04.10.2020 18:10
    Рубрика:

    Павел Крашенинников: Потребуется принять не менее 100 законов

    Павел Крашенинников: какие законы сейчас предстоит принять после поправок в Конституцию
    Официальными представителями президента при рассмотрении законопроектов палатами Федерального Собрания назначены сопредседатели Рабочей группы по поправкам в Конституцию: председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас и директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Талия Хабриева. Как сообщил "Российской газете" Павел Крашенинников, внесенные законопроекты подготовлены при участии сопредседателей Рабочей группы, их рассмотрение в Государственной Думе началось в осеннюю сессию.
    Александр Корольков/РГ
    Александр Корольков/РГ

    Павел Владимирович, сколько нужно будет принять законов, чтобы реализовать одобренные народом поправки в Конституцию?

    Павел Крашенинников: В соответствии с обновленной Конституцией потребуется принять не менее 100 законов, вносящих изменения в федеральные конституционные и федеральные законы. Подготовлен базовый перечень таких законов. Государственная Дума будет рассматривать проекты из этого перечня по мере их поступления в парламент. В период нынешней осенней сессии мы планируем рассмотреть основную часть - порядка 40-50 законов, обеспечивающих реализацию новых конституционных положений. При этом инициативы, касающиеся органов публичной власти, должны готовиться и приниматься в системе.

    Почему так важна и что означает собой системность публичной власти?

    Павел Крашенинников: Принцип единства публичной власти закреплен в Конституции. Он исходит из того, что существует единая публичная власть, которая должна работать в системе, защищая права граждан - независимо от того, региональный это уровень, федеральный или муниципальный.

    Это понятие означает целостную систему управления общественными процессами в стране. Его можно определить как организацию взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления при решении задач на соответствующей территории в интересах граждан, общества, государства.

    В период осенней сессии планируем рассмотреть основную часть, порядка 40-50 законов, обеспечивающих реализацию новых положений Конституции

    Какие органы входят в систему публичной власти?

    Павел Крашенинников: По Конституции у нас в стране действуют три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Это разделение властей, так сказать, по горизонтали. А по вертикали существует федеральный уровень: правительство РФ, Федеральное Собрание, Конституционный суд, Верховный суд, федеральные суды. Затем идет уровень субъектов Федерации - губернаторы, законодательные собрания, мировые судьи. И, наконец, муниципальный уровень в виде исполнительных и представительных органов власти муниципалитетов.

    Чтобы новый принцип единства публичной власти заработал "де-юре", нужно закрепить механизм взаимодействия всех уровней власти - именно так можно успешно решать общегосударственные задачи на территории всей страны. Для этого необходимо принять ряд законов: о правительстве РФ, о Государственном Совете РФ, внести изменения в законы об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти РФ и местного самоуправления. После этого можно и нужно будет вносить корректировки в конституции и уставы субъектов Федерации.

    В каком порядке будут готовиться наиболее приоритетные законопроекты?

    Павел Крашенинников: Первоначально готовится к принятию пакет законопроектов, внесенный президентом, в том числе новый закон о правительстве, поправки в закон о Конституционном суде и ряд других. Надеюсь, эти процедуры пройдут в октябре. Затем - работа над законопроектом о Госсовете. Дальше Госдума займется вопросом иерархии законов, включая реализацию конституционной нормы о главенстве Основного Закона страны над международными договорами. В Конституции теперь это указано, но во многих законах этого нет - что с точки зрения применения международных договоров их интерпретации в нашей национальной правовой системе Конституция выше. Все это нужно будет отразить в отраслевом законодательстве.

    Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и обеспечивает суверенитет нашего государства. Конституция - это способ выражения высших правовых ценностей, и в этом смысле она сама является, по сути, базовым предписанием, которому не могут противоречить любые правовые акты, действующие в Российской Федерации.

    Есть опасения, что поправка о приоритете нашей Конституции над международными актами отпугнет многих деловых партнеров. На Западе даже заговорили, что Россия изолируется от мира.

    Павел Крашенинников: После прочтения текста закона многие опасения станут напрасными. Россия как член мирового сообщества заключает международные договоры и участвует в межгосударственных объединениях. В Конституции РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России, конечно же, являются составной частью ее правовой системы. Например, существует процедура ратификации, после которой международный договор или конвенция, к которой присоединилась наша страна, становится частью нашей правовой системы. А если международным договором Российской Федерации, ратифицированным у нас, установлены иные правила, чем предусмотрены отечественным законом, то применяются правила международного договора.

    Другое дело, что имплементированные в российскую правовую систему международные договоры должны подчиняться действию нашего Основного Закона. Согласно новой норме ст. 79 Конституции решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров России в истолковании, противоречащем Конституции РФ, не должны исполняться на территории нашей страны. С этим связано и дополнение ст. 125, согласно которому вопрос об исполнимости решений в указанных случаях разрешает Конституционный суд как высший орган конституционного контроля.

    Новые законы призваны обеспечить приоритет Конституции РФ в национальной правовой системе. Фото: РИА Новости

    Мы - единственные в мире, кто прописал в своих законах такие нормы?

    Павел Крашенинников: Приоритет Конституции - это не эксклюзивная позиция России, это характерно для многих стран. Обозначая приоритет своей Конституции, наша страна защищает свой суверенитет. Россия не вправе заключать международные договоры, не соответствующие Основному Закону, а правила международного договора, если они нарушают конституционные положения, не могут и не должны применяться в ее правовой системе, основанной на верховенстве Конституции.

    Здесь речь не идет и не может идти о неуважении принципов международного права и неисполнении международных договоров, отказе от них и тому подобное. Обновленный Основной Закон более выпукло показывает приоритет конституционных норм на территории России. Приведенные положения не предполагают отказа Российской Федерации от соблюдения самих международных договоров и выполнения своих международных обязательств. Данный механизм предназначен не для утверждения отказа от исполнения международных договоров и основанных на них решений межгосударственных юрисдикционных органов, а для выработки конституционно приемлемого способа исполнения таких решений Российской Федерацией.

    Иными словами, норма больше для нас самих: прежде чем подписывать международный договор, надо подумать, не войдет ли он в противоречие с Основным Законом. А как избежать такого рода накладок в наших законах?

    Павел Крашенинников: На ваше первое замечание я бы обратил особое внимание. Кроме того, уже в русле приоритета Конституции РФ в национальной правовой системе внесена еще одна поправка в Конституцию. Согласно ей Конституционный Суд теперь наделяется полномочиями проверять по обращению президента проекты законов и законы на содержание в них норм, нарушающих конституционные предписания. Это будет делаться до подписания и обнародования документов, вызывающих сомнения.