Новости

28.07.2020 19:47
Рубрика: Общество

Плавучий университет держит экзамен

Кто придет исследовать Океан и как для этого готовят кадры
Пандемия коронавируса этим летом смешала многие планы. И морских научных экспедиций это коснулось в первую очередь. Выходы в море, что планировались на май-июнь пришлось сдвинуть или вовсе отменить. А где-то их все равно провели - не выходя из порта.

В планах Северного Арктического федерального университета (Архангельск) на это лето значилась экспедиция в Арктику с участием студентов российских и зарубежных вузов на борту судна "Профессор Молчанов". Под брендом "Арктический плавучий университет" они проводятся с 2012 года в рамках совместного проекта САФУ и Северного управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

В этот раз участники-иностранцы не могли прибыть в назначенное место к назначенному времени, чтобы "посетить северную оконечность архипелага Новая Земля и Землю Франца-Иосифа", как планировали организаторы. Поэтому "АПУ-2020 прошел в виде лектория в сети интернет", сообщил директор Арктического центра САФУ Александр Сабуров.

А вот организаторы плавучего университета на борту НИС "Академик Николай Страхов" в этом смысле оказались тверже и решительнее. Десять дней назад, 18 июля, два десятка студентов геологического факультета МГУ отправились из Калининграда в северо-восточный сектор Баренцева моря. "В рейсе продолжительностью месяц они будут работать в море и учиться по уникальной научно-образовательной технологии Плавучего университета", - сообщает пресс-служба Минобрнауки России и уточняет, что экспедиция стала возможна благодаря поддержке министерства.

Вчера из того же источника поступило известие, что "Академик Николай Страхов" благополучно прибыл в запланированный район между Землей Франца Иосифа и Новой Землей. Сказано, что "геологи МГУ будут изучать перспективы нефтегазоносности в этом районе". "Ждем первых открытий!" - на правах руководителя Плавучего университета подтвердил прямо с борта доцент геологического факультета МГУ Григорий Ахманов.

Взгляд

Михаил Флинт, академик РАН:

- У меня двойственное отношение к плавучим университетам. С одной стороны, они позволяют многим студентам - тем, что решили связать свою научную судьбу с исследованием морей и океана, первый раз "прикоснуться к объекту". Пожить в каюте, понять, переносит ли он (или она) морскую качку, потрогать приборы, которые используют для изучения морской среды и биоты. Наконец, ощутить вокруг необыкновенный, характерный только для моря, безграничный простор.

Последнее, как ни второстепенно с точки зрения профессионального выбора это звучит, очень важно для нашей профессии. Академик Лев Александрович Зенкевич, создатель отечественной школы биоокеанологии и мой дед, говорил, когда я был еще мальчишкой: "Ты должен это почувствовать, и это должно тебя захватить, иначе в море тебе нечего делать".

И, безусловно, плавучий университет - это PR-акция для начальства, чиновников, и тех, кто дает деньги на образовательные мероприятия, часто не совсем понимая, что стоит за тем или иным мероприятием.

А "плавучий университет" звучит лакомо - тут вам и университет, тут и плавучий, и тут много молодежи, что сейчас важно для разного рода начальства и прессы. Все вместе и так удобно, что о конечном, будущем результате можно и не задумываться. Одним словом - "акция". А сколько после этой акции пришло молодых людей в морскую науку? И еще более серьезный вопрос - сколько в ней осталось через несколько лет? Такого вопроса не возникает.

Этот, главный вопрос, определяется это, на мой взгляд, не участием в плавучем университете. А тем - как, в каком окружении, в какой научной атмосфере, с каким ощущением свободы научного творчества (это очень важно), с какой ответственностью за свою работу начинающий исследователь войдет в науку. Это вхождение в науку и есть научная школа. Никакой плавучий университет ее не даст.

Эта научная школа - пусть меня простят за сравнение, никого ни в коем случае не хочу обидеть или принизить - на первых шагах похожа на дрессировку. А законы у профессиональной дрессировки одинаковы, что для человека, что для животного - и там, и там требуется индивидуальный подход. Возьмите группу, пусть даже небольшую - и у вас ничего не выйдет. Внутренние законы группы, отношения внутри нее будут доминировать и затруднять, а иногда и делать невозможным профессиональное восприятие.

Я обращаюсь к своему опыту. Приходилось, и не раз, бывать в специальных лагерях для юных натуралистов. Было весело, осталось много знакомых, но профессиональный результат был крошечным. А после первой экспедиции, где я был окружен взрослыми исследователями, где у меня были свои задачи и своя ответственность, возможность на равных со зрелыми членами экспедиции обсудить то, что мы делаем, - после той экспедиции я вернулся профессионалом.

Подготовка ученых - дело штучное, а когда желающих идти в науку можно по пальцам пересчитать - штучное вдвойне. Поэтому я считаю, что первые шаги молодежи в науке, начальная подготовки профессиональных исследователей должны быть организованы как "образование через вовлечение в науку".

Об этом говорит и мой личный опыт, вынесенный из десятков экспедиций, где я работал в коллективе с высокими профессионалами, старался им соответствовать и получил неоценимый научный багаж.

Об этом говорит и опыт экспедиций, которые я сам организовывал в последние 15 лет. Студенты 3-4 курсов, аспиранты на равных входили в научный коллектив с правом реализовать свои научные интересы и со всей ответственностью за результат и общую научную программу. Правила такие, что даже святую для экспедиции вещь - научную программу мы можем изменять, если будут предложены веские аргументы.

Моя каюта открыта круглые сутки (так работают экспедиции), карты района исследований на столе - приходи, давай обсуждать, что надо добавить, что изменить. Это, если хотите, провокация к научному творчеству, которой никогда не будет в плавучем университете. И многие, скажу вам, приходили. Не всем удавалось доказать обоснованность своих предложений, но некоторые доказывали. И мы меняли маршрут судна и добавляли работы.

Знаете, что было для меня за эти годы самым важным комплиментом? Одна из моих аспиранток, благодаря за участие в экспедиции, очень искренне сказала: "За этот месяц, Михаил Владимирович, я узнала больше, чем за три года спецкурсов, практик и плавучего университета". А наградой стало то, что многие из тех, кто пришел к нам студентом, теперь сами в экспедициях успешно возглавляют научные отряды и крупные блоки работ. И завтра, я уверен, смогут самостоятельно организовывать крупные экспедиции. В коллективе, ведущем морские исследования, об этом можно только мечтать.

Стратегию "образование через вовлечение молодежи в науку" Институт океанологии определил как одно из важных направлений своего развития. А дальше все по Марксу, которого мы снова стали призывать: есть ли средства на такие программы? К сожалению, на плавучие университеты деньги у тех, кто их распределяет, находятся, а на "образование через вовлечение в науку" - нет. Вероятно, звучит не столь звонко. А между тем такие ресурсы обязательно должны быть. Поскольку в бюджете научных организаций при нынешнем финансировании очень трудно найти средства, чтобы взять в экспедицию студентов.

Надо ли говорить, что смыслом целевого финансирования должен был результат, а не звонкое название. И если мы этого добьемся, ведущие в прошлом и еще сохранившиеся "морские" кафедры перестанут выпускать студентов, которые шарахаются от воды и настоящей морской науки. А времени на то, чтобы с "нуля" переучивать выпускников с красными дипломами, нет. Ситуация уже сегодня требует нового поколения профессиональных морских ученых.

Общество Наука Общество Образование