Новости

23.07.2020 19:10
Рубрика: Общество

Склиф - институт спасения

Сергей Петриков: НИИ Склифосовского - больше, чем больница
Лечебные учреждения, в том числе и те, которые были перепрофилированы под COVID-19, возвращаются к нормальной жизни. В нашей стране, думаю, и во всем мире, есть учреждения, которые в любой - даже самой острой пандемической ситуации - не нуждается в особенном перепрофилировании. По той простой причине, что в таком учреждении всегда "готовность №1": есть все самые современные службы, а главное - отменные специалисты. Такое учреждение не ведает времени суток. Оно всегда в круглосуточном режиме. Думаю, российские читатели, тем более москвичи, уже догадались, речь о НИИ имени Склифосовского. Или как его многие по-свойски именуют Склиф.

За время пандемии Склиф госпитализировал более 600 пациентов с COVID-19. Не все они москвичи. Среди пострадавших пациенты из других городов, даже других стран. Склиф традиционно не требует наличия московской прописки. Так сложилось: он работает на всю страну, на всех, кому требуется экстренная, квалифицированная, высокотехнологичная медицинская помощь.

Когда в этот раз приехала в Склиф, у его ворот уже не было очередей скоропомощных машин. Пандемия идет на убыль, и стало немного легче тем, кто работает в этом учреждении. Но мне все-таки пришлось надеть маску, чтобы пройти в так называемый командный корпус Склифа. Да и разговор с руководителем этого уникального учреждения, членом-корреспондентом РАН, ведущим анестезиологом-реаниматологом Сергеем Петриковым в основном происходит тоже в масках.

А день встречи выдался особенно жарким. Дышать тяжело даже привыкшему к этому директору Склифа. На нем даже не маска, а респиратор - он ведь пришел на встречу с "Российской газетой" из "красной" зоны. И наш фотокорреспондент Сергей Михеев на всякий случай спросил, не опасно ли общаться с человеком, который только что оттуда. Но это, так сказать, вступление к нашей беседе.

Сергей Сергеевич, "красная" зона еще работает? Или она теперь раз и навсегда? Ведь говорят, что на нас движется эпидемия свиного гриппа, где-то на юге заявила о себе бубонная чума?..

Сергей Петриков: Могу порадовать: красная зона - не навсегда. Надеюсь, скоро мы, наконец, вернемся к обычной жизни без всякой красной зоны. Но обсервационное отделение останется еще на несколько месяцев.

Боитесь прихода модифицированного свиного гриппа?

Сергей Петриков: Нет, мы боимся возвращения коронавируса. И значит риск попадания обычного пациента в стационар, у которого может выявиться коронавирус, остается.

Неоптимистичный прогноз. Впечатление такое, что нам с этим вирусом жить всегда…

Сергей Петриков: Не исключено. И вирусологи хорошо знают, что вирусы - обычное сопровождение нашей жизни. Одни уходят, другие приходят. Одни более опасные, более заразные. Другие менее опасные и менее заразные. Важно, чтобы всегда и повсеместно была готовность к их отражению. Полное имя нашего института - НИИ скорой помощи имени Склифосовского. Хотел бы заострить внимание на "НИИ". Это значит, что у нас не только лечебная работа, но и постоянный научный поиск новых методов, новых технологий лечения.

Вот мы подвели некоторые итоги ковида, и выяснилось… Сразу стало очевидно: прежде всего надо разворачивать реанимационные койки. В Склиф традиционно не госпитализируют так называемых "легких" пациентов. К нам поступают самые тяжелые, порой даже безнадежные пациенты. Потому на первый план выходит реанимация с искусственной вентиляцией легких.

В некоторых лечебных учреждениях, как известно, столкнулись с дефицитом аппаратуры для искусственной вентиляции легких.

Сергей Петриков: У нас такого не было и не могло быть. Повторюсь, мы скоропомощное учреждение. А современная скорая помощь без такой аппаратуры немыслима. У нас 200 таких аппаратов. Причем самых современных и самых надежных. Потому как, независимо от пандемии, они востребованы для оказания экстренной, скорой, помощи. Мы значимо отличаемся от иных учреждений, оказывающих помощь пациентам с коронавирусом именно потому, что реанимационные койки в ковидном корпусе составляют 50% коечного фонда. В иных учреждениях их не более 10 - 15%.

На будущее, это должно быть учтено в обычных учреждениях? Или, не дай бог, случится вторая волна и по-прежнему будет не хватать реанимационных коек?

Сергей Петриков: Я, как и большинство реаниматологов, оптимист, потому надеюсь, что, во-первых, может не быть второй волны, а во-вторых, уроки первой, в том числе в вопросе реанимационных коек, будут учтены.

Во время пандемии во сколько вы приезжали на работу и во сколько вы покидали ваш Склиф?

Сергей Петриков: Тут я не отличаюсь, наверное, от других руководителей лечебных учреждений. Пандемия буквально поголовно продиктовала свои условия. И руководители, по большому счету, почти жили в своих учреждениях. Потому ответить на вопрос "когда уезжал, когда приезжал", сложно. Только не считайте, что в этом какой-то особый героизм. Это обычная работа нормального профессионала-врача, тем более руководителя.

А действительно Склиф практически первым начал использовать плазму для терапии ковида?

Сергей Петриков: А почему вас это удивляет? Не только плазму. Ведь мы еще до плазмы начали активно использовать неинвазивную (масочную) вентиляцию легких, высокопоточный кислород, терапию гелием и гипербарическую оксигенацию.

Поясните, что значит "высокопоточный кислород"? Он есть только в Склифе? Или он может быть распространен на другие лечебные учреждения?

Сергей Петриков: Отвечаю по порядку. Высокопоточный кислород - это применение специальных аппаратов, которые выдают большой поток увлажненного, согретого кислорода.

Такие аппараты есть везде?

Сергей Петриков: Они есть во многих местах. Но мы первыми начали их использовать в терапии ковидных пациентов. Кто предложил? Мы же не только больница, мы, еще раз напомню НИИ. У нас есть научная группа, осуществляющая методическое сопровождение лечения пациентов с коронавирусной инфекцией. Если можно, я бы хотел, чтобы здесь прозвучали четыре фамилии наших научных сотрудников - тех, кому мы обязаны использованием этих новых технологий.

Это доктор медицинских наук, профессор Константин Александрович Попугаев. Константин Александрович руководит ковидным корпусом. Он же мой заместитель - руководитель регионального сосудистого центра на базе Склифа. Доктор наук, профессор Сергей Владимирович Журавель. В ковидном корпусе он руководит группой ГБО. Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Владимир Витальевич Кулабухов. Доктор медицинских наук, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии Аслан Курбанович Шабанов. У нас счастливое сочетание науки и медицинской практики.

Пролечено 600 больных. А сколько сделано тестов на ковид? В Склифе же мощнейшая клинико-диагностическая лаборатория. Или это преувеличение?

Сергей Петриков: Нет. Мы делали в сутки до 6 тысяч тестов. Откуда такое количество? Нам везли тесты из поликлиник и других стационаров города. В лаборатории не только специалисты высокого класса, там и первоклассное оборудование, которое нам поставил Департамент здравоохранения Москвы.

У меня складывается впечатление, что вы в любимчиках у Департамента здравоохранения города Москвы.

Сергей Петриков: Можно считать и так. И на правах любимчика я бы отметил, что Москве, как ни одному другому городу не только нашей страны, но и мира, было очень непросто в период эпидемии по той простой причине, что в Москве не только москвичи - она центр притяжения людей из разных городов, стран. И возможность заражения и распространения инфекции была велика. Однако сумели собраться, мобилизоваться и, без преувеличения, сумели выстоять.

Сейчас заметно увеличивается количество госпитализаций так называемых плановых больных: больных, страдающих хроническими заболеваниями. У перепрофилирования были свои отрицательные стороны - первенство отдали вирусу, а сердечно-сосудистые, онкологические заболевания, диабет ушли на задний план. И теперь это дает о себе знать.

Увеличивается поток обострений  хронических заболеваний. Мы никому не отказываем, хотя у нас в приоритете всегда травмы и высокотехнологичная хирургия 

Сергей Петриков: Да, мы это тоже чувствуем. Увеличивается поток именно обострений хронических заболеваний. Мы никому не отказываем, хотя у нас в приоритете всегда травмы и высокотехнологичная хирургия. Тот же "гамма-нож" востребован как никогда. С его помощью проводятся уникальные операции при онкологических и сосудистых заболеваниях головного мозга. Тут замечу, что во время пандемии чуть меньше стало любого травматизма: и дорожного, и даже бытового. Было меньше машин, меньше людей на улицах. А теперь все возвращается на круги своя, и мы к этому готовы.

Личный вопрос возможен? Руководитель Склифа вздохнул спокойно? Он собирается в отпуск?

Сергей Петриков: Дыхание нормальное, одышки как будто бы нет. Как нет и пока возможности уйти в отпуск. И это, наверное, не только у меня. Надо смириться, что лето красное - необязательно время отпусков. Можно отдыхать и глубокой осенью, и даже в морозы.

Справка "РГ"

В НИИ скорой помощи имени Склифосовского более 3 тысяч сотрудников. Каждый год здесь лечатся более 67 тысяч пациентов.  В Склифе трудятся 3 академика, 2 члена-корреспондента РАН, 29 профессоров, 88 докторов наук, 226 кандидатов медицинских наук.

Общество Здоровье Интервью Ирины Краснопольской РГ-Фото