1 октября 2020 г. 09:00
Текст: Юрий Борисёнок (кандидат исторических наук) , Сергей Девятов (доктор исторических наук) , Валентин Жиляев (кандидат исторических наук) , Ольга Кайкова (кандидат исторических наук)

"Кроме Ленина, не пропускать ни одного человека!"

Через неделю после встречи Ленина с Уэллсом охрана Кремля была резко усилена
Как была организована охрана советского руководства за кремлевскими стенами в 1918-1923 годах? Об этом - недавно рассекреченные архивные источники. Выдержками из них завершаем тему встречи Ленина и Герберта Уэллса
Комендант Кремля П.Д. Мальков.
Комендант Кремля П.Д. Мальков.

Сердце новой столицы

После переезда Советского правительства из Петрограда в марте 1918 г. Московский Кремль быстро превратился одновременно в место работы и в место жительства руководства страны. К середине лета 1918-го там постоянно проживали более 1100 человек, из которых 450 перебрались с берегов Невы. Уже к середине июля 1918 г. персональные и общие данные о жителях Кремля стали закрытой информацией.

Оперативно позаботились и о безопасности переехавших вождей. 17 апреля 1918 г. ВЦИК разработал для коменданта Кремля "Перечень проектируемых работ по устройству охраны и укреплению Кремля". Документ предписывал организовать "немедленное, правильное и точное распределение охраны в Кремле", строгое наблюдение на кремлевских стенах за окрестностями.

Управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич. Фото: РИА Новости

Оборону Кремля на первых порах существенно укрепили установка трех "противоаэропланных" орудий и размещение трех броневиков. По всей территории Кремля вводилась постоянная караульная служба. Началось обустройство звонковой и телефонной сигнализации и связи, в том числе в местах сосредоточения командного состава. Был устроен центральный боевой пост в башне Троицких ворот.

Комендант Кремля Павел Дмитриевич Мальков (1887-1965) выделил на 3-м этаже корпуса № 1 зону специальной охраны. Здесь проходили заседания Совнаркома, находились рабочий кабинет и квартира Ленина. Интересно, что подъездом, который вел к лифту для подъема на 3-й этаж, пользовались только Ильич и проживавшие с ним члены семьи, а остальные работники аппарата, члены правительства и посетители могли пользоваться подъездом и лифтом только в сопровождении, либо попасть в помещения Совнаркома по так называемому особому ходу. Для этого были предусмотрены специальные пропуска, один из которых (N 16) с подписью Ленина был выдан управляющему делами СНК В.Д. Бонч-Бруевичу "на право свободного прохода по особому ходу во II этаж и подъема на лифте"1.

Ленин на параде выпускников Московских пулеметных курсов в Кремле. 1920 г. Фото: РИА Новости

Три двери для Ильича

Постами были обеспечены не только ворота в Кремль (тогда работали только Троицкие, спустя несколько месяцев были открыты Спасские), но и стены, выставлена охрана и внутри: у входа в Совнарком, у кабинета и у квартиры Ильича. По воспоминаниям Малькова, "в просторном, но отнюдь не громадном кабинете Ленина было три двери. Одна, направо от письменного стола, выходила в коридор, связывавший кабинет и приемную председателя СНК с его квартирой. У этой двери стоял часовой. Никто, кроме самого Ильича, пользовавшегося обычно именно этой дверью, никогда через нее не ходил. Часовой возле этой двери имел строжайшую инструкцию: кроме Ленина, не пропускать ни одного человека, кто бы это ни был. Второй пост был установлен в конце коридора, возле квартиры Ильича. На эти посты я всегда ставил самых надежных людей, следил за этими постами особо тщательно, проверял их постоянно. Вторая дверь, расположенная прямо напротив стола, вела в приемную, где работали Лидия Александровна Фотиева и другие секретари Совнаркома. Входили в приемную через дверь, находившуюся в том же коридоре, что и первая дверь, в кабинет Ильича. Возле этой двери поста не было. Все посетители, будь то народный комиссар или рядовой рабочий, член Центрального Комитета партии или крестьянский ходок из-под Тулы, командарм или ученый, - попадали к Ильичу только через эту дверь, через приемную, только по вызову и в строго определенное время. Это было правилом, установленным почти для всех. Не распространялось это правило только на Якова Михайловича Свердлова и Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Пропуск в Кремль, выданный В.И. Ленину.

Яков Михайлович и Феликс Эдмундович обычно пользовались третьей, маленькой, дверью, находившейся позади письменного стола, за спиной у Ильича. Дверь эта вела в небольшую комнату, смежную с кабинетом Ленина, именовавшуюся аппаратной [...]. В аппаратной круглые сутки находились дежурные, и всякий, кто попытался бы проникнуть к Ильичу через аппаратную, никак не мог миновать дежурных, превосходно знавших свои обязанности"2.

Пост у квартиры Ленина, по воспоминаниям Э.Э. Смилги, был обставлен самой роскошной мебелью. "Там стоял столик и обитый красным бархатом мягкий стул с высокой спинкой, на котором в то время разрешалось сидеть и даже читать"3.

Ленин с соратниками на Красной площади. Фото: РИА Новости

Спецкараул и новые бланки

Мальков занимался военной охраной территории Кремля и стал методично организовывать пропускной режим. Заказ пропусков для прохода в Кремль и в рабочие помещения высших государственных органов производили только СНК и ВЦИК, при этом круг сотрудников, имеющих право заказывать разовые пропуска, был резко ограничен, в Управлении делами СНК это мог делать только возглавлявший его Бонч-Бруевич. Изготовлением пропусков занималось книгоиздательство товарищества И.Д. Сытина, позднее к этому привлекалась типография "Известий"4.

После подавления левоэсеровского мятежа в июле 1918 г. в Кремле в дополнение к имеющимся караулам комендатуры выставили специальный караул ВЧК. Задача сотрудников Оперативного отделения при Президиуме ВЧК состояла в охране квартиры Ленина в корпусе № 1 (а с января 1920 г. и квартиры Л.Д. Троцкого (№ 5) в Кавалерском корпусе)5. Впервые в Кремле была создана очень необычная ситуация. Два вооруженных караула: один от ВЧК, подчиненный Дзержинскому, другой - от латышских стрелков, позднее от военной школы ВЦИК, подчинявшийся коменданту Кремля, обеспечивали безопасность в одних и тех же местах, а подчинялись разным начальникам.

Смотр техники во дворе 2-го дома Реввоенсовета. 1922 г.

Ленин на самоизоляции

13 апреля 1919 г. вопрос "О наведении порядка по охране Кремля" был вынесен на пленум ЦК РКП(б). В докладе Дзержинского отмечалось, что при расследовании краж, совершенных за последнее время в Кремле, выяснилось, что в нем живет более 1000 старых служащих, имеющих большие семьи, а в Дворцовом управлении служит до четырехсот человек. Как первые, так и вторые не представляют никакой гарантии безопасности. В Арсенале же наблюдается колоссальная небрежность к оружию. ЦК совместно с президиумом ВЦИК решили постановлением от 7 мая 1919 г. создать "тройку" для обследования Московского Кремля и соединения всей власти в ее руках для наведения порядка. Предлагалось "пересмотреть списки всех живущих в Кремле и принять срочные меры к выселению из Кремля нежелательного элемента". В эти дни Ленина обязали временно не выходить из квартиры, не сообщив об этом в комендатуру. За пределы Кремля были перенесены приемные СНК и ЦИК, а также Наркомат юстиции6.

В августе 1919 г. ВЦИК назначил ревизию охраны Московского Кремля. В комиссию вошли три представителя Высшей военной инспекции РККА во главе с будущим наркомом внутренних дел Генрихом Ягодой, от Московского военного округа (МВО) - комендант города Москвы Ганшин, от ЦК РКП(б) - ответственный организатор отрядов особого назначения при Московском горкоме партии Н.С. Туляков. Ревизия установила, что в Кремле охрана осуществляется тремя воинскими караулами. Главный караул по внутренней охране объекта (входы в Кремль и посты на территории и в отдельных зданиях) наряжался от 1-х Советских Московских пулеметных курсов комсостава РККА. Во внешний караул (стены и башни Московского Кремля) и в Арсенал Кремля заступали военнослужащие от караульных полков МВО. Внешний караул подчинялся коменданту Москвы, караул в Арсенале - комиссару Московского артиллерийского склада (Арсенала).

Коменданту Кремля подчинялся только караул курсантов. Когда 19 августа 1919 г. комиссия провела ночную проверку охраны Кремля, то П.Д. Мальков смог поднять по тревоге только подчиненный ему караул, а также для усиления личный состав пулеметных курсов. По итогам проверки комиссия подготовила доклад, в котором отмечалось, что совершенно отсутствуют инструкции часовым караула по кремлевским стенам, а в других караулах вообще нет для часовых правильных инструкций, которыми они могли бы точно руководствоваться.

Секретарь ВЦИК А.С. Енукидзе.

В качестве примера приводилась выписка из обязанностей поста № 8-а (охрана у входа в квартиру Ленина). В инструкции значилось, что "часовой пропускает вышеупомянутых товарищей свободно, при предъявлении мандата, но никого, даже по их просьбе, в квартиру не пропускает". Эта часть инструкции вводила часового в заблуждение. Комиссия также высказала предложения, многие из которых были быстро реализованы, в том числе подчинение всех караулов на территории Кремля его коменданту и установка тревожной сигнализации. Президиум ВЦИК в сентябре 1919 г. отметил: "Комендант Кремля всецело зависит и подчиняется исключительно Президиуму ВЦИК; все войсковые части находятся в Кремле в полном подчинении ВЦИК"7.

Комендант Кремля Р.А. Петерсон, преемник П.Д. Малькова.

Строгие порядки

Уэллс появился в Кремле уже в условиях существенного ужесточения режима прохода и проживания. Отныне все живущие в Кремле обязаны были сообщать в комендатуру о лицах, остающихся у них ночевать. Все кремлевцы знали, что комендант наделен правом обхода всех квартир в любое время суток. В феврале 1920 г. президиум ВЦИК принял решение "О регистрации лиц, остающихся ночевать в Кремле и о предоставлении комендатуре (т. Малькову) права обхода квартир"8. Исключений не было, даже для членов самого ВЦИК.

Нравы стали еще более суровыми после того, как 8 апреля 1920 г. Малькова на посту коменданта Кремля по настоянию Л.Д. Троцкого сменил 22-летний Рудольф Августович Петерсон (1897-1937), прежде бывший начальником специального отряда охраны и комендантом поезда Троцкого.

Прошло чуть больше недели после встречи Ленина с британским фантастом, и 14 октября 1920 г. межведомственная комиссия обсуждала вопрос "Об усилении охраны Кремля и ответственных советских партийных товарищей, советских учреждений, в связи с растущими слухами возобновления партией эсеров террористической деятельности"9. 26 ноября в развитие решений этого заседания вместо оперативного отделения при Президиуме ВЧК было организовано Специальное отделение во главе с А.Я. Беленьким, в задачи которого входило обеспечение безопасности руководителей страны и организация охраны правительственных объектов10. "Специальная охрана" стала самым тесным образом сотрудничать с кремлевской комендатурой.

Но и после введения новых строгостей у кремлевской охраны оставались большие проблемы. Так, 11 ноября 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) рассмотрело заявление Троцкого о жалобах курсантов 1-й Советской объединенной военной школы РККА имени ВЦИК Советов на неисполнение их требований при несении службы на постах. Это касалось отказов отдельных больших начальников (Томский, Рудзутак, Енукидзе, Залуцкий, Лутовинов) предъявлять документы для проверки при проходе через посты охраны. В дело пришлось вмешаться Ленину и дополнительно обсуждать на заседаниях Политбюро ЦК РКП 15 и 17 ноября. В итоге Президиум ВЦИК за подписью злостного нарушителя пропускного режима Енукидзе издал приказ коменданту Кремля, предписывавший арестовывать не выполняющих законные требования часовых "независимо от занимаемой ими должности"11.

Комендант Кремля Р.А. Петерсон, преемник П.Д. Малькова.

Далекой от идеала была охрана и самого Ильича. В октябре 1922 г. Енукидзе как секретарь ВЦИК потребовал от коменданта Кремля принять следующие меры для квартиры Ленина:

"1. Охранять ходы на чердак.

2. На чердаки никого не пускать без охраны.

3. Осмотры и уход за вентиляционными моторами производить с разрешения Коменданта.

4. Не допускать мелких поделочных работ, а производить все работы зараз и под охрану"12.

На откосах не лежать!

В последние месяцы жизни Ленина строгостей в кремлевской охране только прибавилось. С 19 июня 1923 г. был открыт круглосуточный въезд транспортных средств в Московский Кремль через Боровицкие ворота. Проход пешеходов через Боровицкие ворота был запрещен13.

Отдельные эксцессы случались все реже, но вовсе обойтись без них не удавалось. 30 января 1923 г. имел место случай, по поводу которого Петерсон направил строгое определение заведующему отвечавшим за перевозку Ленина Особым гаражом Совнаркома П.А. Яковлеву: "...через Спасские ворота въезжал автомобиль Вашего гаража и несмотря на знаки часового об остановке - не остановился, почему часовой вынужден был произвести выстрел и только после этого автомобиль вернулся к воротам (к посту часового). Во избежание подобных случаев прошу сделать категорическое распоряжение шофферам (так в тексте. - Авт.) через пост проезжать самым медленным ходом и по первому требованию часового останавливать машину, иначе и если часовой не знает в лицо сидящих в автомобиле, автомобиль идет очень быстро, то может получиться крайне нежелательное явление (часовой при не исполнении его требований имеет право стрелять). Все это вместе взятое требует от шоффера особого внимания при проезде через посты"14.

Усложнили жизнь и кремлевским жителям, которых при всех выселениях оставалось немало. На январь 1926 г. в зданиях Кремля имелась 391 квартира (793 комнаты), общей площадью 4480 квадратных саженей, а число жителей составляло 1257 человек15. 31 марта 1923 г. Петерсон в приказе N 72 отмечал: "Жители Кремля выпускают детей гулять на Коммунистическую (бывшую Дворцовую) улицу. Предлагаю всем гражданам, проживающим в Кремле, выпускать детей гулять, а также и самим с ними гулять против дворца и в Тайницком парке, на Коммунистической улице ни в коем случае детей не выпускать и самим с ними по улице не гулять". 19 мая пришлось давать повторное категорическое указание: "Довожу до сведения проживающих в Кремле, что гулять по Коммунистической улице категорически запрещается. Зав. зданиями Кремля объявить этот приказ жителям Кремля"16.

10 мая 1923 г. в приказе № 104 Петерсона подчеркивалось: "Проживающим в Кремле, как гражданским, так и военным лицам, отнюдь не разрешается ходить по откосам Тайницкого парка и по другим местам, где произрастает трава. В отношении осведомления гражданского населения Кремля - зав. зданиями тов. Степанову принять соответствующие меры, а также вывесить соответствующие объявления в парке. Военным лицам приказ прочесть во всех ротах, эскадронах и батареях Кремлевской Военной школы.

Тайницкий сад Кремля.

За неисполнение сего приказа, дела о гражданских лицах будут передаваться на рассмотрение Народного суда, на военных буду накладывать дисциплинарные взыскания, в виде ареста. Дежурному по караулу, при обходах блюсти за исполнением сего приказа.

Уже наблюдаются случаи лежания на откосах Тайницкого парка, каковые кроме вреда для растений - повлекут за собой простудные заболевания. Дежурному по караулам установить строжайшее наблюдение за выполнением приказа. Всех замеченных немедленно задерживать, снимать опрос, и представлять мне при утреннем рапорте"17.

Но это были, как выражались в ту эпоху, отдельные недостатки. При всех шероховатостях кремлевская охрана со своими обязанностями справлялась исправно, в непростых условиях создав и усовершенствовав систему, позволявшую обеспечить безопасность Ленина и других "больших вождей".

ЮБИЛЕЙ

14 октября член редакционного совета "Родины" профессор Сергей Викторович Девятов отмечает 60-летний юбилей. Сердечно поздравляем нашего многолетнего автора и желаем новых творческих свершений и архивных находок!

1. РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 5584. Л. 1-1 об.

2. Мальков П.Д. Записки коменданта Кремля. М., 1987. С. 186-187.

3. Смилга Э.Э. Из Смольного - в Кремль // Пост 27. Сборник воспоминаний. М., 1970. С. 12.

4. ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 199. Л. 101, 123.

5. Центральный архив ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ). Ф. 17. Оп. 4. Д. 3. Л. 16, 29.

6. Архив президента РФ. Ф. 3. Оп. 52. Д. 243. Л. 1; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 1123. Д. 3. Л. 12. Д. 4. Л. 79.

7. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 34. Л. 2-2 об, 4-10.

8. ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 37. Д. 2. Л. 25.

9. ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 4. Л. 1.

10. Там же. Л. 3.

11. ЦА ФСБ РФ. Ф. 17. Оп. 5. Д. 229. Л. 4.

12. ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 774. Л. 5.

13. ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 140. Д. 197. Л. 41.

14. ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 7. Д. 178. Л. 8.

15. ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 140. Д. 482.

16. ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 7. Д. 178. Л. 84, 111, 125.

17. Там же. Л. 117.