1 августа 2020 г. 08:00
Текст: Александр Лукашин ( заместитель начальника отдела использования документов РГАСПИ, кандидат исторических наук) , Елена Лукашина (преподаватель факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова ) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, научный руководитель РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")

"Офицеры заявляли нам, что русские убивают пленных. Теперь я убедился, что это ложь"

Показания японских военнопленных
Выполняя союзнические обязательства, данные на Ялтинской и Потсдамской конференциях, Советский Союз в ночь с 8 на 9 августа 1945 г. вступил в войну с Японией. В результате Маньчжурской наступательной операции Красной армии Квантунская армия Японии была разгромлена, более 600 тысяч японских солдат и офицеров попали в плен (подробнее см. док. № 4).
Сдача оружия японскими военнопленными. 28 августа 1945 г. Фото: Евгений Халдей / РИА Новости
Сдача оружия японскими военнопленными. 28 августа 1945 г. Фото: Евгений Халдей / РИА Новости

Значительная часть из них была отправлена в СССР в исправительно-трудовые лагеря и использовалась на строительных работах. В соответствии с постановлением ГКО СССР от 23 августа 1945 г., 500 тысяч японских военнопленных отправлялись в Приморский и Алтайский края, Читинскую и Иркутскую области, Бурят-Монгольскую АССР, Узбекскую ССР, на строительство БАМа1.

Сдаваться в плен Красной армии японские войска начали уже через неделю после начала войны, с 16 августа 1945 г., на всех участках боевых действий - в Маньчжурии, Северной Корее, на Южном Сахалине и Курилах. Показания пленных японцев использовались политуправлениями фронтов Красной армии для подготовки справочных материалов и информационных сводок, направлявшихся в Главное Политуправление Красной армии.

В настоящую публикацию мы включили несколько подобных текстов, освещающих широкий круг вопросов: об отношении японских солдат к войне, текущем положении в Маньчжурии и других театрах боевых действий, военно-политическом положении Японии, о нахождении в плену, возможном сотрудничестве с Красной армией и др.

Документ № 1 представляет собой подробную сводку о положении в Маньчжурии, подготовке японским командованием оборонительного рубежа, идеологической работе среди войск противника и сотрудничестве белогвардейских организаций Дальнего Востока с японским военным командованием. Документы № 2 и 3 интересны тем, что в них приводится прямая речь японских солдат, их живые эмоции и личные впечатления.

Публикуемые документы хранятся в РГАСПИ: документы № 1-3 - в описи Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (Ф. 17. Оп. 125), документ № 4 - в личном фонде В.М. Молотова (Ф. 82. Оп. 2).

Документы воспроизводятся с сохранением стилистических особенностей источников, с соблюдением общепринятых правил орфографии и пунктуации. Выявленные опечатки исправлены и не оговариваются.

Информационная сводка за 17 августа 1945 г.

№ 1. Из информационной сводки VII управления Главного политического управления РККА о положении в Маньчжурии

17 августа 1945 г.

1. Положение в районах Маньчжурии, занятых войсками Красной Армии (по материалам ПУ2 Забайкальского и Дальневосточных фронтов. 13.VIII. 45 г.).

В полосе наступления войск Забайкальского фронта пока не отмечено разрушений противником населенных пунктов, промышленных предприятий, железнодорожных тоннелей, а также случаев их минирования.

В одном из военных городков, близ границы, противником оставлены продовольственные запасы гарнизона: рис, галеты, мясные и рыбные консервы, сушеные овощи.

В населенном пункте Сяюсуифуньхе3 оставлены исправные авторемонтные мастерские, до 40 автомашин, горючее и смазочные материалы. На станции Пограничная захвачены в сохранности железнодорожные мастерские, 5 пустых воинских эшелонов, 4 боеплатформы, склады с зерном и угольный склад.

Пленные японцы и лица из гражданского населения показали, что наступление Красной Армии явилось для них полной неожиданностью. Они заявляют, что харбинская газета "Время", наоборот, все последнее время писала об укреплении дружественных отношений между Японией и СССР.

По мере продвижения советских войск по территории Маньчжурии все чаще встречаются местные жители. В городе Пограничная осталось около 5000 китайцев и до 200 человек русских.

В Пограничной был филиал главного бюро русских эмигрантов, центр которого находится в Харбине и возглавляется генералом Власьевским4. Во главе филиала стоял сотник Рябович, которому было приказано создать дружину самообороны. 9 августа Рябович вывез за город 60 мужчин, вооруженных винтовками. При приближении Красной Армии Рябович сбежал, разбежались и его дружинники.

Другие пленные показали, что в Маньчжурии имеются военные отряды из русских, которые пополнялись за счет ежегодного призыва молодых возрастов.

Маньчжурские церкви в начале июля были переподчинены патриарху всея Руси Алексию. Среди верующих были разговоры о возвращении в Россию. С целью не допустить этого в газете "Время" была помещена статья о том, что в России всех возвратившихся эмигрантов "будут считать белогвардейцами", "казнят" и т.д.

Китайцы в абсолютном большинстве живут крайне бедно, выглядят забитыми, при встрече с бойцами и офицерами Красной Армии низко кланяются, встречают гостеприимно. Женщины обычно прячутся.

Китайское население Пограничной охотно идет на работы. 10 августа вышли на работы по перешивке путей до 200 китайцев.

Имеются неоднократные случаи нападения японцев на наших солдат и офицеров из-за угла или из засады.

2. Подготовка японским командованием рубежа обороны в р[айо]не Суньу (2-й Дальневосточный фронт. 13.VIII.45 г.)

По имеющимся сведениям, 9.VIII.45 г. губернатор провинции Хэйхэ получил из Суньу приказ об отводе из пограничной полосы на Сахалянском направлении не только всех японских войск, жандармерии и полиции, но также и об эвакуации всех семей японских чиновников и вывозе промышленного оборудования в район Суньу.

В ночь на 10 августа по приказу начальника провинции Хэйхэ в Шаньшенфу и Сахаляне5 (Хэйхэ) были подожжены склады с горючим, боеприпасами и продовольствием, железнодорожное депо, железнодорожный речной вокзал. Из Сахаляна было эвакуировано до 3000 человек, в том числе несколько семей русских эмигрантов.

Среди местного населения Хэйхэ ходят слухи, что японцы готовят в районе Суньу рубеж обороны, где сосредотачиваются крупные силы японских войск. На оборонительных работах японцы используют мобилизованных китайцев.

Встреча японских парламентеров. Август 1945 г. Фото: РИА Новости

3. Пленение высших и старших офицеров 10-го военного округа Маньчжоу-Го (Забайкальский фронт. 13.VIII.45 г.)

Японцы несут большие потери в живой силе и технике.

12 августа в плен взяты старшие офицеры и генералы армии Маньчжоу-Го: командир 10-го военного округа генерал-майор Говенлинь, его начальник штаба генерал-майор (фамилия уточняется) и два полковника.

В плен сдалось около двух кавполков (до 1000 человек) баргут6 из Хинганских частей армии Маньчжоу-Го и 10 человек из белогвардейского отряда Пешкова, действовавшего на Хайларском направлении.

Японцы сопротивляются упорно. Пленных японцев - единицы.

11 августа при опросе пленных (13 японцев, 13 монгол и 5 китайцев) японец, подполковник Канао Такэси, заявил: "Бороться с оружием в руках против японцев я бы отказался, но не отказываюсь выполнять некоторую работу, которая может быть полезна Красной Армии, например, редактировать текст листовки и т.п." [...].

5. Барга (Сев[ерный] Синань) (Справка)

Когда в 1921 г. было создано независимое монгольское государство - Монгольская Народная Республика - значительные территории, населенные монголами, не вошли в ее состав. За пределами МНР остались, во-первых, т[ак] наз[ываемая] Внутренняя Монголия с населением в 5,5 млн чел. и, во-вторых, Барга - территория, образующая клин между крайним восточным выступом МНР и Читинской областью СССР и ограниченная с востока Большим Хинганским хребтом.

Несмотря на то, что Барга в большинстве населена монголами, она была насильственно включена в состав Маньчжурии: после оккупации Маньчжурии японцами и создании ими марионеточного государства Маньчжоу-Го Барга вошла в состав последнего в качестве одной из его провинций.

В настоящее время советские войска, перейдя по приказу Главнокомандования маньчжурскую границу, ведут военные действия против японцев на территории Барги.

[...]

Подготовка японцами военного плацдарма против СССР

За последние годы Япония все более усиленно превращает Сев[ерную] Синаньскую провинцию в военный плацдарм. Особенно усилилась эта деятельность после нападения на СССР фашистской Германии.

В бюджете Маньчжоу-Го на эти цели выделены особые средства именуемые средствами на "освоение северных окраин Маньчжоу-Го" (85 млн иен), значительно более, чем многие другие статьи бюджета. Помимо этого, в бюджете Сев[ерной] Синаньской провинции введена статья "временных расходов", которая составляла на 1941 г. сумму в 5 раз большую, чем основные расходы.

В 1941 г. в Маньчжурию приезжали германские офицеры. Ранее приезжали финские инструктора, привлеченные для подготовки японской армии к военным действиям в условиях зимы.

В некоторых гарнизонах проводились занятия по обучению солдат использования маскировочных халатов: солдатам были выданы маскировочные белые брюки, белые куртки. Готовясь к войне в зимнее время, японцы давали большие заказы лесным предприятиям Барги на лыжи и сани для войск.

Белогвардейцы. Из местного населения Северной Синаньской провинции наиболее верную опору японцев представляют собой белогвардейцы. Организация белогвардейских сил являлась существенным мероприятием японцев в их подготовке войны против СССР. Северная Синаньская провинция стала одним из центров русской белогвардейщины во всей Маньчжурии. Так, руководящий орган "Союза казаков"7, до конца 1940 г. находившийся в Харбине, был в декабре 1940 г. по приказу Семенова8 перенесен в г. Хайлар. Начальником "Союза казаков" на Дальнем Востоке является генерал-лейтенант А. Бакшеев, быв[ший] нач[альник] Хайларского бюро эмигрантов9.

"Союз казаков" представляет собой организацию, объединяющую всех казаков, проживающих в Маньчжурии - Забайкальских, Амурских, Терских, Кубанских, Донских и т.п. Союз подразделяется на отделы, которым подчинены все т[ак] н[азываемые] сводно-казачьи станицы в Маньчжурии, возглавляемые станичным управлением. Последнему подчинены поселки с поселковым атаманом во главе. Организация построена с таким расчетом, чтобы в момент войны против СССР каждый казачий поселок мог развернуться в казачью сотню, казачья станица - в казачий полк, казачий отдел - в дивизию, а весь "Союз казаков" - в корпус.

Помимо "Союза казаков" в Сев[ерной] Синаньской провинции действуют и другие белогвардейские организации - отделения "Российского фашистского союза", "Бюро российских эмигрантов" и др. Отделения "Бюро эмигрантов" есть в Хайларе, Драгоценке, на ст. Маньчжурия.

Готовя белогвардейцев для борьбы с СССР, японцы идут на некоторые подачки белогвардейскому населению Сев[ерной] Синаньской провинции. Так, включая белогвардейцев в войска Маньчжоу-Го, японцы платят им больше, чем китайцам, хотя и меньше, чем японцам (белогвардеец получает 24 гоби в месяц, тогда как китаец 18 гоби, а японец - 30).

В некоторых районах, где большинство населения - русские или буряты (Трехречье), эти районы выделены в особые административные единицы, управляемые белогвардейцами. Белогвардейскую молодежь в возрасте 20-21 годов японцы призывают в свою армию. Так, в Драгоценке имеется до 300 русских, одетых в японскую форму. Русским белогвардейцам японцы доверяют нести караульную службу на советской границе. Из них вербуются проводники, их привлекают в специальные школы разведчиков, диверсантов, террористов и т.п. Японцы производят специальный подбор лиц, хорошо знающих Забайкалье. Из русских вербуются также дикторы. В пограничные с СССР пункты японцами было завезено большое количество красноармейского обмундирования, которое предназначалось для использования диверсантами, террористами и шпионами из среды белогвардейцев.

[...].

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 319. Л. 23-34. Копия. Машинописный текст.

Осмотр трофейной военной техники после разоружения Квантунской армии. Фото: Фотограф И. Озерский. РГАКФД. Арх. N 0-255666.


№ 2. Показания пленного японского солдата (по материалам Политуправления 1-го Дальневосточного фронта)

14 августа 1945 г.

Японский солдат второго разряда Кадзухара Ициро, образование 10 классов, работал продавцом на складе лесных материалов, призван в июле с.г., служил в части с условным номером 626, показал:

"До объявления войны Советским Союзом офицеры заявляли, что СССР после войны в Европе перебрасывает войска на Восток, но об угрозе войны не говорили. Некоторые солдаты думали, что СССР, окончив войну в Европе, начнет войну против Японии, но затем распространился слух, что в Москву выехал Мацуока10 и что война будет предотвращена.

Сейчас каждому ребенку ясно, что Япония войну проиграет.

Солдаты проявляют недовольство суровой службой в армии и тем, что им не дают отпуск по личным делам. Особенно недовольны пожилые солдаты.

Я лично служил в армии с неохотой. Офицеры заявляли нам, что русские убивают пленных. Теперь я убедился, что это ложь. Я сам видел, как русские лечат пленных японцев.

В плен сдаваться не разрешается, в крайнем случае нужно делать харакири, но сейчас солдаты этого не делают, так как изменилась обстановка в худшую сторону.

Вообще же говоря, солдаты, уходя на фронт, прощаются с жизнью. Сейчас я никаких враждебных чувств к СССР не питаю, хочу работать, буду выполнять любую работу.

Японией управляет император, ибо он подписывает указы (затем Кадзухара добавил: "Впрочем, эти указы подготавливают военные. Стало быть, они управляют Японией").

Для спасения родины необходимо следовать заявлению императора о безоговорочной капитуляции, тем более что сейчас, по моему мнению, большая часть японского народа считает войну проигранной, поскольку СССР вступил в войну с Японией. Теперь многие японцы понимают, что военные привели страну к гибели, но боятся выражать свои мысли вслух.

После войны прошу оставить меня в СССР на работе по вашему усмотрению, хотелось бы изучить русский язык. В Японию я возвращаться не хотел бы, если я вернусь, все будут знать, что я изменник. Если же я здесь останусь, меня будут считать погибшим. Согласен писать листовки, но не хотел бы их подписывать. Буду выступать через мощные говорящие установки, но не хотел бы упоминать своего имени. В противном случае будет репрессирована моя семья.

Мне известно, что лидером японской компартии был Катаяма11, который умер в Москве. В Москве находится его дочь. Я слышал, что она работает преподавателем японского языка в институте.

Кадзухара написал следующий текст листовки: "После пленения я, вопреки всем утверждениям, встретил очень хорошее к себе отношение. Нам рассказывали, что здесь пленных убивают, на самом деле это не подтвердилось. Я сам убедился в том, что солдаты Красной Армии очень добрые. Здесь раненые японские солдаты получают хорошее лечение. Советский Союз придерживается правила, что каждый пленный солдат "после войны по своему усмотрению может поехать в любую страну".

Листовку не подписал.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 319. Л. 52-53. Копия. Машинописный текст.

Советские бойцы у здания железнодорожного вокзала в Харбине. Август 1945 г. Фото: Е. Халдей. РГАКФД. Арх. N 2-8261.

№ 3. Высказывания пленных о положении и настроении солдат японской армии и населения Японии (по материалам Политуправления 1-го Дальневосточного фронта)

16 августа 1945 г.

Жители освобожденного Пиньянчжэня рассказывают, что японские части бегут от Красной Армии, оставляя заслоны из пограничников и китайской полиции.

Характерно, что среди пленных и убитых японцев нет офицеров, ибо последние бегут, оставляя сопротивляться солдат-смертников.

Солдатам офицеры не сообщали о поражении Германии, но они сами узнали об этом и много говорили между собой о победах Красной Армии.

Пленные японцы заявляют, что в победу Японии солдаты уже не верят, однако японские солдаты, оставляемые на рубежах обороны, сопротивляются упорно. Отмечаются активные действия японских снайперов.

О вступлении СССР в войну пленные японцы показывают:

"Офицеры говорили, что после войны с Германией СССР перебрасывает войска на Восток. Японии нужно усилить оборону Маньчжурии. Но среди солдат шли разговоры о поездке Мацуоки в Москву, и они предполагали, что непосредственная угроза войны не существует. Разговоры в этом духе велись также среди гражданского населения. Наступление Красной Армии явилось полной неожиданностью".

Солдат Томаи Токамица, принадлежащий к 11-й роте части 15224, рассказал: "В ночь на 9 августа, когда нас подняли по тревоге, русские уже окружили наши позиции. Отступать было некуда, мы сопротивлялись. Многие были перебиты, а некоторые попали в плен. Японцы боятся сдаваться в плен".

Пленный японец, старший ефрейтор Хироси Мото, принадлежавший 8-му полку, условный номер дивизии - 15230, показал: "7 августа моя рота в полном составе заняла подготовленные позиции на границе. Командир роты подпоручик Мицунака объяснил, что ожидается открытие военных действий. Рота получила приказ оборонять занимаемую позицию до последнего солдата. Однако сила и меткость артиллерийского огня частей Красной Армии были настолько велики и наступление русских солдат столь стремительно, что, по-видимому, рота полностью уничтожена".

О плене. Солдат Юзинбо Бунья выразил сожаление по поводу того, что он попал в плен и просил не сообщать это его матери, предпочитая, чтобы она считала его убитым. "После войны, говорит пленный, я в Японию не вернусь, так как меня ожидает лишь смерть. Я себе не представляю, что в Японии может наступить такой порядок, при котором возможно возвращение пленных без опасения за их жизнь".

О военно-политическом положении Японии Томаи Токамица сказал: "Япония должна сражаться до конца, хотя поражение ее неизбежно. Англия и Америка угрожают Японии полным уничтожением, и у последней нет другого выхода, как продолжать войну".

Когда солдату Дзинбо, принадлежащему к 9-й роте части 15222, сообщили, что японское правительство приняло условия капитуляции и просит лишь оставить за императором его прерогативы, он был ошеломлен до полуобморочного состояния.

Японские военнопленные. Август 1945 г. Фото: Фотограф не установлен. РГАКФД. Арх. N 4-6885.

О положении в Маньчжурии пленные японцы показывают:

"Внешне китайцы относятся к японцам хорошо, но по существу многие настроены против японцев и желают поражения японцев в войне и изгнании японцев из Маньчжурии. Антияпонские настроения резко проявляются у кули12, мелких торговцев, крестьян и неимущих.

К корейцам в Маньчжурии китайцы относятся еще более враждебно, чем к японцам.

Между японцами и корейцами в Маньчжурии отношения хорошие".

По словам пленного китайца - солдата Юнь-юнь-ици, неравенство китайцев и японцев в отношении захвата при одинаковом труде и продовольственном снабжении, вызовет ненависть китайцев к японцам. Насильственная эвакуация населения японскими властями при отступлении не удается. Приказ японского полковника об эвакуации из города Хутоу населением не был выполнен.

О положении населения Японии пленный Томаи Токамица, до призыва в армию банковский кассир, показал: "После вычетов из жалованья всех сборов и налогов на руках остается одна пятая жалованья. Письма солдатам о тяжелом положении на родине цензура не пропускает". Однако среди трофеев обнаружено письмо солдату Мурата Еицуке от Нагара Кукудзи (из префектуры Акита в Японии), характеризующее бедственное положение населения в японской деревне. В письме сообщают: "Из-за сильных холодов посевы риса запоздали на 15 дней. В деревне совсем не осталось молодежи, поэтому очень тяжело жить и работать. Из нашей деревни на фронте убито еще 3 человека".

Об отношении к военной службе пленные говорят, что солдаты покорно выполняют все требования офицеров. Солдаты старших возрастов тяготятся долголетней службой и разлукой с родными.

Старший ефрейтор Хироси Мото заявил: "Японские солдаты знают, что Япония терпит поражение, но они будут сражаться до конца, повинуясь приказу". Пленные японцы Като Дзиндзи и Такета Масаюки - рядовые 626-го погранотряда - показали: "В нашей части большой процент солдат родом из Осаки, и они знают о тяжелых последствиях войны. Положение солдат плохое. Например, в нашей части обмундирование солдат никуда не годное, солдаты обносились, а нового, давно обещанного обмундирования не выдают. Но на питание жалоб нет. Мы до призыва в армию жили впроголодь и только в армии впервые наелись досыта".

Пленный солдат китаец Ван-Шучеп из Чдунинского погранотряда заявил: "Китайское население Маньчжурии не хочет войны с Советским Союзом. Я знаю, что китайцы воевать против Красной Армии не будут, и при случае охотно будут сдаваться в плен".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 319. Л. 60-61. Копия. Машинописный текст.

Докладная записка А.И. Антонова В.М. Молотову.


№ 4. Докладная записка начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР А.И. Антонова В.М. Молотову

От т. Антонова

Товарищу Молотову В.М.

8 декабря 1945 г.

Докладываю о количестве военнопленных, захваченных войсками Красной Армии на Дальнем Востоке.

По данным НКВД, всего учтено военнопленных японской армии, включая корейцев и маньчжуров, 608 360 чел13.

Из них генералов - 158, офицеров - 18 068, сержантского и рядового состава - 590 134.

Из этого количества:

а) вывезено на советскую территорию в лагеря для работ - 368 478 японцев, в том числе офицеров - 8112 чел.;

б) оставлено для работ в распоряжении военного командования за пределами СССР, в том числе и в Монголии - 58 500 человек японцев;

в) находятся в пути в лагеря НКВД - 18 500 человек японцев;

г) находятся в распоряжении военного командования и подлежат направлению в лагеря НКВД - 92 748 человек японцев, из них: в корейских портах Сейсин и Сейкосин - 44 000, на Курильских островах и Южном Сахалине - 14 695.

Резолюция В.М. Молотова: "Сколько же японцев и сколько не-японцев?"

РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1388. Л. 17.

1. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 533. Л. 112-118.

2. ПУ - политическое управление.

3. Вероятно, речь идет о городском уезде Суйфэньхэ, входящем в состав городского округа Муданьцзян.

4. Власьевский Лев Филиппович (1884-1946) - генерал-лейтенант Белой армии, с 1941 г. советник русского отдела Общества Согласия (Кио-Ва-Кай) в Маньчжоу-Го, в 1944-1945 гг. начальник Бюро по делам российских эмигрантов, в 1945 г. задержан контрразведкой "Смерш", в 1946 г. расстрелян.

5. Сахалян - маньчжурское название городского округа Хэйхэ.

6. Баргуты - монголоязычный народ, проживающий на севере Внутренней Монголии и Китае.

7. Полное название организации - Союз казаков на Дальнем Востоке. Была образована в 1923 г. в Маньчжурии. В ее состав входили преимущественно казаки-эмигранты Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск. К концу 1930-х гг. Союз казаков насчитывал более 20 тыс. человек.

8. Семенов Григорий Михайлович (1890-1946) - казачий атаман, один из руководителей Белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке. С 1934 г. принимал участие в мероприятиях Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжоу-Го, сотрудничал с японским военным командованием. В августе 1945 г. был арестован советскими органами госбезопасности, в августе 1946 г. - расстрелян.

9. Бакшеев Алексей Проклович (1873-1946) - соратник атамана Семенова, с 1920 г. в Маньчжурии, с 1940 г. начальник Дальневосточного союза казаков. В августе 1945 г. был арестован советскими органами госбезопасности, в августе 1946 г. - расстрелян.

10. Мацуока Ёсукэ (1880-1946) - в 1940-1941 гг. министр иностранных дел Японии, подписывал советско-японский пакт о нейтралитете в Москве 13 апреля 1941 г.

11. Катаяма Сэн (1859-1933) - японский коммунист, деятель Коминтерна. Один из основателей компартии Японии (1922), в 1920-е гг. был членом Исполкома Коминтерна.

12. Кули - категория низкооплачиваемых неквалифицированных рабочих в Китае (до 1949 г.). К ним относились: носильщики, грузчики, чернорабочие и т.д.

13. Впоследствии военные историки уточнили эту цифру. Так, согласно исследованиям В.П. Галицкого, общее количество военнопленных японцев составило 639 635 чел. См.: Проблемы Дальнего Востока. 1990. N 6. С. 115.


Публикацию подготовили заместитель начальника отдела использования документов РГАСПИ, кандидат исторических наук Александр ЛУКАШИН и преподаватель факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова Елена ЛУКАШИНА.