Новости

28.07.2020 00:01
Рубрика: Экономика

BCG оценила бремя углеродного налога для России в 3-4,8 млрд долларов

Сбор на товары с большим углеродным следом, который намерен ввести Евросоюз, в первую очередь ударит по прибылям экспортеров нефти и металла.
 Фото: Стрингер / РИА Новости  Фото: Стрингер / РИА Новости
Фото: Стрингер / РИА Новости

По оценке BCG, бремя нового сбора для экспортеров из России составит от 3 млрд до 4,8 млрд долларов в год, причем от 1,4 до 2,5 млрд долларов заплатят нефтегазовые компании, от 0,4 до 0,6 млрд - металлургические и горнодобывающие. Также могут ощутить значительную нагрузку производители удобрений, целлюлозно-бумажная и стекольная промышленность.

Россия - второй по величине экспортер в ЕС после Китая по объемам CO2 (около 150-200 млн т ежегодно по всем товарам и услугам), а на страны ЕС приходится 42% российского экспорта, причем его основу составляют как раз нефть, газ и металлы.

Еврокомиссия рассматривает возможность введения углеродного сбора на импорт товаров, который создал бы конкурентное преимущество для зарубежных компаний с невысокими выбросами парниковых газов. Это один из нескольких механизмов в рамках "Европейского зеленого курса", призванного превратить Европу в первый в мире "углеродно-нейтральный континент". Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен недавно назвала "Европейский зеленый курс" ключевым элементом экономического восстановления после пандемии COVID-19. Кроме того, углеродный сбор на импорт пользуется мощной поддержкой среди европейских производителей. Начиная с 2005 года многим из них приходится покупать квоты на выбросы парниковых газов, и они хотели бы применения тех же правил к зарубежными конкурентам, особенно из стран с менее строгими экологическим стандартами. Конкретные механизмы и сроки введения углеродного сбора пока не объявлены.

Россия считает углеродный сбор противоречащим нормам Всемирной торговой организации, заявил на прошлой неделе глава Минэкономразвития Максим Решетников. "Россия крайне озабочена попытками использовать климатическую повестку для создания новых барьеров", - подчеркнул он на брифинге по итогам встречи с министрами БРИКС.

По мнению BCG, величина первоначального сбора может составить 30 долларов за тонну выбросов CO2. Учитывая, что часть товаров и услуг пока не включены в ETS ЕС (Emission trading scheme - cхема торговли квотами на эмиссии парниковых газов), например транспортные услуги, BCG определяет облагаемую новым сбором базу в 100-160 млн т, что и дает нагрузку для экспортеров из России на уровне от 3 млрд до 4,8 млрд долларов в год. Этот расчет основан на предположении, что облагаться сбором будет весь объем выбросов, но возможен и вариант, когда облагаться сбором будет только превышение выбросов над установленным бенчмарком.

Введение углеродного сбора может привести к тому, что в некоторых отраслях российские компании потеряют долю рынка в ЕС. Например, для производителей азотных удобрений углеродный сбор может стать заградительно высоким, достигая 40-65% текущей экспортной стоимости удобрений. Высокие цены на российскую сырую нефть могут привести к тому, что европейские производители химической продукции начнут закупать больше сырья у Саудовской Аравии, где добыча оставляет меньший углеродный след, полагают в BCG.

В других отраслях российские компании, напротив, могут потеснить своих конкурентов: например, на рынке стали российские производители обладают более конкурентной структурой издержек и более низким углеродным следом по сравнению с Китаем. Помимо сложностей, компании получают и новые рыночные возможности. "Так, канадская нефть в два раза более углеродоемкая, чем наша, что дает шансы нашим игрокам вытеснить с рынка менее эффективных конкурентов при настройке прямых каналов продаж", - говорит управляющий директор и партнер BCG Антон Косач.

BCG называет пять ключевых направлений проактивных действий для правительства России, среди которых введение государственного углеродного налога либо создание российской Системы торговли эмиссиями (ETS) по аналогии с биржей ЕС ETS (в этом случае благодаря политике ЕС ETS при соблюдении ряда условий возможен взаимный учет выбросов), а также субсидирование стратегических отраслей, привязанное к обязательствам по сокращению выбросов.

Из топ-8 стран - экспортеров в ЕС системы регулирования парниковых газов нет только в Турции и России. Китай, будучи самым крупным экспортером, начал заниматься этой проблемой еще в 2013 году. В этом году планируется запуск китайской ETS, создание которой с 2014 года велось при экспертной поддержке ЕС. Нововведения коснутся сначала электроэнергии: объемы выбросов одной этой отрасли почти в два раза превышают весь объем выбросов, регулируемый ETS ЕС.

В BCG полагают, что углеродный сбор может быть введен уже в конце 2021 - начале 2022 года. "Крайне важно обеспечить выстраивание диалога с ЕС, перестройку внутреннего регулирования и поддержку стратегических "углеродных" отраслей, - призывает партнер-эксперт и директор BCG Константин Полунин. - Компаниям же следует начать измерять свой углеродный след, отслеживать стоимость углеродных выбросов и их влияние на общие затраты, планировать действия при различных сценариях развития событий, а также подключиться к процессу формирования государственной политики в этой сфере. Те, кто лучше всего справится с этой задачей в каждом из секторов, не только получат конкурентное преимущество в Европе, но и обойдут менее адаптивных конкурентов на других рынках, поскольку все больше стран вводят финансовые стимулы для производителей в рамках противодействия изменению климата".

Экономика Отрасли Нефть и газ