Новости

19.08.2020 23:50
Рубрика: Общество

Выплата на паузе

Бывшего бойца Росгвардии выселяют из квартиры без компенсации
В редакцию "Российской газеты" обратился бывший боец Росгвардии Роман Хижняк. Он служил в органах внутренних дел 16 лет, в прошлом году уволился по выслуге лет - и сейчас его выселяют из служебной квартиры. Вообще-то Хижняку положена выплата на покупку собственного жилья, но денег пока ему так и не дали. И в ближайшее время Роман рискует остаться на улице. В такой же ситуации оказались и несколько его сослуживцев.
Роман Хижняк не понимает, почему он должен дожидаться денег на улице. Фото: Архив Романа Хижняка Роман Хижняк не понимает, почему он должен дожидаться денег на улице. Фото: Архив Романа Хижняка
Роман Хижняк не понимает, почему он должен дожидаться денег на улице. Фото: Архив Романа Хижняка

От комнаты отказался

Роману 37 лет. Родом он из поселка Плюсса в Псковской области. С детства занимался спортом, любил борьбу. После школы поступил в мореходное училище, не доучился, пошел в армию. Сразу попал в Чечню.

- Это сейчас солдат-срочников ни в какие опасные зоны не посылают. Но тогда, в 2000 году, такого закона еще не было. Я служил в ВДВ, и нас с ребятами отправили на смену 76-й роте псковских десантников, тех самых, которые погибли во время неравного боя в Аргунском ущелье, - вспоминает Роман.

Хижняку повезло. Служба прошла гладко, а сам он после дембеля твердо решил стать бойцом ОМОНа. На Псковщину не вернулся, перебрался в Петербург.

В ОМОН его взяли сразу на должность бойца-милиционера. Роман жил у бабушки в Красном Селе, вечерами ездил на занятия в школу милиции в Пушкин.

- Конечно, уставал: программа обучения серьезная, да и работа у нас такая, что не расслабишься, - говорит Роман. В его обязанности входило силовое сопровождение милиционеров. - Тогда в Петербурге была сложная обстановка: уличные банды, разного рода группировки делили сферы влияния... Нападали и на милиционеров. Поэтому нас привлекали часто.

С 2004 года Хижняк, как и многие его сослуживцы, стал ездить в командировки в Чечню. В задачи входило обеспечение безопасности правительственных зданий в Грозном. О подробностях своей работы Роман не может рассказать, эти данные относятся к закрытым. Но после каждой командировки на его кителе появлялась новая медаль.

Роман пытался снимать квартиру, однако, что скрывать, зарплаты у бойцов ОМОНа тогда были таковы, что особо не разгуляешься. Между тем иногородние сослуживцы стали постепенно получать жилье. Роман тоже встал на очередь.

В 2008 году ему предложили комнату на Васильевском острове, на Железноводской улице.

- Мне даже дали документы на заселение, я пошел смотреть комнату, но когда пришел, оказалось, что там уже живут, - говорит Роман. Бойца встретила супруга одного из его сослуживцев. Муж в это время был в Чечне в командировке.

История запутанная: вроде как семья занимала эту комнату на птичьих правах. Но Роман решил, что выгонять женщину будет неправильно, и отказался от этого жилья.

Хижняк признается: он был уверен, что после этой комнаты ему вообще больше ничего не предложат, но в 2009 году Роману неожиданно дали квартиру. Причем сразу трехкомнатную.

Новоселье не навсегда

Одиннадцать лет назад в Петербурге ударно строили Кольцевую автомобильную дорогу. На 58-м километре магистрали под снос было определено несколько пятиэтажных домов на Запорожской улице. Дорога проходила буквально в нескольких метрах от них. Дома расселили, но потом сносить передумали.

- Я не знаю, как наше начальство этого добилось, но нам разрешили въехать в эти дома. Радости было! Мы ходили, выбирали квартиры, писали прямо на дверях, какая за кем, - вспоминает Хижняк. - Мне досталась квартира в доме №9.

Так как никто не думал, что эти дома и дальше будут стоять, бойцов внутри ждал полный разгром, во многих квартирах были напрочь снесены коммуникации, где-то были разрушены стены, выбиты стекла. Бойцы принялись за ремонт. Роман говорит, что все делали сообща, помогали друг другу, как в командировках, взялись даже за благоустройство двора. Управляющей компании на тот момент в доме не было, поэтому бойцы действовали на свой вкус, например, все клумбы и зеленые зоны огораживали колючей проволокой.

Впоследствии ее, конечно, убрали, но, как вспоминает Хижняк, по газонам никто не ходил и в неположенном месте не парковался. Да и хулиганы стали обходить стороной дома, где поселились бойцы.

Все новоселы подписали договоры с ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о безвозмездном проживании на период службы. Роман перешел из ОМОНа в СОБР, но в его жизни ничего не изменилось - оба подразделения относились к петербургскому главку.

Освободите помещение

В 2013 году Хижняк узнал, что может претендовать на единовременную выплату на покупку жилья. Сумма не фиксированная, она меняется исходя из цен на квадратный метр жилья, но ее должно быть достаточно, чтобы купить полноценную квартиру в городе, где живет боец. Конечно, Роман встал в очередь.

В 2016 году СОБР стал частью Росгвардии. Но право на единовременную выплату и на проживание в квартире на Запорожской за Хижняком и другими бойцами сохранилось.

Все было хорошо до весны 2019 года, когда Роман в связи с выслугой лет вышел на пенсию. За время службы и при увольнении он так и не получил положенную ему единовременную выплату. А с лета 2019 года сотрудники Главного управления Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области стали настойчиво просить Романа освободить помещение.

- Я бы и рад освободить, но мне некуда идти, - разводит руками Роман.

Постоянной работы у него нет. Бывший боец пробовал пойти в охрану, но, говорит, после стольких лет в полувоенных условиях хочется чего-то другого. Съем жилья, а тем более ипотеку, он сейчас не потянет.

Роман несколько раз обращался к руководству регионального управления Росгвардии с рапортами об отсрочке выселения до момента, пока он не получит деньги. Но все его просьбы отклонялись. Хижняк не может понять, почему так происходит, ведь он имеет право на выплату, которая полностью решила бы его жилищный вопрос. Денег пока нет, но почему он должен дожидаться их на улице?

Комментарии

Начальник Главного управления Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Михаил Соболев в официальном ответе в редакцию "Российской газеты" сообщил, что жилое помещение предоставлялось Хижняку только на период службы, а в настоящее время он уволен из Росгвардии. Единовременная социальная выплата предоставляется в порядке постановки на учет. При этом деньги для служащих выделяются из федерального бюджета, и когда до Романа Хижняка дойдет очередь, в петербургском главке сказать не могут.

В такой ситуации оказался не только Хижняк. Несколько его сослуживцев уволились, выплату получить не успели, и их тоже выселяют.

Сейчас сослуживцы обратились в прокуратуру Невского района Петербурга. Там обещали разобраться. Выразили готовность помочь бойцам и в общественной организации "Боевое братство". С подобными историями там периодически сталкиваются: жилье находится на балансе местных структур, а выплаты должны прийти из федерального бюджета. При этом не существует никакого норматива, чтобы в переходный период, когда службы уже нет, а деньги еще не поступили, люди оставались в квартирах.

Также "РГ" сообщила об истории Романа и его сослуживцев в аппарат уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Там тоже обещали помочь. Но в данном случае помощь может быть только консультативная. Дело в том, что у Романа и его сослуживцев нет петербургской прописки. Сам Хижняк говорит, что в квартирах на Запорожской улице им настоятельно советовали не прописываться, чтобы не потерять права на единовременную выплату.

Соответственно, сейчас, если бывших росгвардейцев выселят, им даже на время не смогут предоставить крышу над головой в городском маневренном фонде - нет оснований.

Роман говорит: он даже не представлял, что после многих лет службы он окажется в такой ситуации.

- У нас на службе всегда все было четко. Мы когда уходили на задание, то знали, что все будет в порядке, что мы можем не думать о каких-то бытовых вопросах, - вспоминает он. - Я был уверен, что когда уйду со службы, тоже все будет нормально.

Выселяться Роман не готов. Говорит, что будет находиться в квартире до последнего. О том, что будет дальше, старается не думать.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург