Новости

22.07.2020 06:09
Рубрика: Культура

Поговори со мной стихами

Откуда поэты знают, что жизнь еще не начиналась?
Поэзия звучит сегодня особенно. Как особенно дышится. Особенно вьется рыжая тропинка. Особенно падают капли дождя. Особенным кажется шелест рощи.
Кажется, что никогда в жизни нас так не трогала простая красота лесов, воды и неба. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС Кажется, что никогда в жизни нас так не трогала простая красота лесов, воды и неба. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
Кажется, что никогда в жизни нас так не трогала простая красота лесов, воды и неба. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Все это и в прошлые лета мы видели, слышали. Но вот мы переживаем нынче то, что переживаем, и понимаем: нет, раньше мы не слышали, как шумит ветер в кронах лип, не видели, как стекают капли дождя по оконному стеклу, не чувствовали, как отрадно холодит лицо утренний туман...

И вот сегодня я особенно рад представить вам двух поэтов. Одного из Сибири, другого - с Дальнего Востока. У каждого позади - большая жизнь, много горечи и утрат. Но пережитое не заслонило им солнца, а наполнило их стихи светом и мудростью.

"Жизнь унеслась - и в то же время,

Еще не начиналась жизнь..."

Спасибо читателям, открывшим для нас эти имена: Василий Казанцев и Юрий Магницкий.

Красота земная

Учитель с речки Чая

В Томске вышла книга Васи Казанцева. В студенчестве это был неземной красоты задумчивый юноша с голубыми глазами и со стихами, похожими на нашу осеннюю университетскую рощу. Сам он из деревни Таскино Чайнского района. Чая - это тихая речка на севере Томской области, в ней вода цвета чая. После историко-филологического факультета Вася работал школьным учителем. Сейчас Василий Иванович живет под Москвой.

Эмма Михайловна Жилякова, профессор Томского государственного университета

Когда-то я любил...

Терзаясь скрытным нравом,

Я нес свой юный пыл

Кустам, деревьям, травам.

Безмолвный я бродил,

Но был прекрасно понят.

Я все давно забыл.

Они - доныне помнят.

Случайно окажусь

Средь них - сбегутся разом.

...Слезами обольюсь,

Внимая их рассказам.

* * *

Протяжно-длинной чередой,

Как будто ровные ступени,

В березняке перед тобой

Лежали солнечные тени.

В цветочно-солнечной пыли

Переступал ты эти тени -

И мнилось: ввысь тебя вели,

Все ввысь вели тебя ступени.

И в этой солнечной пыли

Обратно шел чрез эти тени.

И вновь казалось: ввысь вели,

Все ввысь вели тебя ступени.

И вновь вперед, вперед влеклись

Шаги твои чрез эти тени.

И вновь, и вновь казалось: ввысь,

Все ввысь, все ввысь вели ступени.

* * *

Когда входил под эти своды,

Под эти блики и листы,

Я ждал прохлады и свободы,

И светлоликой красоты,

И чистоты. Но я не думал,

Что вдруг расслышу сверх всего

В наплывах медленного шума

Дыханье счастья самого!

* * *

И свет уклончивый и краткий,

И переменчивая мгла

Вдруг брызнут молнией догадки,

Что жизнь уже, уже прошла.

Что кончилось, умчалось время,

Что кончилась, промчалась жизнь,

Жизнь унеслась - и в то же время,

Еще не начиналась жизнь.

Urbi et orbi

Вместе с родителями штурмовал Берлин

Здравствуйте, Дмитрий. Я почитала ваш "Календарь" и решила отправить вам небольшую подборку стихов Юрия Георгиевича Магницкого. Его отец - брутальный генерал армии, мать - утонченная француженка. Ребенок просто обязан был родиться поэтом. Когда в 1945-м его родители брали Берлин, он уже жил в животе своей матери. Родился щуплый мальчик с неважным здоровьем и прекрасными задатками к музыке и литературе. В тринадцать лет, устав от маминой опеки, он порвал простыню, спустился на ней с балкона третьего этажа и записался в волейбольную секцию. Сборы, тренировки, переломы, соревнования, загранпоездки - такая жизнь была ему по душе. Вскоре он играл в сборной СССР. И все это время писал стихи. Познакомился с Андреем Вознесенским и получил его одобрение для публикации в "Юности". Сейчас он смеется: если бы после большого спорта я не занялся наукой, поэзия погубила бы меня, я ни в чем не знал берегов. Но муза дождалась своего часа. В сорок лет он приехал в Амурскую область, познакомился со мной и снова начал писать стихи. С тех пор каждое наше утро начинается со сваренного им кофе и поэтической дискуссии.

Ольга Магницкая, Благовещенск

Метро "Партизанская"

Стрижка

Как у мальчишки.

Отличница.

Точно.

Вряд ли хозяйка.

Скорее "Динамо" майка

Раньше скрывала грудь.

Когда-нибудь.

Ах... это когда-нибудь!

Я стану тем-то

И буду там-то,

А вышло так, что

И не вздохнуть.

Вагонный ветер

Коленки гладит.

В подземке

Надрывается люминесцент.

Из стенки

В партизанском наряде

Девчонка вышла

На постамент,

Как будто из мезозоя

Выкарабкавшись.

Попав в перекрест суеты,

Окаменевшая Зоя

Спрашивает:

А ты...

Что ты для Родины сделал

В этот продажный век?..

Московским строителям БАМа

Как мы любили друг друга

В балках ледяных зимой.

Обвязаны снежной вьюгой,

Укутанные тайгой.

Как мы бросали друг друга

В квартирках серийной застройки,

Я уходил к подругам,

Ты - в свободные койки.

Как мы друг друга прощали

Под звонкий курантов бой,

Когда из промерзлой дали

В Москву возвращались домой.

Как подвалило счастье

За честность в любви и делах.

Как Север кроя на части,

Мы потеряли страх.

* * *

На окраинах Донецка

Расцвели сады.

В переулке гомон детский,

На балконе - ты.

Старой щеткой убираешь

Ты следы войны.

Чистишь вещи и вдыхаешь

Аромат весны.

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература Календарь поэзии