1 октября 2020 г. 16:40
Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук, ведущая рубрики "Легенды Родины")

Чернозём

Почему западный агробизнес готов вывозить его эшелонами с бывших колхозных полей
Этой весной власти Украины приняли решение снять мораторий на торговлю землей. И начали продажу главного национального достояния - чернозема. Пока только своим гражданам, но аграрные компании США, Евросоюза, Ближнего Востока и Китая потирают руки - очень скоро и они получат доступ к лучшей на планете почве, которую веками хранили и обрабатывали наши предки.
"Жирный чернозем - хоть в кашу клади!"
"Жирный чернозем - хоть в кашу клади!"

Царь почв

Василий Васильевич Докучаев, родоначальник почвоведения и учитель В.И. Вернадского, считал чернозем главным национальным богатством, "стоящим неизмеримо выше богатств Урала, Кавказа, богатств Сибири". В 1900 году он говорил: "Нет тех цифр, какими можно было бы оценить силу и мощь царя почв, нашего русского чернозема, он был, есть и будет кормильцем России"1. И действительно, весь XX век черноземные земли, составлявшие всего около 12 процентов от площади страны, обеспечивали зерном не только необъятную царскую, а потом и советскую Россию, но и всю Европу. Да и сегодня порядком истощенный чернозем, занимающий всего 7% территории России, дает две трети сельскохозяйственной продукции страны.

Тысячи гектаров, протянувшиеся по Центрально-Черноземному району, Кубани, части Северного Кавказа и Сибири составляют больше половины общемирового объема черноземов. И вторая половина сильно отстает по качеству. Как объяснял Докучаев, "есть чернозем и в Венгрии, но там он не тот: это солонцеватый чернозем-"окост", а наш, русский чернозем "сладок". Есть он и в Североамериканских Соединенных Штатах, но там он или того же типа, что и в Венгрии, или же значительно беднее органическими и другими питательными веществами, чем в России"2.

Тучный, рыхлый, черный, как вороное крыло, он почти двухметровым слоем покрывал грунт. "Жирный чернозем - хоть в кашу клади", - писал князь П.А. Кропоткин, будущий анархист, а в 1862 году - девятнадцатилетний есаул, чиновник по особым поручениям при губернаторе Забайкальской области. В этой почве, чрезвычайно богатой питательными веществами (гумусом), благодаря зернистой структуре, словно губка, пропускающей через себя воду и воздух, без всякого удобрения превосходно родилась прихотливая и капризная пшеница, во ржи редкий колос содержал менее 60 зерен, а на целине росла трава "в аршин вышины, да густая такая, что муравью, кажись, не пролезть"3.

Содержание гумуса было огромным - до 12-15 процентов (сегодня таких почв не найти даже в заповедниках), отсюда и поражающий воображение европейцев глубокий черный цвет. Потрясала и его глубина. Оноре де Бальзак во время путешествия по Малороссии в 1847 году писал: "Тут я увидел настоящие степи... Передо мною простиралась пустыня, царство хлебов, куперовская прерия с ее безмолвием. Здешние почвы - украинский чернозем, слой черной и жирной земли толщиной до полусотни футов, а то и больше; такие поля никогда не удобряют..."4.

Урожай земли-кормилицы. Фото: ТАСС

Бумеранг крестьянской реформы

Несмотря на то, что чернозем, произошедший "от согнития животных и растущих тел со временем" описал еще Михайло Ломоносов, только в 80-е годы XIX века его уникальные свойства стали предметом пристального изучения геологов и даже спровоцировали появление самостоятельной науки - почвоведения. Увы, связано это было с началом истощения чернозема или, как говорят почвоведы, - деградации.

Веками аграрная страна кормилась от трудов праведных и добывала свой хлеб в поте лица. Крестьянский землепашец относился к матушке-земле с почтением, пахал сохой - неглубоко, давал полям отдых, никогда не сеял одну и ту же культуру два года подряд. И потому казалось, что плодородие чернозема - Божий дар и величина постоянная, но грянула крестьянская реформа, обернувшаяся для крепостного сомнительной волей и фактической потерей земли.

Цепь великая порвалась и "расскочилася" не только по барину и по мужику, но и, совершенно неожиданно для всех, - по чернозему, основе основ российского благосостояния. В одночасье был нарушен многовековой принцип землепользования. Лучшие черноземные земли в ходе реформы были "отрезаны" в пользу помещиков, и те старались взять от нее все, не заботясь о последствиях. Из года в год поля глубоко вспахивались плугом, засевались пшеницей, которая сильно истощала почвы, - торговля ею была наиболее прибыльной. А крестьяне от малоземелья вынуждены были распахивать каждый клочок земли.

"О целине и степях теперь нет и помину, - вскоре с тревогой писали агрономы. - Стремление к увеличению площади посевов повлекло за собой распашку обширных лесных площадей, повсеместно наблюдается исчезновение луговых пространств, пастбищ и выгонов. Распашка коснулась склонов и крутостей не только по балкам и логам, но даже по берегам рек"5. Черноземные губернии превратились в огромное вспаханное поле. По сведениям Центрального статистического комитета, в Воронежской губернии к середине 1880-х годов распахали от 68 до 90 процентов земли, в Курской - 79%, Орловской - 63%, Тамбовской - 66 %6. Исчезали леса, за ними - реки.

За какие-то 20-30 лет страна оказалась на пороге экологической катастрофы: реки обмелели, земля высохла, на города и села обрушились суховеи и пыльные бури - черноземный слой просто сдувало. Воронежский губернатор Е.А. Куровский с ужасом сообщал: "Производительные силы земли год от года видимо истощаются, так что по наблюдениям старожилов, за последние 20 - 25 лет, урожайность уменьшилась почти вдвое"7. Из-за засухи 1891 года жесточайший голод охватили самое сердце черноземной полосы, житницу страны.

Видя, что земля родит все хуже, местные власти забили тревогу.

Профессор Василий Васильевич Докучаев.

Миссия профессора Докучаева

Губернские земства буквально рвали друг у друга из рук петербургского профессора В.В. Докучаева, первого и единственного на тот момент почвоведа, знатока русского чернозема. Он исследовал земли в 12 губерниях. Брал образцы, анализировал ландшафты. Местное дворянство встречало незваного гостя подозрительно: "Что, приехали мужиков мутить? Как же, слыхали. Землю заберете в мешочки да с собой увезете, а потом начальство разберет, где земля лучше, да мужикам и отдаст!". А крестьяне, напротив, подозревали, что за хорошую землю им "и налогу придется платить больше"8.

Докучаев доказал, что безграмотное земледелие, которое после крестьянской реформы "уподобилось азартной биржевой игре" - единственная причина недородов. И разработал стратегию "лечения" черноземов: дать отдых, выкопать пруды, укрепить русла рек, но главное - высадить лесополосы вдоль полей, чтобы защитить землю от эрозии. А еще во время экспедиций по черноземным губерниям группа Докучаева собрала уникальную коллекцию черноземов, жемчужиной которой стал огромный монолит черной как смоль земли в сажень (2,16 метра) глубиной, взятый из Воронежской губернии. В 1889 году "черный бриллиант" - как назвали его европейцы - принес отечеству золотую медаль Всемирной парижской выставки и буквально потряс Европу. Более 32 миллионов человек увидели своими глазами, какие безмерные богатства хранит русская земля.

На Западе такой земли не знали, и многим эта мысль не давала покоя...

Золотая медаль Всемирной Парижской выставки 1889 года.

Земля-военнопленная

Спустя полвека на благодатную почву посягнули захватчики, решившие расширить свое "жизненное пространство". Практичные немцы планировали колонизировать черноземные территории европейской России, чтобы снабжать продовольствием весь рейх, а десятки миллионов советских людей выселить за Урал. Согласно плану "Ост", каждому немецкому крестьянину полагалось от 40 до 100 гектаров земли. Правда, в годы оккупации нацисты со "своей" житницей не церемонились: вывозили в фатерлянд не только весь урожай подчистую, но даже семенной фонд - и чернозем. Историки до сих пор спорят, имело ли воровство земли массовый характер - настораживает отсутствие данных в немецких источниках, что скрупулезным немцам не свойственно. Но десятки очевидцев свидетельствовали: легендарный русский чернозем выкапывали и направляли в Германию.

Так свидетель оккупации Старого Оскола писал в июле 1942-го: "Вчера полицаи всех подряд выгоняли на работу в поле. Под руководством какого-то штатского немца, длинного, в очках. Копали землю. Причем верхний слой с сорняками и травой срезали и оставляли, а метровый слой чернозема грузили на машины"9. О том же вспоминала жительница Одесской области Н.А. Дариенко: "Ведь дошло до того, что с наших полей срезали чернозем, грузили на платформы, и отправляли в Германию. Я своими глазами это видела! У нас же просто великолепный чернозем, вязкий, плодородный. И люди были просто в шоке, ведь никогда и нигде не было такой войны, чтобы землю увозили..."10.

Возможно, немецкие ученые пытались разгадать загадку плодородия русского чернозема, а аграрии - использовать его для удобрения.

Тщетно.

Г. Васецкий. К мирному труду. 1960 год.

Уроки целины

Когда новая засуха спровоцировала страшный голод 1946-1947 годов, вспомнили Докучаева.

За основу "Сталинского плана преобразования природы" в 1948 году был взят докучаевский. В южных районах страны для защиты от пыльных бурь и иссушения высадили больше пяти тысячи километров защитных лесополос,которые спасли страну от засухи и недородов в 1954-м. Но, к сожалению, за "экологической" пятилеткой последовало новое наступление на землю - беспрецедентная целинная кампания.

Через десять лет вся пригодная для распашки земля была освоена. Взялись за малопригодную. Итог: эрозия и пыльные бури, засуха и оскудение царя почв - русского чернозема...

Сумеем ли мы сохранить его в XXI веке?

Памятник чернозему в поселке Панино Воронежской области.
ШТРИХ

Символична судьба русского "черного бриллианта". После закрытия Парижской Всемирной выставки монолит был передан университету Сорбонны, где в 1968 году пал жертвой студенческих беспорядков. Сегодня наиболее значительный обломок (60х40х25 см) хранится на чердаке французского Национального института агрономических исследований.

1. Докучаев В.В. Избранные сочинения. Т. III. М.,1949.С.358

2. Там же.

3. Кропоткин П.А. На пути в Восточную Сибирь. Томск, 25 августа 1862 г. // Современная летопись. 1862. N 38

4. Бальзак О. Де. Письмо о Киеве в пер. В. Мильчиной// Пинакотека . 2002. N 13/14. Приложение.

5. Бржеский Н. Очерки аграрного быта крестьян. Земледельческий центр России и его оскудение. СПб., 1908. С. 17.

6. Вернер И.А. Курская губерния. Итоги статистического исследования. Курск, 1887. С. 109.

7. Всеподданнейший отчет Воронежского губернатора за 1890 г. С. 6.

8. Крупеников И.А. В.В. Докучаев. М, 1949. С. 59.

9. Дневник русского мальчика // Новая Юность. 2009. N 1(88).

10. Интервью с Н.А. Надточий (Дариенко) https://iremember.ru/memoirs/grazhdanskie/nadtochiy-darienko-nina-alekseevna/