Новости

24.09.2020 08:01

Завод и цифра

Опыт ИТ-инструменты позволят компаниям ускорить принятие управленческих решений
Руководители российских предприятий все чаще осознают необходимость тотальной цифровизации. Более того, эксперты уверены, что в традиционных отраслях, таких как нефтегазовый комплекс, горная промышленность, металлургия, металлообработка, существенное повышение производительности труда может быть связано только с внедрением информационных технологий (ИТ). О новом тренде - сращивании ИТ и производства - и о том, что такое цифровой завод, рассказал директор по развитию бизнеса ИТ-ком­пании КРОК в химической и неф­тегазовой промышленности Игорь Зельдец.
Сервисы в области промбезопасности и охраны труда, VR-тренажеры, симуляторы рабочих мест помогают качест­венно и без риска обучить персонал. Фото: Архив компании КРОК Сервисы в области промбезопасности и охраны труда, VR-тренажеры, симуляторы рабочих мест помогают качест­венно и без риска обучить персонал. Фото: Архив компании КРОК
Сервисы в области промбезопасности и охраны труда, VR-тренажеры, симуляторы рабочих мест помогают качест­венно и без риска обучить персонал. Фото: Архив компании КРОК

Ваша компания производит самые разные ИТ-продукты, от решений для защиты конфиденциальных данных до VR-тренажеров. Среди ваших партнеров - и гиганты из сферы промышленности, и вузы, и даже музеи. В последние годы особое внимание уделяете отраслевым компетенциям - в структуре компании даже появились команды, каждая из которых отвечает за работу с определенным сектором экономики. С чем это связано?

Игорь Зельдец: Это ответ на вызовы рынка. Для нас ИТ - это инструмент решения задач. Информационные технологии все глубже проникают внутрь всех бизнес-процессов и напрямую влияют на производительность труда. При этом каждое предприятие уникально и для его цифровизации требуются особые компетенции, необходимо хорошо разбираться в специфике производства.

Мы усилили свои позиции, приобретя еще и отраслевые компетенции. У нас есть команды, отвечающие за финансовый сектор, ретейл, металлургию, нефтегазохимию, энергетику и так далее, - в них работают выходцы из этих отраслей, которые знают производственные процессы не понаслышке. Связка знаний в сфере ИТ и бизнеса дала синергетический эффект: мы решаем насущные задачи наших партнеров, а также за последние годы расширили портфель проектов, включая не только локальные, но и комплексные, предназначенные для решения более серьезных задач заказчиков.

Например, важное направление в нашей работе - диагностика оборудования. Его простои обходятся дорого. Есть технологии, позволяющие сократить время на сбор информации о его состоянии. Реализовав подобный проект в компании, транспортирующей нефть, мы за месяц выявили более 20 неисправностей, оказывающих влияние на работу оборудования. Значима для заказчиков и тема экологического мониторинга: есть решения, позволяющие прогнозировать незапланированные выбросы, минимизировать их, а также использовать эти данные в качестве доказательной базы при разбирательствах с надзорными органами.

Что дает вашим партнерам комплексный подход?

Игорь Зельдец: Фактически сегодня можно вести речь не о цифровизации отдельных направлений, а о масштабной цифровой трансформации предприятия. Сегодня стоит задача объединить

ИТ-наработки наших заказчиков в нечто целое, дополнить новыми электронными сервисами и сформировать особую среду, цифровую экосистему. Так мы пришли к концепции "цифрового завода".

В чем отличие от цифрового двойника предприятия?

Игорь Зельдец: Цифровой двойник - это частный случай отображения какого-либо процесса, цифровая модель локального объекта, явления, технологии. Таких объектов в компании может быть много.

Понятие цифрового завода более широкое. По нашему мнению, это предприятие, которое использует ИТ как преимущество во всех сферах деятельности: в автоматизации производства, оптимизации бизнес-процессов, услуг, продвижении конечных изделий. Такая компания в итоге формирует умение принимать решения на базе тех данных, которые они собирают с помощью ИТ.

На предприятиях функционирует множество сущностей, которые называются "цифровыми": цифровые скважины и месторождения, цифровые двойники оборудования и даже целых предприятий. Это отдельно взятые аспекты, каждый из которых не делает бизнес по-настоящему цифровым. Концепция "Цифровой завод" - про организацию единого информпространства, это позволяет превратить разрозненные данные от множества источников в структурно-инфор­мационное отражение предприятия.

То есть речь идет о тотальном порядке на всех уровнях, наведенном при помощи ИТ. Но как это поможет самому предприятию?

Игорь Зельдец: Поток информации на промышленных предприятиях колоссален. В качестве примера приведу одно из наших решений - "Цифровой рабочий". Это платформа, которая объединяет системы глобального и локального позиционирования, видеонаблюдения, видеоаналитики, контроля и управления доступом (СКУД), предсменного осмотра, а также "умные" устройства. Объединение этих технологий дает возможность в режиме реального времени обнаруживать угрозы, сотрудников, нарушающих технику безопасности и правила охраны труда, например, неправильно использующих средства индивидуальной защиты. Выявленные опасные ситуации фиксируются в журнале событий.

Решение фиксирует информацию о десятках тысяч действий, каждое из которых можно анализировать и в результате даже строить прогнозы. Например, при участившихся ошибках одного типа можно сделать вывод, что персоналу требуется дополнительное обучение по отработке определенных навыков. Такой информацией можно делиться с HR-отделом. Это аналитика, которую можно получить от одного лишь решения, в целом направленного на обеспечение промбезопасности и охраны труда. Если соединить потоки данных о бизнес- и производственных процессах, получаемых при помощи цифровых решений, так, чтобы в результате получить прозрачное понимание на всех уровнях производства, мы получим по-настоящему цифровой завод. Предприятие, которое берет максимум от ИТ.

В России уже есть цифровые заводы?

Игорь Зельдец: Пожалуй, таких предприятий пока нет. Но многие движутся по этому пути. Среди наших заказчиков есть те, кто находится на первой или второй стадиях процесса цифровой трансформации и даже вступает в третью.

Что это за стадии?

Игорь Зельдец: Первая - это цифровизация на технологическом уровне: создание современных цифровых инфраструктур и автоматизированных, роботизированных систем для сбора данных и управления оборудованием и техпроцессами. Отмечу, что уже на этом этапе предприятие радикально повышает производительность, хотя это только начало масштабных перемен.

Стадия вторая - цифровизация производственных процессов. Она подразумевает создание цифровой платформы сбора, хранения и обработки данных с элементами аналитики (машинное обучение, цифровые двойники), а также систем планирования и управления производством, использующих единые модели и данные цифровой платформы. Здесь создается связь производственного и технологического уровней, а управление базируется на точном представлении о технологическом процессе и состоянии оборудования.

Завершающий этап - создание дополнительных цифровых сервисов и приложений, направленных на повышение эффективности и производительности труда. Использование инструментов аналитики данных позволяет оперативно, а в идеале автоматически вносить корректировки в производственные и технологические процессы и в итоге повысить качество продукции, снизить ее себестоимость и улучшить другие параметры.

Приведите, пожалуйста, примеры цифровых изменений, реализованных на разных стадиях.

Игорь Зельдец: Что касается первого уровня, у нас очень хорошо проработаны и внедрены на предприятиях сервисы в области промбезопасности и охраны труда, в частности, упомянутый "Цифровой рабочий". Также КРОК разрабатывает VR-трена­жеры, симуляторы рабочих мест и другие решения, позволяющие качественно и без риска обучить работников.

На втором уровне, который затрагивает производственные процессы, в качестве примера можно привести решения для маркировки компонентов продуктов на базе RFID-меток. Третий уровень - это сервисы повышения эффективности с помощью цифровых прототипов, по сути, цифровых двойников. К примеру, эксперты КРОК готовили математическую модель одной ТЭЦ. Для этого в цифровом двойнике имитировались технологические процессы для каждой единицы оборудования, сводились пароводяные и энергетические балансы. Процесс внедрения занял около 16 месяцев, но в результате было сокращено потребление топлива, а общий экономический эффект составил более четырех процентов.

Проект цифровой трансформации типовой или создается под конкретного заказчика?

Игорь Зельдец: У каждого предприятия индивидуальная стратегия. Заказчик формулирует цель, а наша задача - помочь ее достичь с помощью цифровых инструментов. Мы максимально используем имеющийся потенциал автоматизации и цифровизации заказчика и рекомендуем оптимальные технологии, которые способны дать ощутимый экономический эффект. Самое важное в нашей работе - обеспечить синергию: чтобы внедрение каждого нового сервиса влекло усиление бизнес-эффекта.

Как определить, что предприятие стало цифровым?

Игорь Зельдец: Я считаю, переломный момент наступает, когда появляется единое информационное пространство. По разным оценкам, сегодня около 80 процентов времени, потраченного в целом на принятие решения, уходит на сбор необходимых данных и их проверку. В едином пространстве его доля существенно сократится, что кратно повысит скорость принятия решений.

Между тем

Компания КРОК - участник Тюменского нефтегазового форума, где на одной из сессий, а также на собственном стенде презентует концепцию "Цифрового завода" для потенциальных партнеров.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область УрФО Свердловская область УрФО Тюменская область УрФО ХМАО УрФО Челябинская область