Новости

20.09.2020 20:55
Рубрика: Культура

Правильно - когда правильно

Театр имени Вахтангова открыл юбилейный сотый сезон.
Режиссер-постановщик Римас Туминас после окончания спектакля по пьесе Софокла "Царь Эдип" на сцене Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова в Москве. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости Режиссер-постановщик Римас Туминас после окончания спектакля по пьесе Софокла "Царь Эдип" на сцене Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова в Москве. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости
Режиссер-постановщик Римас Туминас после окончания спектакля по пьесе Софокла "Царь Эдип" на сцене Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова в Москве. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости

Вы вообще слышали такое когда-нибудь, чтобы театр покупал дом? А тут - пожалуйста. Театр Вахтангова приобретает дом во Владикавказе. Почему такое дело вдруг приключилось? Потому что это не просто так себе - дом, а тот, в котором родился и провел первые годы жизни Евгений Багратионович. И вот теперь театр - внимание! - переселяет жильцов, освобождая пространство для того, чтобы во Владикавказе открылся "Дом Вахтангова": музей и небольшой театральный зал.

Зачем это надо театру? Затем, что это - правильно. Ну вот, просто правильно, чтобы на родине великого режиссера существовал его музей и чтобы артисты театра Вахтангова могли приезжать в гости к своему основателю и в честь него играть спектакли.

К открытию юбилейного сотого сезона театр открыл удивительный памятник своему основателю: теплый и домашний. Спасибо скульптору Александру Рукавишникову и главному художнику театра Максиму Обрезкову - авторам. Сидит уставший, чем-то похожий на пастушка человек - совсем не патетичный и живой.

Зачем это надо театру? Затем, что это - правильно. Правильно - когда правильно.

Сотый сезон открылся световым шоу - так вахтанговцы демонстрировали свое новое, уникальное световое оборудование. Можно было без этого обойтись? Можно. Но это было бы неправильно.

На самом деле, столетний театр сегодня демонстрирует пример четко, как часы, работающего театрального коллектива.

Я поставил в этом театре два спектакля. Более того, камерная симоновская сцена открылась моей постановкой "Любовь у трона", на новой сцене мне разрешили поставить собственную интерпретацию Брюсова - "Брюсов переулок". Пишу об этом не только из хвастовства - не без этого, конечно, но и чтобы было понятно: я видел этот уникальный театр изнутри. Скажу еще больше: театр Вахтангова не имеет на меня никаких планов, поэтому постараюсь объективно разобраться в примере.

Итак, с чего началось вахтанговское чудо? С того, что министр культуры Александр Авдеев сначала заключил контракт с Римасом Туминасом, а потом продлил его. Скажем прямо: не все в ту пору в театре были за Римаса. Но Авдеев взял на себя ответственность, за что ему низкий поклон.

Стоя у нового памятника Вахтангову, я думал, что у него и у Туминаса есть одно общее: они оба - режиссеры Серебряного века. Вахтангов, кстати, единственный великий режиссер начала прошлого века, который не успел стать советским. Для меня в основе искусства Серебряного века лежит красота, умение даже про страшное и трагическое рассказывать так, чтобы на сцене открывался мир красоты. Как это сделал, например, Туминас в своем выдающемся спектакле "Эдип". На самом деле, сегодня на сцене в чести не красота, а быт и даже просто грязь. Туминас не ограничивает других режиссеров, и на вахтанговской сцене появляются и такие работы. Но сам он для меня - абсолютно человек Серебряного века. Вахтанговец.

Туминас расстался с предыдущим директором и начал искать нового. Кандидатов было множество, со всеми Римас Владимирович разговаривал. В результате, что называется, попал в десятку: пригласил Кирилла Крока.

То, что в театре есть хозяин, ощущается в мелочах. Например, я это понял по мелкой детали. В коридорах театра стоят кулеры с водой - привычное дело, но у каждого - всегда! - есть бумажные стаканчики. Ими все пользуются, но они никогда не исчезают. Потому что это - правильно.

То, что в театре есть хозяин, ощущается в мелочах

За свою жизнь я поставил немало спектаклей, но ни в одном театре процесс репетиций и выпуска не организован так слаженно и четко, как здесь. Такое ощущение, что все работают на то, чтобы ты спокойно выпускал премьеру.

В театре Вахтангова Крок собрал удивительную команду профессионалов. Например, администраторы театра улыбаются, монтировщики не пьют, помощники режиссера создают прекрасную атмосферу на репетициях, цеха работают без истерик… В театре Вахтангова нет массы. Есть отдельные, интересные и, что важно, доброжелательные люди, начиная с буфетчиц, которые кормят тебя так и тем, словно ты пришел к ним домой. И заканчивая… не знаю… руководителем постановочной частью Владимиром Довганем - абсолютным мастером своего дела, для которого нет невозможных задач.

Вместе с Екатериной Симоновой и ее спектаклем мы открывали Симоновский филиал театра Вахтангова. Главный художник Максим Обрезков создал из бывшего театра Рубена Симонова потрясающее, абсолютно уникальное, ни на что не похожее Симоновское пространство.

Сейчас в театре Вахтангова - внимание! - шесть сценических площадок. Все спектакли, которые идут на них - востребованы. Это позволяло театру до пандемических времен играть порядка тысячи спектаклей в сезон. А еще гастроли. Регулярные, в том числе зарубежные.

Все это - заработок. И потому, когда спектакли перестали играться по известной причине, актеры продолжали получать привычную зарплату.

Когда спектакли перестали играться по известной причине, актеры продолжали получать привычную зарплату

Финансово состоятельный театр - это тот, где, во-первых, во главе стоит крупный режиссер, каждый спектакль которого событие. Во-вторых, уникальная труппа, которая каждый год пополняется, и большинству находится работа. В-третьих, директор - рачительный хозяин, умеющий сохранить и собрать команду профессионалов, и понимает, что в театре нет мелочей.

Вот и все. И тогда случается чудо. Вахтанговское обыкновенное чудо.

Спасибо, Римас Владимирович и Кирилл Игоревич! Спасибо, вахтанговцы, за воплощенное чудо!

Культура Театр Драматический театр Колонка Андрея Максимова