04.08.2020 21:37
    Рубрика:

    Календарь поэзии: Ларисе Миллер послушны слова и мгновения

    Ларисе Миллер послушны слова и мгновения
    Сейчас все имеет другую цену. Обычное и простое стало необыкновенным и сложным. То, что дано нам было свыше без-воз-мез-дно, то есть даром (как говорила Сова из мультика про Винни Пуха), оказалось бесценным.

    И все это для нас столь ново и дико, что мы то и дело впадаем в уныние.

    А вот для поэта Ларисы Миллер такое странное, щемящее состояние - это ее рабочее состояние, в котором только и рождаются стихи.

    И стихи вовсе не унылые. Они озаряют читателя на мгновение - то самое, которому хочется шепнуть: остановись!

    Стихи, быть может, для того и созданы, чтобы менять привычный угол зрения. Вырываться из четырех углов к морю. Как у Пушкина:

    …Настоящее уныло:

    Все мгновенно, все пройдет;

    Что пройдет, то будет мило.

    "Я - представитель промокашки,/ Чернильных клякс, игры в пятнашки,/Я - представитель чуть живой/ Почившей ручки перьевой." Фото: Фото С. Фальковского из личного архива Ларисы Миллер

    Откуда же черпает свет и радость сам поэт, как никто разделяющий скорбь со всем миром?

    Его радость таится на кончике пера, на кончике языка, когда, перебирая сотни слов и пробуя их на вкус, поэт находит единственно верное. Ту самую рифму, за которой, как за мячиком, вдруг срывается с места и бежит все стихотворение.

    Вот что рассказывает Лариса Миллер: "Рифма - это сладость... С ней так весело жить, даже когда жить невесело и пишешь о невеселом. И как это мир обходится без рифмы? А ведь обходится. Рифму почти изгнали из мировой поэзии… А жива она только у нас в России. Вот чем и впрямь стоит гордиться".

    Недавно у Ларисы был юбилей, и к этому дню в свет вышла ее новая книга. Она называется "Звуковая дорожка". Дай Бог, чтобы эта дорожка вечно и радостно бежала и мы по ней - вслед за поэтом, за словом, врачующим по-сестрински украдкой.

    С согласия автора предлагаем вашему вниманию стихи Ларисы Миллер из новой книги, а также те, что написаны совсем недавно, в этом году.

    Звуковая дорожка Ларисы Миллер

    Я родом из той допотопной поры,

    Где были кругом проходные дворы,

    Где в каждом заборе зияла лазейка,

    Где краской по праздникам

    пахла скамейка,

    Где снег по весне превращался в ручьи,

    Где шли втихомолку святить куличи

    Соседки, упрятав куличик в тряпицу,

    Где, что ни мгновенье,

    то счастья крупица.

    И всё это в сталинском было аду

    В каком-нибудь сорок девятом году

    Во чреве зверином, тупом, людоедском,

    В домашнем, уютном раю моём детском.

    * * *

    Ну как же мне не огорчаться?

    Ведь не кончает жизнь кончаться.

    Уж сколько зим и сколько лет

    Я ей с тоской гляжу вослед,

    Твердя с заката до заката:

    "Куда ты жизнь моя, куда ты?

    Так быстро дни твои бегут!"

    И слышу вдруг: "Да тут я, тут!

    Смени пластинку, коль заела.

    Кончай канючить. Надоела".

    * * *

    И, вроде, травка изумрудна,

    И, вроде, небо - чистый шёлк.

    Ну почему же всё так трудно?

    Я не возьму, ей-богу, в толк.

    Зачем же ставить нам преграды?

    Зачем препятствия чинить?

    Ведь мы же свету, лету рады,

    Умеем всё это ценить.

    Но бесполезно ждать ответа,

    Ответить вряд ли нам хотят.

    Нас окунули в море света

    И топят, как слепых котят.

    * * *

    Наверно, мы не заслужили

    Свободу ту, в которой жили,

    Коль так легко у нас отнять

    Возможность ближнего обнять,

    И, объяснив, что мы - не птицы,

    Поставить жёсткие границы,

    Позволив выйти на часок

    В соседний жиденький лесок

    И, мир не трогая руками,

    Пуститься вслед за облаками,

    Чуть задевая окоём

    В воображении своём.

    * * *

    Глаза открыла и лежу,

    Рассветом ранним дорожу,

    И он ко мне неровно дышит

    И шторку на окне колышет,

    Вокруг да около кружу.

    Вокруг да около чего?

    Наверно, слова одного,

    Которое легко ответит

    На мой вопрос: "Что всё же светит,

    Когда не светит ничего?"

    ***

    А человек, ей-богу, чудик.

    Какой-то крошечный сосудик

    Его способен погубить.

    А он пришёл сюда любить

    Соседний парк, заросший прудик,

    Куда он любит забредать,

    Надеясь музу повидать,

    (С ней встреча более чем кстати),

    А там уже до благодати,

    До райских кущ рукой подать.

    В карантине

    Вот опять у нас есть голубая мечта,

    Голубая, как высь поднебесная та.

    Вот опять у нас есть, что желать,

    чему сниться,

    К нам, как в детстве, ночами

    влетает жар-птица

    И проносится, пёрышком каждым горя.

    Снова есть недоступные горы, моря,

    Снова можно, проснувшись с мечтою

    в обнимку,

    Заглядеться на дали, одетые в дымку.

    ***

    Мне жизнь талдычит про беду,

    А я и ухом не веду.

    Талдычит мне про долю злую,

    А я иду и в ус не дую,

    И ни о чём не хлопочу.

    Иду себе и бормочу

    Стихи, в которых все напасти

    Рифмуются со словом "счастье".

    * * *

    Я не живу. Я пропадаю.

    И всё же в ноты попадаю.

    Грущу, что нету перспектив,

    А получается мотив.

    И даже из сердечной муки

    Такие извлекаю звуки,

    Как будто бы благодарю

    Творца за раннюю зарю.

    Поделиться: