Со "Спасской башни" виден Сахалин

Главный фестиваль военных оркестров отправляется в турне
На Сахалине со среды начинается четырехдневное шоу военных оркестров - логическое продолжение масштабного фестиваля "Спасская башня". Шесть военных оркестров и один гражданский выступят в Южно-Сахалинске и в десяти районах островного региона.
Главный храм армии участвовал в фестивале волшебным звоном колоколов и своей красотой. Фото: Константин Завражин/ РГ

А в Москве подводят итоги только что завершившегося "большого" фестиваля. В историю фестивального движения 13-я по счету "Спасская башня", вероятно, будет вписана под грифом "особая". Из-за пандемии сначала отменили ее "детскую" часть, после чего заговорили об отмене всего фестиваля. Затем пришла обнадеживающая весть: фестивалю быть. И уже буквально накануне - опять отмена.

И все-таки фестиваль состоялся. Ярко и красочно, с песнями и танцами. И с фейерверком, который вдвое по мощи превысил традиционный фестивальный салют на Красной пощади. И при этом - в новом формате и на новой площадке: уникальное показательное представление прошло у стен Главного храма Вооруженных Сил России.

Мы обычно видим лишь "надводную часть айсберга". А что же творилось за кулисами? Об этом я расспросил Сергея Хлебникова - одного из отцов-основателей русской версии фестивалей формата Military Tattoo ("Милитари тату" - дословно это почти непереводимая игра слов; речь идет о военно-музыкальных шоу мирового уровня) .

Сергей Дмитриевич, вам, организаторам, было просто трудно, очень трудно или невозможно тяжело?

Сергей Хлебников: Сначала все шло очень хорошо. Тема фестиваля благодатная: юбилей Победы. Нашли решение, которое позволяло своими творческими силами отразить великое событие: 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Оно не повторяло какие-то другие жанры и чужие идеи. И это благодаря всеми любимому фильму "В бой идут одни "старики". Мы решили сделать самолет, который бы у нас, образно говоря, "пролетел" сквозь всю программу.

Раритет: ГАЗ №1 на шасси ГАЗ-АА. Фото: Константин Завражин/ РГ

Немного забегая вперед: эти надеж­ды ведь оправдались? Восторгу зрителей не было предела, когда выкатили на фестивальную площадку копию Ла-5. К слову: в фильме ведь тоже использовали не оригинальный истребитель Ла-5, а советские учебные самолеты, которые имитировали "Лавочкиных". А фашистские "мессеры" изображали чехословацкие самолеты послевоенной постройки. Но вот когда звучал аудиофрагмент из фильма… В горле перехватило. Голос, знакомый с детства: командир эскадрильи Титаренко (его играет блистательный Леонид Быков) говорит: "Когда кончится война, вернемся мы сюда, пройдем по этим местам, кто остался в живых... И позовем лучший симфонический оркестр во фраках. Выйдет дирижер, я подойду к нему и скажу: "Извини, маэстро, дай я!".

Сергей Хлебников: Я считаю, идея очень хорошая, точная. Фильм душевный. Да, все шло неплохо…

Трудности начались в период пандемии. Было даже предложение не проводить фестиваль в этом году. Не скрою: предложение прозвучало именно от меня. Но музыканты очень хотели выступить. Они к этому времени уже подготовили программу.

Нас поддерживала администрация президента, поддерживал мэр Москвы. И, собственно, мы продолжали подготовку к фестивалю благодаря этой поддержке. Буквально за пару недель до Дня города, когда ожидалось возвращение с отдыха москвичей (тех, кто уехал в отпуск), может, были и другие основания, было принято решение вернуться к отказу от фестиваля на Красной площади. К тому времени на площади уже завершался монтаж трибунного комплекса, монтировали звук и свет, был готов реквизит, костюмы… Это было как шок. Мы стали возвращать деньги зрителям, а это основной источник бюджета фестиваля. Стали думать, как выходить из положения, поскольку средства в значительной степени уже были потрачены.

Благодаря позиции руководства Москвы и благодаря позиции партнеров, которых вы видите на баннерах "Спасской башни", было найдено решение. Часть затрат будет зачтена, это уйдет зачетом на будущий год. Поскольку решение о проведении фестиваля в 2021 году у нас есть.

Фото: Сергей Михеев/ РГ

Подписанное президентом?

Сергей Хлебников: Да, подписанное президентом. И будем надеяться, с пандемией к тому времени будет покончено.

После воскресного выступления участников фестиваля у главного Храма Вооруженных сил России звучат предложения оставить все, как есть. То есть и в дальнейшем делать фестиваль своими силами, не приглашая иностранцев.

Сергей Хлебников: Я - против. Да, сейчас мы предоставили возможность в большей степени проявить себя российским коллективам. И они ей в полной мере воспользовались. Но, честно говоря, мы скучаем по нашим друзьям.

А уж как они по России-то тоскуют! Директору "Спасской башни" Сергею Николаевичу Смирнову пишет Дэвид Джонстон, создатель и руководитель Международного кельтского оркестра волынок и барабанов. В прошлом он главный волынщик Британской армии. Он сейчас отдыхает на море в Анталии. Так вот, об отдыхе пишет совсем чуть, 90% сообщений - ностальгия по нашей Красной площади. Дэвид спит и видит, как вновь пройдется во главе своего колоритного оркестра по Москве. Да, чуть не забыл: офицер британской армии Джонстон - он же теперь еще и российский реестровый казак. В казаки в Москве его принимали, как положено: предложив опрокинуть стопку водки с лезвия шашки. Наш человек во всех смыслах слова .

Сергей Хлебников: Нам присылают видеообращения и приветствия наши друзья из многих стран. Фестиваль международный, это зафиксировано в его статусе и в названии. Таким он и должен оставаться: к нам со всех континентов приезжают талантливые люди, представляют свою культуру. Нельзя вариться в собственном соку.

Уже есть решение о проведении фестиваля в 2021 году - и под ним подпись президента России

В прошлый приезд швейцарские гренадеры вас приняли в свои ряды: выдали мушкет, обучили, и вы отстрелялись на Красной площади. После чего "Старые гренадеры Женевы" вас растрогали исполнением композиции, в основе которой "Баллада о солдате" Соловьева-Седого. Исполняли без слов, но они у нас в сердце: "В серой шинели рядового, шел солдат...". Выяснилось, что это любимая песня вашего отца. Напоминаю об этом я не просто так. В этот раз сразу несколько иностранных коллективов прислали записи композиции на тему нашей "Катюши". Песня замечательная, да и пели с душой. Но почему все поют одну песню? Чем разнообразнее репертуар, тем лучше. Например, что лично вас цепляет, берет за душу?

Сергей Хлебников: Вот то, что спела в воскресенье Тамара - цепляет так, что невозможно удержать слезы (народная артистка России Тамара Гвердцители исполнила в сопровождении сводного оркестра "Песнь о солдате". - Прим. ред.). И - очень в тему фестиваля, песня и драматичная, и оптимистичная одновременно. Даже павший на поле боя солдат - он все равно живет. В нас, в детях. Какая еще музыка мне нравится? Вот на тему песни "Едут, едут по Берлину наши казаки" Кремлевская школа верховой езды исполнила конную миниатюру. Блеск! И еще: очень люблю лирические мелодии. Которые как хорошая бардовская песня: ни к чему не призывает, но куда-то ведет.

Начиная с этого фестиваля вы отказываетесь от двух номинаций: лучший отечественный и лучший иностранный коллектив. Раньше было так: с первого дня фестиваля зрители и телезрители выбирали себе любимцев. Жюри не было. Лучших определяли путем голосования, которое продолжалось до окончания выступления последнего участника. Победителей награждали на Красной площади. Что не так?

Сергей Хлебников: Мы столкнулись с тем, что некоторые страны стали относиться к таким номинациям очень и очень ревностно. Особенно участники с Востока. Принимают все это слишком близко к сердцу. Поэтому мы решили отказаться: мы дорожим духом доброжелательного отношения между участниками.

Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС

Еще бы: вы знаете какие-то волшебные слова, которые творят чудеса дипломатии. Когда наши отношения с Великобританией были хуже некуда, юношеский оркестр из пригорода Лондона заявил: мы ничего не боимся, мы хотим полететь в Москву. В полном составе! О доверии заявили не только подростки, но и все их родители. А в прошлый раз на Красной площади в одном сводном хоре участвовали два коллектива из стран, которые принципиально не встречаются на одной площадке: с Юга и Севера Корейского полуострова. Поэтому я обоими руками голосую за мир и дружбу на фестивале. Но все-таки, Сергей Дмитриевич, я так просто не сдамся. Представим ситуацию: вот вам захотелось посмотреть 13-й фестиваль (запись доступна в том числе на сайте "РГ"), но интернет слабый, есть возможность увидеть только три выступления. Какие выберете? Подчеркну: это не деление участников на лучших и всех остальных, это ваша личная оценка.

Сергей Хлебников: ВДВ - шикарные, многоплановые. Акробатика, строевые приемы с оружием, рукопашный бой. Пел не только ансамбль, но и курсанты.

Высочайшую планку держал Центральный военный оркестр. Он себе не изменяет, все делает тонко, при этом не перегружает программу.

Суворовцы: они всегда держат марку, но сильное впечатление вызвала композиция, когда на площадь вышла шеренга врачей... Яркий образ. Врачи на переднем крае битвы с пандемией. Не нужно лишних слов, все просто, наглядно и понятно.

Работа над следующим фестивалем начинается сразу после финального салюта. Салют фестиваля 2020 года уже прозвучал…

Сергей Хлебников: Даже раньше. Начинаем работать во время нынешнего. Но сейчас все настолько шокированы ситуацией, возникшей вследствие пандемии, что возьмем паузу. Надо выйти из сложной финансовой ситуации, надо многое осмыслить. Обычно у меня чутья хватает, но на этот раз не хватало. Если говорить о ситуации, когда на Красной площади начали монтировать трибуны... Я себя в этом обвиняю. Нужно время на осмысление.

Фестиваль называется "Спасская башня". Но мы с вами сейчас стоим на Соборной площади перед храмом Воскресения Христова - Главным храмом Вооруженных Сил России. И мы в 60 км от Спасской башни Московского Кремля.

Сергей Хлебников: Да, это не Красная площадь. Но мне здесь тоже понравилось. Да, было бы у нас больше времени - успели бы еще лучше оформить фестивальную площадь.

Но следующий фестиваль вы планируете на Красной площади?

Сергей Хлебников: Да.

Каждый волен дать свою оценку 13-му военно-музыкальному фестивалю "Спасская башня". Если сформулировать по-военному лаконично, то какова ваша оценка?

Сергей Хлебников: Зачет.

Арсенал

В названии фестиваля термин "военный" стоит перед определением "музыкальный". А это к чему-то да обязывает. Чем же они вооружены? Принцип всех церемониальных подразделений на планете: их вооружают не современными штурмовыми винтовками. Есть исключения, но большинство предпочитают проверенное временем оружие. На постсоветском пространстве - это 7,62-мм самозарядный карабин Симонова (на фото слева). В США обожают "Гаранды" времен Второй мировой. А самое колоритное оружие в Европе у швейцарцев. "Старые гренадеры Женевы" маршируют с "фузилами" образца 1822 года. Вес - 4,1 кг, калибр - 18 мм. Их они дважды привозили в Москву. Сергей Хлебников (на фото справа, съемка с фестиваля 2018 года) освоил стрельбу из такого Fusil 1822T Bis. Эти ружья применяли французы в крымскую кампанию XIX века. Швейцария их затем выкупила. Высока вероятность, что "Старые гренадеры" прилетят с "фузилами" к нам в 2021 году.

ВДВ - дебютант фестиваля. Но эффекта "первый блин комом" не случилось, выступление было одним из самых ярких. Я спросил Сергея Хлебникова: нет ли ощущения, что воздушно-десантные войска будут бороться за право стать постоянным участником? Ответ: "Организаторы фестиваля, и главное - зрители, будут только рады таким ярким выступлениям". Командованию ВДВ на заметку. Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС
Конкретно

Кремлевская школа верховой езды показала новую программу: под песню "Едут, едут по Берлину наши казаки" исполнили миниатюру с участием 10 лошадей Донской и Буденовской пород.

Под песню "ВДВ - это мы!" был растянут флаг ВДВ площадью свыше 1000 кв. метров. С ним в честь 90-летия ВДВ парашютисты совершили прыжок, который был зафиксирован в Книге рекордов России.

Самый юный участник - 9-летний юнга Илья Фурдак. Он выступает в составе оркестра ВМФ им. Римского-Корсакова: приветствует всех флажным семафором.