05.10.2020 14:16
    Рубрика:

    В Петербурге представили малоизвестные работы учеников Петрова-Водкина

    В петербургской KGallery до 8 ноября можно увидеть выставку живописи и графики Александра Лаппо-Данилевского и Бениты Эссен "Любимые ученики Петрова-Водкина".
    Галерея искусств KGallery
    Галерея искусств KGallery

    Всего год супруги были студентами знаменитой мастерской Кузьмы Петрова-Водкина, всего год после этого прожил Лаппо-Данилевский, а Бенита пережила его на полвека. Но их художественное наследие позволяет увидеть в рисунках и гравюрах и руку учителя-мастера, и самобытность истинных художников.

    - В экспозиции представлены более ста работ, - рассказала корреспонденту "РГ" куратор выставки Ксения Ремезова. - Большая их часть - из частной коллекции Владимира Левшенкова, а дополняют выставку экспонаты из собрания Русского музея и Санкт-Петербургского музея театрального искусства.

    В 2007 году в галерее уже проводилась тематическая выставка "Петров-Водкин и ученики". Новая экспозиция своим названием подчеркивает: эти ученики не самые известные, но особенные. После смерти Лаппо-Данилевского от сыпного тифа в 1920 году состоялась посмертная выставка и вечер памяти, на котором мастер выступил с докладом о его жизни и творчестве. А в 1928 году "Община художников" выпустила небольшую брошюру по коллеге о цеху, соавтором которой стал Петров- Водкин - мало кто удостаивался такой чести. "В искусстве самое трудное - соподчинение и соравенство формы и содержания; этот профессиональный такт и был всецело присущ чисто европейского характера таланту Лаппо-Данилевского", - отметил учитель.

    "Фирменные" цвета Петрова-Водкина - красный, синий и желтый. Лаппо-Данилевский как будто делает реверанс в его сторону, используя похожие цветовые решения, но исключительно по-своему. Заметно это, например, в эскизах декораций к постановке шекспировского "Генриха IV".

    - Эскиз с изображением улицы в красно-синей гамме - мой любимый, - делится Ксения Ремезова. - Совершенно узнаваемые цвета! При этом острые и нервные крыши домов - чистый экспрессионизм. А дальше в линиях читается и футуризм, и авангард, и элементы конструктивизма. По этой работе можно видеть, что Лаппо-Данилевский - совершенно разный, и он может сочетать это разное. Если сравнить ее с другими сохранившимися набросками декораций к "Генриху", это отчетливо видно.

    Преемственность приемов можно проследить и в графических работах: ученик перенимает методы учителя, но где-то использует их "напрямую", а где-то перерабатывает совершенно по-своему. Петров-Водкин в отличие от многих своих современников, того же Малевича или Филонова, не настаивал на безусловном использовании именно своего художественного метода, и особенно выделял Лаппо-Данилевского именно как рисовальщика.

    - На этой выставке можно увидеть и точки пересечения, и совершенно иные грани творчества Лаппо-Данилевского, - отмечает Ремезова. - Его можно смело назвать мастером линии, при этом линии резвой и динамичной, хотя по акварелям видно, что художник умел и любил работать с цветом. В его графике использованы только графитный карандаш или туш, но Лаппо-Данилевскому удается создать "цвет без цвета", а на это способны только самые-самые.

    В отличие от супруга Бенита Эссен прожила долгую жизнь и умерла в Ленинграде в 1974 году. Однако ее наследие дошло до нас в весьма редуцированном виде - начало и конец творческого пути. В 1918 году художница принимала участие в оформлении Петрограда к годовщине революции, а в 1922-м защитила у Петрова-Водкина дипломную работу "Сказка". В экспозиции можно увидеть и ее, и работы ученического периода, и 1920-годов, в том числе в духе революционного плаката или зарисовки периода путешествий с мужем, а затем - преимущественно печатная графика и поздние акварели 1950-х. В промежуточные три десятилетия художница свои работы уничтожала - тем ценнее две гравюры из собственного собрания KGallery, которые тоже вошли в экспозицию.

    Выставка "Любимые ученики Петрова-Водкина" должна была открыться в мае, однако планам помешали противоэпидемические ограничения. Но в галерее о перенесении сроков не жалеют: спокойная петербургская осень очень подходит в качестве фона для неспешного и тщательного изучения наследия любимых учеников Петрова-Водкина.