже не пройдет.

Предсказуемость международного поведения в послевоенную эпоху определялась наличием институтов, которые достаточно эффективно ограничивали действия государств и вводили их в рамки. Сейчас они перестают функционировать, поскольку слишком изменился мировой контекст и исчезли основы для их успешной работы (баланс сил закончился с исходом "холодной войны", а попытка доминирования одной страны не удалась). В ближайшие годы затухание продолжится, возможно, какие-то институты даже просто исчезнут (хотя этому, как правило, препятствует бюрократическая инерция - создать любую структуру проще, чем ее упразднить).

Международное сотрудничество не прекратится - это просто невозможно во взаимосвязанном мире, который сам по себе никуда не денется. Но оно уже не будет опираться на общемировые структуры, указывающие правила своим участникам. Сейчас активно призывают к тому, чтобы спасти/возродить многосторонние подходы, дабы не допустить скатывания мира к политдарвинизму, борьбе всех против всех. Но под многосторонностью по привычке понимается возврат к более или менее универсальным институтам предшествующего времени. Между тем многосторонность наступающей эпохи будет выглядеть иначе. Это способность нескольких стран (от трех и далее, в зависимости от необходимости) объединять усилия для решения конкретных вопросов. Привлекаются те, кто нужен и важен в данной теме. И пока она актуальна, взаимодействие продолжается, если вопрос снят, конфигурация меняется.

Главной жертвой событий 2020 года станет всеобщая мобильность, а границы получат новое значение 

Это гораздо более сложная и вариативная система, чем та, что применялась в период расцвета глобализации, но иного больше не дано. В этой системе еще больше чем прежде зависит от силы, устойчивости и эффективности всякого государства. Хотя бы даже потому, что именно эти качества будут определять исход торга по каждому случаю, торг же в такой модели многосторонности становится основой взаимодействия. По мере увеличения важности государств в мировой системе, а пандемия стимулировала прежде всего это, возрастают требования к их состоятельности. Что в первую очередь предусматривает способность выстроить гармоничные отношения с собственным обществом и только потом добиваться успехов вовне.

Власть Позиция Колонка Федора Лукьянова