Новости

23.07.2020 19:03
Рубрика: В мире

В Германии вынесли приговор 93-летнему экс-охраннику концлагеря Штуттгоф

В Германии смогли довести до конца громкий процесс по делу бывшего охранника концлагеря Штуттгоф, 93-летнего Бруно Дея (формально немецкие СМИ не разглашают его фамилию), несмотря на преклонный возраст подсудимого и пандемию коронавируса. В четверг Высший земельный суд Гамбурга поставил точку в этом разбирательстве, которое продолжалось с октября 2019 года, и признал гражданина ФРГ виновным в пособничестве в убийстве 5230 узников нацистского концлагеря близ Гданьска (тогда - Данцига), где он служил в отряде "Мертвая голова" подразделения СС с августа 1944-го по апрель 1945 года. Он осужден на два года условно.

Всего в стенах концлагеря были убиты, погибли от голода, пыток и болезней 65 тысяч узников. "Как вы могли привыкнуть к этим ужасам?" - риторический вопрос председательствующей судьи Анны Майер-Геринг к подсудимому перед вынесением приговора завис в воздухе, передавал из зала суда репортер телерадиокомпании Norddeutscher Rundfunk.

"Я никогда вас не прощу"

Дело рассматривалось в рамках палаты по делам несовершеннолетних (на момент поступления на службу в СС Бруно было семнадцать), что вообще-то не предполагает публичных слушаний. Но госпожа Майер-Геринг приняла принципиальное решение открыть их для журналистов и наблюдателей "ввиду огромного исторического значения и современных неонацистских веяний". Процесс проходил очень драматично. В качестве дополнительных истцов выступали 35 выживших узников Штуттгофа. Двое дали показания по видеосвязи, четверо нашли в себе силы прийти в суд и посмотреть в глаза своему бывшему надзирателю, который все время старался закрывать лицо синей папкой.

"Я обвиняю людей, которые стерегли нас. Я никогда их не прощу. И никогда не забуду, что они делали с нами. Те, кто стоял там наверху, на сторожевых башнях, могли видеть все", - с такими словами жертва Холокоста Роза Блох напрямую обратилась к Бруно Дею. Против него свидетельствовала и Джуди Майзель, перенесшая немало издевательств со стороны надзирателей. "Она видела, как немцы убивали младенцев об стену, видела своими глазами, как ее мать вели в газовую камеру - это случилось 21 ноября 1944 года, незадолго до того, как Красная Армия освободила концлагерь", - приводила ее слова газета Die Welt. При этом адвокаты Дея заявили, что некоторые истцы сами просили ограничиться для него условным сроком - для них важнее был сам факт состоявшегося суда над Деем: "Наши клиенты не хотят мести. Самое главное удовлетворение для них состоит в том, что они смогли выжить, создать свои семьи и продолжают жить".

Пекарь с эсэсовским прошлым

Бруно Дей посетил все 45 назначенных ему заседаний, неизменно появляясь в зале суда на инвалидной коляске в сопровождении большого семейства - жены, двух дочерей и внуков. Сменив после войны форму СС на халат пекаря, он прожил долгую жизнь обычного бюргера, пока немецкая фемида не заинтересовалось им. Еще десять лет назад немцы не преследовали "рядовых" пособников репрессивного режима, и только после громкого процесса 2011 года в Мюнхене над Иваном Демьянюком, бывшим охранником в лагере смерти Собибор, начали привлекать к ответу не только непосредственных палачей из СС, но и их помощников. Недаром на суде в Гамбурге выступал историк Штефан Хердлер, один из главных немецких специалистов по системе функционирования концлагерей в третьем рейхе, который уже участвовал в подобных процессах. Господин Хердлер привел архивные доказательства, что надзиратели не могли не знать о преступлениях и зверствах за колючей проволокой.

Частично это подтвердил и сам обвиняемый. Еще в начале процесса он признавал, что "видел сотни трупов и слышал издали крики из газовой камеры". Знал Бруно о гибели тысяч узников от болезней, в том числе жуткой эпидемии тифа, о целенаправленном уничтожении евреев в зловещем "блоке смерти 29/30", о содержании в нечеловеческих условиях поляков и советских военнопленных, стариков, женщин и детей - обо всем этом сказано в 79-страничном обвинительном заключении старшего прокурора Ларса Манке, который требовал для обвиняемого максимально возможного срока - трех лет тюрьмы. Адвокаты, разумеется, настаивали на полном оправдании. Сам Бруно Дей занял двоякую позицию. В своем последнем слове накануне он попросил прощения у бывших узников и их родных. "Только благодаря свидетельствам очевидцев я узнал о всем масштабе злодеяний и страданий. Я хотел бы попросить прощения у всех, кто прошел через это адское безумие. Такое никогда не должно повториться", - цитировал Дея портал Spiegel online. С другой стороны, своей вины бывший эсэсовец так и не признал, выразив недоумение тем, что ему ставят в вину гибель заключенных и "отравляют закат жизни". Дей настаивал, что никогда не был убежденным нацистом и "всего лишь" нес вахту по приказу, что его "всегда угнетало". В Штуттгоф он был переведен из армии, где не мог продолжать воевать из-за порока сердца. Примечательно, что Дей не повторил в суде всех тех показаний, которые раньше дал в приватной беседе со следователями. Зато пытался вызвать к себе жалость.

Вина без срока давности

Однако это не помогло. Суд признал его косвенную вину в гибели пяти тысяч узников от "невыносимых условий содержания", в умерщвлении не менее 200 человек "Циклоном Б" в газовой камере и запертом железнодорожном вагоне и в расстреле 30 заключенных выстрелом в шею в секретной установке внутри крематория - все эти страшные преступления пришлись на то время, пока молодой Бруно нес вахту на одной из 25 вышек Штуттгофа.

Немецкие СМИ отмечают, что это мог быть последний публичный суд над бывшими нацистами в Германии. Новые процессы становятся все более маловероятными из-за возраста фигурантов. Хотя, по данным центрального ведомства по раскрытию нацистских преступлений в Людвигсбурге, немецкие прокуроры ведут в общей сложности еще 14 расследований. В настоящее время прокуратура города Итцехо собирает доказательства против бывшей машинистки из концлагеря Штуттгоф.

В мире Европа Германия Общество История Вторая мировая война РГ-Видео